Страница 2 из 5 ПерваяПервая 1234 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 11 по 20 из 46

Тема: Фантастика и фэнтэзи 2

  1. #11
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Стояние под Москвой.

    На расвете танки русских подошли к Москве. В головной машине открылся башенный люк. Высунулась рука с мегафоном. За ней - голова лейтенанта Петрова.
    - Сдавайтесь, чурки! - заорал Петров в мегафон. - Сдавайтесь, а то хуже будет!
    Из-за баррикады, перекрывающей въезд под МКАД, выглянул бригадный генерал Хухуев.
    - Я твоя мама имел, морда жидовская! - крикнул он. - Моджахеды не сдаются!
    Показал лейтенанту Петрову "фак" и на всякий случай тут же спрятался.
    К танку подошел тяжелым командирским шагом подполковник Рукосуев.
    - Лейтенант! - рявкнул он. - Что за самодеятельность?! Мегафон сюда. А сам убрал хлебало нерусское в люк, быстро. А то противник хер знает, что о нас подумает. Петров отдал мегафон и сказал обиженно:
    - Сами понабрали в армию хер знает, кого, а теперь ругаетесь.
    После чего, как и было приказано, убрал нерусское хлебало в люк. Подполковник Рукосуев поднял мегафон и крикнул:
    - Сдавайтесь, чурки! А то хуже будет!
    - Я твоя мама имел, русская свинья! - отозвался бригадный генерал Хухуев.
    Из люка снова высунулся Петров.
    - Охренеть конструктивная беседа, - заметил он.
    - Ну и вали в свой Израиль, если такой умный, - надулся подполковник. - Как я должен с чурками говорить, по-твоему?
    - Сейчас нам объяснят, - сказал Петров. - Вон пиндос нарисовался.
    К переговорщикам короткими перебежками, то выскакивая из-за танков, то скрываясь за ними, двигался военный советник капитан Моргенштерн.
    - Дурак дураком, а чурок боится, - прокомментировал Рукосуев. - Умный, значит. Или все-таки не умный?
    - Вы бы сами ушли за броню, - посоветовал Петров.
    - Я стою на своей земле, - веско сказал подполковник.
    Подбежал Моргенштерн, присел за кормой танка.
    - Ну? - спросил он на ломаном русском.
    - Чего? - не понял Рукосуев.

    - What the hell is going on? - спросил Моргенштерн.
    - Слушай, говори по-нашему, пиндос несчастный, а? - взъярился подполковник. - Чему тебя в твоем сраном Вест-Пойнте учили?
    - Я буду жаловаться, - четко выговорил Моргенштерн.
    - Ага! - обрадовался Рукосуев. - Слышу голос не мальчика, но мужа.
    Моргенштерн достал из кармана переводчик и принялся нажимать кнопки.
    - Покиньте открытое пространство! - железным голосом потребовала электронная машинка.
    - Понял, - Рукосуев кивнул и поднял мегафон.
    - Покиньте открытое пространство! - крикнул он в сторону баррикады.
    - Сам ты покиньте открытое пространство! Я твоя мама имел! - раздалось в ответ.
    Петров грустно поглядел на Рукосуева и сказал:
    - Вы бедного пиндоса доведете рано или поздно. Он свихнется, и у нас будут неприятности.
    - А не хрена тут! - гордо ответил Рукосуев.
    Моргенштерн продолжал давить на кнопки.
    - Сообщите противнику, что вы действуете согласно мандату НАТО! - сказал переводчик.
    - Манда ты! - крикнул Рукосуев в мегафон.
    - Сам мудак!
    - За мудака ответишь, козёл!
    - А ты за козла ответишь!
    - Детский сад, - резюмировал Петров и закурил.
    Моргенштерн высунул из-за танка руку и дернул подполковника за штанину.
    - Ты кто?! Фамилия! - удивился подполковник. - А, это ты...
    - Сообщите противнику, что согласно Вашингтонскому договору 2013 года занимаемая им территория должна быть возвращена под юрисдикцию Республики Москва!
    Рукосуев почесал в затылке.
    - Вам перевести, товарищ подполковник? - спросил Петров.
    Рукосуев показал ему кулак. Снова поднял мегафон.
    - Значит так, чурки! - крикнул он. - С вами говорит командующий танковых войск Республики Москва подполковник Рукосуев! Тут советник от пиндосов уверяет, что вы обязаны убраться с моей земли добровольно. А вы об этом знаете?!
    - Скажи пиндосу, что я его мама имел! - попросили из-за баррикады.
    - Лейтенант! Переведи!
    - Answer negative, - перевел лейтенант.
    - Сдается мне, ты не все перевел, - заметил Рукосуев.
    - Answer negative and fuck you, - поправился лейтенант.
    - Так-то лучше, - согласился подполковник.
    Моргенштерн, сидя на корточках, недоуменно хлопал глазами и качал головой. Потом склонился над переводчиком.
    - Сообщите противнику, что согласно Вашингтонскому договору 2013 года в случае отказа освободить незаконно удерживаемую территорию войска НАТО оставляют за собой право на агрессию.
    - Наконец-то, - Рукосуев удовлетворенно крякнул и проорал:
    - Ну теперь вешайтесь, чурки!
    - Хорош врать! Чего пиндос говорит? - раздалось из-за баррикады.
    - Вот это самое и говорит!
    - Не может быть!
    - Очень даже может! Всем чуркам вешаться согласно Вашингтонского договора 2013 года!
    - Пиндосские свиньи! - взвизгнул бригадный генерал Хухуев.
    - Моджахеды не сдаются! - подсказал ему Рукосуев.
    - Сам мудак!
    - Повторяется, - Рукосуев улыбнулся. - Занервничал, чучмек.
    Петров скрылся в люке, потом выбрался обратно с пластиковым стаканчиком. Перегнулся вниз, протянул стаканчик подполковнику.
    - Кофе.
    - А мне? - железным голосом спросил переводчик.
    Рукосуев от неожиданности подпрыгнул.
    - Тьфу, черт, - сказал он, принимая стаканчик. - Сделай пиндосу тоже. Только послабее.
    Моргенштерн отстегнул от пояса рацию и принялся что-то в нее бормотать.
    - Жалуется, падла, что ему первому кофе не дают, - объяснил Рукосуев лейтенанту.
    - Может, ему еще туалетной бумаги отмотать? - бросил Петров презрительно.
    - Даже не вздумай.
    - И в мыслях не было, товарищ подполковник.
    Рукосуев допил кофе, вернул стаканчик лейтенанту, дождался, когда снова нальют и передал мутную жидкость Моргенштерну.
    - Ну, что делать-то будем? - спросил он советника. - А? Чего молчишь, пиндосина? Давай, жри наш русский кофеек. Авось подавишься и сдохнешь.
    Моргенштерн подавился, облил себя кофе и принялся мучительно кашлять. Подполковник зашел за танк и от души треснул советника по спине.
    - Не сдох, - констатировал он, возвращаясь на открытое место.
    Из-за баррикады показалась бритая голова.
    - Русские! Скажите пиндосу - договор неправильный!
    - Какая разница?! Нам по хрену ваши договоры с пиндосами! Вешайтесь, чурки!
    - Вы же войска НАТО!
    - А нам по хрену!
    - Вы же русские...
    - И поэтому нам по хрену!!!
    Голова исчезла. Петров снова курил, разглядывая баррикаду.
    - А то стрельнуть разок? - спросил он. - Для острастки.
    - Тогда пиндос точно сдохнет. В Вашингтонском договоре про стрельбу ни слова. Там написано, что все уходят по доброй воле, как только приезжают войска НАТО.
    Моргенштерн за танком чихал и плевался. Петров курил. Рукосуев ждал.
    - Эй, русские! - позвали из-за баррикады. - Слушай, ехали бы вы домой, а?
    Петров выматерился и полез в башню.
    - Лейтенант! - прикрикнул Рукосуев.
    Петров высунулся обратно.
    - Ты мне брось эти еврейские штучки, - посоветовал Рукосуев миролюбиво.
    - Вы бы потом сказали, что я случайно зацепил спуск.
    - Ага, сапогом... Отставить, лейтенант. Спокойнее.
    Моргенштерн снова бубнил в рацию.
    - Теперь жалуется, что я его ударил, - предположил Рукосуев. - Чмо.
    Из хвоста колонны прибежал вестовой.
    - Товарищ подполковник, идите завтракать.
    - Принеси сюда. Мне и лейтенанту.
    - Есть.
    Моргенштерн закончил общение с рацией и снова взялся за переводчик.
    - Сообщили ли вы противнику, что войска НАТО оставляют за собой право...
    - Уже два раза, - перебил Рукосуев.
    - Twice, - перевел лейтенант.
    Моргенштерн впал в задумчивость.
    Появилось несколько бойцов в поварских халатах и шапочках. Через пару минут посреди дороги красовался накрытый белоснежной скатертью стол, уставленный посудой. Принесли два стула. Петров слез с брони.
    - Что у нас сегодня? - спросил Рукосуев, усаживаясь. - Опять яичница? Ладно, ладно. Лейтенант, присоединяйся.
    - Русские! - крикнули из-за баррикады. - Водки хотите?
    - Точно нервничает, чурка, - подполковник усмехнулся. - Ишь, заигрывает.
    Некоторое время ничего не происходило. Русские завтракали, Моргенштерн тупо глядел на свой переводчик.
    - Русские! А русские!
    - Чего тебе? - невнятно спросил Рукосуев, жуя.
    - Вы сколько еще тут будете?
    - А у тебя что, намаз? Иди, мажься! Мы тут надолго. Навсегда.
    - Вот же свиньи... - раздалось из-за баррикады.
    Подполковник запил яичницу огромной кружкой кофе, откинулся на спинку стула и задумчиво оглядел свой живот.
    - Кончится война, - сказал он, - займусь спортом. Бегать буду. Каждое утро. Ну, не каждое, но по выходным точно. По воскресеньям.
    Моргенштерн вышел из прострации и снова взялся за радиопереговоры.
    - А я в деревню уеду, - сообщил Петров, доставая сигареты.
    - Уволишься, что ли? Брось. Между нами, тебе следующая звездочка вот-вот капнет.
    - Спасибо, конечно, но... Надоело пиндосам служить. Заведу лучше пасеку, медовуху буду гнать. Вы в гости приедете.
    - Ты не пиндосам, а Родине служишь! - заявил подполковник твердо. - Как говаривал Иосиф Виссарионович, Гитлеры приходят и уходят, а русские остаются.
    - М-да... - сказал Петров и больше ничего не сказал.
    Стояло ясное утро. Солнце все выше поднималось над Москвой. Петров курил, пуская дым в небо. Подполковник неодобрительно щурился на торчащую из-за МКАД бетонную иглу Останкинского минарета.
    Моргенштерн издал неясный звук, вероятно, пытаясь привлечь к себе внимание.
    - Что тебе? - спросил Рукосуев. - Жрать охота? Увы, совсем ничего не осталось.
    - В связи со сложившейся кризисной ситуацией командование дает приказ отступить для проведения консультаций и перегруппировки сил! - объявил переводчик.
    - Ну и отступай, - добродушно согласился Рукосуев.
    Советник прицепил на пояс рацию, убрал переводчик в карман и короткими перебежками ускакал в хвост колонны, к своему "Хаммеру".
    - Пиндос, - совершенно без выражения сказал подполковник.
    Подумал и добавил:
    - Вот ведь послал нам Бог дурака. Уж и кормить его перестали, вторую неделю сухпаем давится, а все никак не поумнеет.
    Подошли бойцы, начали собирать со стола.
    - Слушай приказ, - сообщил подполковник, ни на кого не глядя. - С этой минуты пиндосу кофе ни грамма. Довести всему личному составу.
    - Есть.
    Бойцы забрали посуду, подхватили стол и удалились.
    - Эй! - крикнул подполковник вдогонку. - А узнаю, что кто-то дал пиндосу туалетной бумаги - разжалую и посажу!
    Петров встал, потянулся, забрался на танк и сказал в люк:
    - Завтракать идите.
    Из машины полезли заспанные танкисты.
    Петров оглянулся на Москву, посмотрел на подполковника.
    - Ну так что? - спросил он. - Встаем тут лагерем?
    Рукосуев закинул ногу на ногу, почесал серую щетину на подбородке и произнес:
    - ...И назовут это позже "Стояние на реке Москве". Ты готов войти в историю, лейтенант?
    - Вляпаться в историю не готов, - быстро ответил лейтенант. - А войти - всегда пожалуйста.
    Подполковник встал и принялся расхаживать туда-сюда поперек шоссе.
    - Русские! - позвали из-за баррикады. - Ну чего вы тут застряли? Почему не отступаете?
    Рукосуев покосился на лейтенанта.
    - Пиндос настучал, - сказал тот. - Зуб даю.
    Подполковник заложил руки за спину и хмуро уставился на баррикаду.
    - Водки дадим ящик! - крикнули оттуда. - На посошок!
    Подполковник протянул руку и щелкнул пальцами. Лейтенант быстро подал ему мегафон.
    - Ну два ящика! - надрывались за баррикадой. - Больше нету, мамой клянусь!
    Рукосуев задумчиво покачивал мегафоном.
    - Два с половиной ящика! Больше точно нету! Только уезжайте уже, Христа ради!
    Петров на башне обидно захохотал.
    - Чего-то не нравится мне "Стояние на реке Москве", - сказал подполковник. - С точки зрения стратегии это очень почетно, конечно. Глядишь, еще в учебники попадем... Но вот не то. Скучно звучит.
    - "Московская битва"? - предположил Петров.
    Рукосуев поднял мегафон, направил раструб к баррикаде и рявкнул:
    - Эй, чурка! Фамилия!!!
    - Два с половиной ящика!.. Бригадный генерал Хухуев!
    Рукосуев опустил мегафон.
    - Спасибо, чурка, - сказал он негромко. Вернул мегафон Петрову и в ответ на его вопросительный взгляд объяснил:
    - Не бывает таких исторических сражений, чтобы полководец не знал имени своего врага.
    Петров согласно кивнул и сунул мегафон куда-то в башню.
    Подбежал вестовой.
    - Товарищ подполковник! Там пиндос волнуется. Спрашивает, когда поедем.
    - Не поедем, - отрезал Рукосуев. - Иди скажи начальнику штаба, что после завтрака я назначил войну с чурками. Да, особо отметь - пиндосу об этом знать не обязательно.
    - Есть! - вестовой просиял лицом и убежал с такой скоростью, что над асфальтом поднялась пыль.
    - Гляди, лейтенант, - сказал Рукосуев, - как солдат войне радуется. А ты увольняться хочешь.
    Петров снова закурил, смял в кулаке пустую сигаретную пачку и швырнул ее на обочину.
    - Может, я передумал.
    Из-за баррикады кто-то махал белой тряпкой.
    - Московская битва... - мечтательно протянул лейтенант.
    - Водки! Два с половиной ящика! - орали за баррикадой. - И бабу! Хотите бабу, русские?! Баба хорошая, не пожалеете!
    Рукосуев недобро рассмеялся.
    - Нет, лейтенант, не битва.
    Петров ждал продолжения. И подполковник сказал:
    - Московское Побоище.
    Солнце поднималось все выше в безоблачное небо над древним русским городом.

    (С)Олег Дивов
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  2. #12
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Танцы с бубном.

    Привет,- сказал демиург Шамбамбукли демиургу Мазукте, который ожесточенно ковырялся отверткой в мироздании.- Чем занимаешься?
    -Сам не видишь?- ответил Мазукта.- Работаю.
    -А-а, понимаю,- Шамбамбукли подошел поближе и с интересом стал наблюдать за работой.- А что ты тут творишь?
    -Я ничего не творю,- огрызнулся Мазукта.- Я вообще уже давно ничего не творил, у меня творческий кризис.
    -Как такое может быть?- удивился Шамбамбукли.- У творца не бывает кризиса!
    -Вот именно у творцов и бывает творческий кризис. По определению. На то они и творцы.
    -А что же ты, в таком случае, делаешь?
    -Исправляю ошибки.
    -Ошибки?!
    -Ну да. Баги, лаги, называй как хочешь.
    Шамбамбукли удивленно потряс головой.
    -А я не знал, что у тебя бывают ошибки.
    -Я тоже не знал,- проворчал Мазукта.
    Он ковырнул отверткой последний раз, отложил её в сторонку и приладил крышку мироздания на место.
    -Ну вот, вроде готово,- произнес он немного неуверенно.- Думаю, что исправил всё, что было.
    -А что было?- поинтересовался Шамбамбукли.
    -Ерунда всякая,- вздохнул Мазукта.- Понимаешь, есть у людей такое неприятное свойство: они вечно ищут, как бы обойти законы природы или, на худой конец, использовать их не по назначению. Да и не только законы! Решительно всё, только дай людям волю, они непременно придумают для чего угодно новое применение! Вот, например...- он задумался, вспоминая,- дал я людям такой полезный злак, как ячмень. И даже лично научил варить из него барбат. И что же? Почти сразу нашелся какой-то экспериментатор, напутал что-то в рецепте, и вышло у него вместо чудесного барбата гнусное пойло, только цвет и похож. И вот прошло всего каких-то двести лет, никто уже и названия такого - "барбат"- не помнит, зато пиво продолжают производить, пить, и оно даже распространилось по другим мирам!
    -Зря ты так. Пиво - штука хорошая...
    -Лучше, чем мой барбат?!
    -Ну-у...-замялся Шамбамбукли.
    -Или вот,- продолжил Мазукта.- Скажи-ка мне, отчего бывает дождь?
    -Ну, это просто!- фыркнул Шамбамбукли.- Когда насыщенные массы воздуха поднимаются в верхние холодные слои атмосферы, в них конденсируются...
    -Достаточно!- прервал Мазукта.- Вижу, что знаешь. Теплые воздушные течения, холодные потоки, циклоны, антициклоны, перепады давления - ну, механика стандартная, проверена временем. Всё работает, не без перебоев, конечно, но это уже мелочи. Идеальных систем не бывает. Работает и производит дождь. Так?
    -Так...
    -Ну и кто бы мог подумать, что танцы с бубном вокруг костра приводят к такому же результату?!
    -А они приводят?- удивился Шамбамбукли.
    -Уже нет. Я это только что исправил. Хочешь поглядеть?
    -Хочу.
    Мазукта пододвинул к Шамбамбукли мироздание и показал пальцем: "смотри сюда".

    На утоптанной площадке уже второй час танцевал шаман, под неодобрительными взглядами соплеменников. Дождь и не думал начинаться.
    -Ха,- довольно фыркнул Мазукта,- что, съел? Ничего не получится, и не старайся, эту дырку я уже заделал.
    Шаман, конечно, не мог слышать голоса демиурга, но начал подозревать недоброе. Он остановился, отложил бубен и уставился на безоблачное небо. Соплеменники хмурились и нетерпеливо переступали с ноги на ногу.
    -Сейчас они его убьют,- сообщил Мазукта.- Как не справляющегося с обязанностями.
    Тем временем несколько вооруженных мужчин подошли к шаману, столпились вокруг и стали что-то оживленно обсуждать, темпераментно размахивая руками. Кто-то подозвал стоявших поодаль женщин и отдал краткие распоряжения, после чего женщины быстро умчались в поселок.
    Шаман сел на корточки и начал что-то чертить на песке, воины разбрелись по площадке, меряя её шагами и поминутно перекликаясь. Вождь достал откуда-то восковую табличку и теперь записывал данные.
    Скоро вернулись женщины с полными корзинами затребованных вещей: барабанами, погремушками, примитивным барометром, складным метром и прочей полезной дребеденью. Шаман на пробу взял наполненную горохом тыкву и потряс её. Вождь сверился с барометром и отрицательно покачал головой. Шаман отложил тыкву и взял тростниковую дудочку, потом пищалку, потом губную гармошку, и так далее, пока наконец вождь не ухмыльнулся торжествующе и не показал большой палец.
    Лишние инструменты убрали, в костер подбросили новых дров, шаман перехватил барабан поудобнее и начал свой танец, отбивая ритм одной рукой, всё быстрее и быстрее.
    -Барабан?- моргнул Мазукта.- Ну да, конечно... А что, это может сработать... И как же я сразу... Вот же чертовы хакеры!
    А над головой шамана уже начали потихоньку собираться грозовые тучи...

    © bormor
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  3. #13
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Рыцари.
    Тяжелая дубовая дверь дрогнула от удара, сорвалась с петель и рухнула на пол, подняв облако пыли. В проёме показались две фигуры. Двое мужчин вошли в зал и огляделись.
    Тот, что справа, был облачен в полный доспех с серебряной насечкой, а с его плеч свисал разукрашенный священными символами плащ - когда-то белый, теперь же сильно испачканый.
    Тот, что слева, довольствовался легкой, плотно облегающей одеждой из темной ткани, а лицо скрывал под черной повязкой, сквозь которую поблескивали лишь раскосые прищуренные глаза.
    -Вот мы и пришли,- выдохнул рыцарь в белом.
    -Кажется, да,- кивнул воин в черном.- Это, безусловно, то самое Третье Око.
    Впереди, всего в нескольких шагах, на невысоком постаменте лежало вожделенное сокровище - легендарный артефакт невообразимой силы. Невозможно было даже сказать, каков он с виду. Артефакт казался одновременно сияющим и мрачным, гладким и шероховатым, причудливо изогнутым и идеально ровным, круглым и угловатым, красным и зеленым, пышущим жаром и покрытым изморозью. Великое и непостижимое Третье Око, наследие древней исчезнувшей расы рукокрылых, причина многих войн и одновременно средство навсегда прекратить всякие войны.
    -Наконец-то!- белый рыцарь на негнущихся ногах шагнул вперед и залюбовался сокровищем.- Сколько всего нам пришлось выстрадать - и вот оно! Только руку протянуть...
    -А ты не боишься поворачиваться ко мне спиной?- раздался сзади насмешливый голос воина в черном.
    Рыцарь замер.
    -Нет,- сказал он не оборачиваясь.- Я не испытываю опасений, оставляя тебя за спиной. Напротив, твоё присутствие придаёт мне уверенность и чувство защищенности. Сколько раз ты прикрывал эту самую спину?
    -Много,- хмыкнул темный воин.- Но тогда ты не стоял между мной и артефактом.
    -Кстати, об артефакте,- спокойно произнес светлый рыцарь.- А ты сам не боишься пропускать меня вперёд, когда цель на расстоянии вытянутой руки?
    -Вот уж нет! Я тебя как облупленного знаю, ты слишком благороден, чтобы просто схватить добычу и оставить меня в дураках. Это было бы неспортивно.
    -Ты прав.
    Рыцарь медленно повернулся к темному воину.
    -Мы действительно хорошо изучили друг друга за время нашего сотрудничества. Ты, безусловно, знаешь все мои сильные и слабые стороны - точно так же, как я знаю твои.
    -Этого требовали обстоятельства,- пожал плечами темный воин.- Чтобы хорошо сражаться в команде, необходимо располагать информацией о партнерах, тогда не придется разочаровываться в самый ответственный момент.
    -Нам обоим нужно было Третье Око,- произнес светлый рыцарь.- И мы оба признавали, что вдвоём легче будет пробиться там, где в одиночку вовсе невозможно пройти.
    -Это был разумный ход,- темный воин неспешно отцепил от пояса кинжалы.- На время объединиться, чтобы удвоить наши силы и способности. А разобраться всегда можно и потом, когда потребность в верном спутнике наконец отпадет.
    -Это время пришло,- сказал светлый рыцарь и потянул из ножен рунный меч.- Судьба мира решится здесь и сейчас. Третье Око достанется победителю.
    -Кто сможет встать, тому и тапки,- торжественно провозгласил темный воин.
    -Тебе обязательно нужно было всё опошлить?- возмутился светлый рыцарь.
    -Конечно! Ты же меня знаешь!
    Противники стояли друг напротив друга, с оружием в руках.
    -Да,- выдавил из себя светлый рыцарь неожиданно севшим голосом.- Я тебя знаю. И я тебя убью.
    Меч в его руке не шелохнулся, впрочем, и темный воин не предпринял попытки напасть.
    -Я всегда знал, что однажды убью тебя,- продолжал светлый рыцарь.- Еще с первой нашей встречи. И потом, когда мы отбивались от своры кобольдов, и тебя ранили в плечо отравленной стрелой, а я высосал яд и перевязал рану, а потом выхаживал тебя двое суток, пока ты валялся без сознания - я всегда помнил, что однажды должен буду тебя убить.
    -Или я тебя,- уточнил темный воин.- А уж как мне хотелось иногда тебя придушить, ты не представляешь!
    -Отчего же не придушил?
    -Я служу не только Злу, но и Хаосу,- хмыкнул темный воин.- И как истиный хаотик, руководствуюсь лишь собственными капризами. Вот такая на меня напала блажь, оставить тебя в живых. Имеются возражения?
    -И конечно, ты меня терпел для пользы дела.
    -Не без того,- согласился темный воин.
    -А историю своего детства рассказывал тоже для пользы дела?- спросил светлый рыцарь.- И солью делился, и дежурил до рассвета, хотя была не твоя очередь, и учил меня играть на губной гармошке - тоже для пользы дела? Насколько я понимаю, это было совершенно излишне. Или опять твой каприз?
    -Именно так,- кивнул темный воин.- Мой каприз.
    Светлый рыцарь опустил меч.
    -Я не могу тебя убить,- вздохнул он.
    -Ты с ума сошел?- ровным голосом поинтересовался темный воин.- Я думал, для тебя нет ничего важнее Закона.
    -Я служу не только Закону, но и Добру,- ответил светлый рыцарь.- И что-то мне подсказывает, что убийство друга, даже во имя великой цели, ни к чему хорошему не приведет. Это было бы... нехорошо.
    -А ты понимаешь,- спросил темный воин,- что мне-то ничто не мешает хладнокровно зарезать тебя и получить главный приз?
    Светлый рыцарь кивнул.
    -Разумеется. Кроме твоих капризов.
    -Ну и дурак же ты,- фыркнул темный воин и быстро выбросил вперед руку с кинжалом. Острие легко вошло под забрало и замерло в миллиметре от глаза светлого рыцаря.
    -Точно, дурак,- подытожил темный воин, убирая кинжал.- Ну и что мы теперь будем делать?
    -Если ты первым коснешься Третьего Ока,- прохрнипел светлый рыцарь, - мир будет ввергнут в пучину Зла.
    -А если это будешь ты,- подхватил темный воин,- Добро восторжествует окончательно и бесповоротно.
    -Я не могу тебе позволить...
    -Как интересно! Я тоже.
    Светлый рыцарь вложил меч в ножны и потянул из-за спины тяжелую булаву.
    -Не возражаешь?- спросил он.
    -Нисколько,- хмыкнул темный воин.- Валяй. Я, может, и ловчее, но силушки у тебя побольше.
    Светлый рыцарь церемонно поклонился и со всего размаху обрушил булаву на бесценный артефакт.
    -Браво,- сказал темный воин и негромко похлопал в ладоши.- Самый главный козырь не достался никому.
    -Да,- выдохнул светлый рыцарь.- Это было правильно. Козырь... не должен быть один. Это нарушает баланс сил.
    -А я и не знал, что ты сторонник Равновесия,- удивился темый воин.
    -Я - нет,- покачал головой светлый рыцарь,- но нарушать баланс... в любую сторону - по-моему, это Зло!
    -Кстати,- задумчиво протянул темный воин.- а почему у этого артефакта было такое странное имя? Третье Око... а где первые два? Что с ними стало?
    -Не знаю,- ответил светлый рыцарь.- Но догадываюсь.
    Темный воин снова насмешливо фыркнул.
    -А какие у нас планы на ближайшее будущее? Раз героическая смерть пока откладывается?
    -Для начала,- ответил светлый рыцарь,- неплохо бы выбраться из этих зловещих развалин.
    -А потом?
    -Потом? Лично я намерен искать Четвертое Око. Ты со мной?


    И небольшой ЗЫ -

    Как проходила эволюция? Какая-нибудь особенно дурная, но решительная креветка, пыхтя и отдуваясь, впервые вылезла из моря на необжитую сушу. И заявила: "Йа чилавег!"

    © bormor creomania.com
    Последний раз редактировалось serg.2; 22.04.2008 в 11:45.
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  4. #14
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Победа зла

    -Невероятно!- воскликнул Темный Властелин.- Просто не верится! Неужели это наконец случилось?
    -Да, мой лорд,- низко поклонился секретарь.- Вы победили.
    -Но такого не может быть! То есть... ведь до сих пор я всегда проигрывал?
    -Убедитесь сами,- секретарь повел рукой, указывая на пленников.
    Темный Властелин, склонив голову набок, еще раз осмотрел свою добычу.
    -Да. Определенно, все тут. Это действительно победа, сомнений нет. Поверить не могу!
    Пленники мрачно уставились на него поверх кляпов.
    -Надо бы придумать, что с ними теперь делать,- задумчиво произнес Темный Властелин.- Я столько раз мечтал об этом моменте, столько напридумывал, что теперь, право, теряюсь. Какую бы казнь для них выбрать?
    -Давайте их раздавим в уплотнителе для мусора,- предложил секретарь.
    -Нет. Я уже думал об этом. Они обязательно найдут, как его отключить.
    -Тогда, может, утопим? В мешке, как котят?
    -И об этом я фантазировал. Нет, к сожалению, они наверняка найдут способ выбраться из мешка.
    -Повесим?
    -Веревка оборвется, они убегут.
    -А если связать?
    -Всё-равно. Как-нибудь да развяжутся. Говорю же тебе, я продумал все варианты.
    -А почему бы вам, сир, не прирезать их прямо сейчас? Ножиком по горлу, и всех делов!
    -Ты с ума сошел?- рассердился Темный Властелин.- Я, гений зловещих замыслов и коварных планов, я, кровавый губитель, вредитель и мучитель, опущусь до того, чтобы попросту перерезать кому-то глотку? Даже не поиздевавшись как следует? Да за кого ты меня принимаешь?
    -Простите, сир!..
    -Этого, пожалуй, можно скормить пираньям,- указал Темный Властелин на Полуэльфа.- А того бородатого карлика, что рядом с ним, сжечь на костре... или лучше наоборот? Что пираньи больше любят: гномятину или полуэльфятину? А может, халфлингятину?
    -Сир, я восхищаюсь вами!- воскликнул секретарь.- Выговорить такое трудное слово!
    -А, пустяки,- отмахнулся Темный Властелин.- Ладно, тут есть над чем подумать. Время у меня есть, на досуге найду для каждого подходящую кару. Кого отдать пираньям, кого аллигаторам. А эту...
    Он подошел к Принцессе и окинул её задумчивым взглядом, от растрепанной прически до испуганно поджавшихся пальцев ног.
    -А с этой я разберусь лично,- решил он.- Потом. Может быть.
    -Потом? Не сейчас?- удивился секретарь.
    -Не забывай, что я пока еще глава правительства!- напомнил Темный Властелин.- Удовольствия удовольствиями, но надо же сперва думать о государственных делах!
    -О-о... простите.
    -Хм. Доставай бумагу. Пиши.
    Темный Властелин заложил руки за спину и принялся расхаживать по комнате из угла в угол.
    -Первое. Известить всё население страны о нашей блистательной победе. Этот день объявить национальным праздником. Записываешь?
    -Ага,- секретарь быстро зачеркал в блокноте.
    -Второе. Отменить военное положение. Сократить Легионы Смерти на 90%. Теперь, когда война окончена, нам такая армия ни к чему. Всех демобилизовать.
    -"ли...зо...вать",- повторил секретарь, скрипя пером по бумаге и высунув от усердия язык.
    -Что еще... Третье. Объявить амнистию для политзаключенных. Они проиграли подчистую, и больше не опасны. Четвертое. Снизить налоги, в счет сокращения военных расходов. Перевести промышленность на мирные рельсы. Это пятое. Ты успеваешь?
    -Я пишу, пишу,- кивнул секретарь.
    -Шестое. Землю - крестьянам, власть... Хотя нет, власть пусть пока остаётся у меня. А то они такого наворотят! Я ничего не забыл?
    -А с этими-то как быть?- спросил секретарь, указывая кончиком пера на связанных героев.
    -А что с ними не так?- удивился Темный Властелин.
    -Ну они ведь вроде как тоже политические заключенные? Проигравшие и всё такое. Им амнистия полагается или нет? Может, сделаем исключение?
    Тёмный Властелин пожевал губами.
    -Нет,- решил он.- Не будем портить праздник. Амнистия так амнистия.
    -А делать-то с ними что?
    -Да делай что хочешь,- пожал плечами Тёмный Властелин.
    -Правда?- обрадовался секретарь и с интересом оглядел Принцессу от пальцев ног до растрепанной прически.
    -Нет, неправда,- сухо отозвался Темный Властелин.- Развязать и отпустить. Пускай катятся на все четыре стороны.
    Он зевнул и добавил равнодушно:
    -Разумеется, после того, как оплатят весь причиненный казне ущерб.
    -Ясно,- уныло произнес секретарь.
    Героев развязали, отвели в караулку, дали скудный завтрак и велели подождать, пока будет подсчитана точная сумма ущерба.
    Герои сидели и мрачно пережёвывали сухой хлеб. Им было стыдно смотреть друг другу в глаза. Нет, не из-за того, что так глупо проиграли силам Зла.
    Они не хотели думать, как на месте победителя поступили бы их собственные Лорды Света.

    © bormor creomania.com
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  5. #15
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Яйцо грифона


    Грифон - звероптица зело свирепая, в неприступных горах обитающая, яйцо коей ежели храбрец иной опасности многия презрев, добудет, мудрость великую обретет..."

    Анналы Вальонской Школы.
    Книга 3. "О тварях чудных"


    Ир-Кат хохотал так, что побагровели неровные росчерки шрамов на скулах. Ударял ладонями по грязной вонючей кошме, на которой сидел, запрокидывал голову, смахивая набежавшие слезы. Звуки его голоса плыли в прокопченном, тяжелом воздухе харчевни, вынуждая замолкнуть навязчивые хомузы отдыхавших неподалеку торговцев сыром. Наконец веселье оставило его и охотник, расправив ногтем мизинца вислые черные усы, проговорил:
    - Переведи им. Чтобы увидеть яйца грифона, они должны прийти к логову самца, а не самки. Грифоны рожают живых детенышей...

    Чужаки непонимающе переглядывались, моргая круглыми светлыми глазами на неестественно бледных, по сравнению с бронзовым загаром горцев, лицах. Младший залопотал что-то, обращаясь к Ар-Куму, и полез было за пояс, но подобная медвежьей лапе ладонь второго остановила его руку.
    - Ты глупец, Ир-Кат, - с трудом пряча раздражение под маской бесстрастности проговорил толмач. - Нам-то что за дело до яиц или детенышей? Нам платят. Ты понимаешь? Платят...
    - Ай-цог! - прищелкнул языком охотник. - Ты не кхампа, Ар-Кум. Ты думаешь только о выгоде.
    - Это ты не кхампа, Ир-Кат, - ощерился Ар-Кум. - Меня не изгоняли из рода и я ношу на щеках священные знаки!

    Кончиками пальцев он благоговейно коснулся полосок татуировок на скулах. В тех местах, где у его собеседника вдруг забелели грубые рубцы.
    Младший низинник снова заговорил, стряхнув недовольным жестом руку старшего. Вытащил из-за пояса кошель и вытряхнул на ячью шкуру, заменявшую стол, пять круглых, мягко переливающихся в багровых отблесках коптящих плошек бараньего жира, камешков.
    - Ты знаешь, что это? - отбросив весь гонор, сбиваясь, зачастил Ар-Кум. - Это жемчуг... Жемчуг! Говорят, его добывают со дна моря! Три мне, две - тебе... Это же такое богатство!
    - Море - выдумка, - заученно отмахнулся Ир-Кат, но уже без былой убежденности. - Кто из людей его видел?
    - А тебе его и не предлагают... А жемчуг - вот. Протяни только руку.
    - Нехорошо. Предками не заповедано. Почему ты думаешь, что не злой дух тебя искушает, приняв облик плоскоземца?
    - Ай-цог! Предки много чего не заповедали. Разве сам ты не потерпел от глупости старейшин? За каждую жемчужину ты возьмешь пять, да что там пять, семь яков. Ты будешь богачом. Вернешься в род, женишься...
    - Я срезал знаки рода, - судорожно выдохнул Ир-Кат, сужая и без того едва заметные щелочки глаз. Пальцы его побелели на рукоятке кхукри.
    - Ну не хочешь - не возвращайся, - голос Ар-Кума стал почти умоляющим. - Согласись провести их. Ты же лучшим охотником был. Да и сейчас остался...

    Плоскоземцы молчали, настороженно моргая.
    "Совсем как совы", - подумал Ир-Кат и кивнул.
    Духи гор гневались. Кто рассердил их? Может быть два низинника, упрямо карабкающихся от перевала к перевалу, к священным вершинам? Думать об этом Ир-Кату не хотелось. Особенно сейчас, под кинжальными ударами ледяного ветра, бросающего в лицо сухой, как песок, снег. Через две сотни шагов, проваливаясь на каждом из них по пояс, охотник понял, что к перевалу сегодня не пробиться - нужно возвращаться на стоянку - и пошел своими следами обратно. Теперь идти стало легче. Ветер подталкивал в спину, заставлял двигаться быстрее.

    Используя нож-посох как весло, Ир-Кат вспарывал мгновенно затягивающуюся шкуру снега. На душе скребли кошки. К перевалу не пробиться ни сегодня, ни завтра. И вообще не пробиться, пока не остановится снегопад.
    Он почувствовал неладное едва за снежной круговертью проступили неясные очертания палаток и ускорил шаг. Из неестественно тихого лагеря навстречу ему вышел Ар-Кум. Толмач прихрамывал и потирал подбитый глаз.
    - Они все ушли, - проговорил он растерянно и вдруг сорвался на крик. - Они все ушли! Ушли!
    Ир-Кат понял, что речь идет о носильщиках пемба, нанятых луну назад. Это было плохо.
    - Они умрут, - мрачно заметил следопыт. - Пемба - слабое племя.
    - Они забрали все топливо...
    - Все?
    - Кроме двух кувшинов земляного масла.
    - Это не против правды. Их больше и они поступили снами честно. Но они умрут в горах. Это плохо.
    - А что будем делать мы?
    - Ждать. Духи гор не оставят нас.
    - Мы тоже умрем! - истерично взвизгнул Ар-Кум.

    Ир-Кат ответил не сразу. Он сел у входа в палатку. Наполнил маленькую горелку густым вонючим земляным маслом. Очень осторожно, прикрывая полой шубы от ветра, разжег и приспособил сверху котелок со снегом.
    - Помнится, это ты хотел идти искать яйцо грифона?
    Ар-Кум с ненавистью глянул в сторону палатки, где укрывались, пытаясь кое-как согреться плоскоземцы. Этим двоим приходилось много хуже, чем удравшим пемба, и уж семи крат тяжелее, чем с детства привычным к морозам и горному воздуху кхампа. Как ни странно, особенно страдал медведеобразный телохранитель. Страшный боец, против которого ни один из великих воинов народа Ир-Ката не выстоял бы и мгновения. Но горы свалили его, превратили в грудного ребенка. Его хозяин, несмотря на молодость и кажущуюся хлипкость держался не в пример лучше. Пытался шутить. Рассказывал Ар-Куму о своей книге, которую напишет дома в великом городе у моря. А пока каждый вечер грел под мышкой медную тушечницу и черкал мельчайшие значки на тонко выделанной телячьей коже.

    - Будь проклят тот день, когда я встретил это отродье дэвов,.. - злобно оскалившись, Ар-Кум сплюнул на снег.
    - Пей чай, - Ир-Кат бросил в закипевшую воду щепотку чайного порошка. - Умереть всегда успеем.
    Следопыт пил медленно, наслаждаясь вкусом и ароматом напитка. Чая оставалось мало, но это была единственная роскошь, которую в их положении можно себе позволить. Если буран продлится дней пять, на завтрак, обед и ужин у них будет только чай. Ар-Кум тоже отхлебнул из котелка.

    - Иди отдыхать. Я посторожу.
    - От кого? - чуть заметно усмехнулся охотник. - Ты думаешь, пемба вернутся.
    - Мало ли,.. - старательно пряча глаза отвечал толмач.
    Ир-Кат пожал плечами и забрался в палатку. Прежде, чем провалиться в беспамятство сна, он успел подумать, что действительно очень устал.
    Разбудил Ир-Ката сдавленный крик. Даже не крик, а скорее хрип. Медведь? Барс? Или все-таки грифон? Меховым комком охотник метнулся из-под полога, нащупывая рукоять кхукри, и вскочил на ноги.
    Снегопад, хвала духам, прекратился. Стоял серый зимний рассвет. Покрышка палатки низинников трепетала. Но не от ветра. Ир-Кат бросился туда, но тут ему под ноги выкатились сцепившиеся Ар-Кум и молодой плоскоземец. Ученый. Он что-то хрипел на языке, выучить который Ир-Кат так и не успел, и брызгал на снег алой кровью изо рта. Ар-Кум рычал, как голодный дэв.

    "С ума он что ли сошел", - подумалось Ир-Кату. Он шагнул вперед и расчетливо стукнул тяжелым навершием кхукри прямо по темени потерявшего шапку сородича. Отбросил в сторону обмякшее тело. Заглянул в палатку плоскоземцев. Телохранитель лежал на спине, запрокинув голову, и улыбался в потолок резаной от уха до уха раной.
    "Этому уже не помочь."

    Следопыт наклонился над стонущим и хрипящим ученым. Беглый осмотр показал - его тоже не спасти. Можно лишь облегчить муки ухода за край. Вдруг взгляд Ир-Ката упал на разорванный пояс низинника и мгновенная догадка обожгла его, заставив вздрогнуть от омерзения. Ар-Кум не сошел с ума. Все было сделано расчетливо и продуманно. Вначале убить ослабевшего от горной болезни телохранителя. А потом без помех разделаться с хозяином, слабым и беззащитным. Вот только его жизнелюбия толмач в расчет не принял.

    "Нет, ты не кхампа, Ар-Кум", - уже привычно подумал Ир-Кат, пытаясь комком снега зажать глубокую рану на горле плоскоземца. Тот со свистом втягивал воздух через разрезанную гортань, но сознания не утратил. Его расширившиеся и без того совиные глаза предупредили Ир-Ката об опасности.

    Охотник перекатился на бок, избегнув тем самым смертельного размаха кхукри своего земляка, но выронил оружие из озябших на морозе пальцев. Ар-Кум не преминул этим воспользоваться. Он снова прыгнул вперед, размахивая ножом как рубщик тростника. И опять Ир-Кату удалось увернуться от клинка, располосовавшего рукав шубы.
    - Ты всегда был глупцом, Ир-Кат, - тяжелое лезвие поднылось в третий раз.
    "Но не убийцей", - подумал охотник, собираясь в тугой комок.
    - Ты сдохнешь вместе с ними...
    "Не раньше тебя."

    Ар-Кум прыгнул, вкладывая в удар всю невесть откуда взявшуюся и зревшую на дне его мелкой душонки ненависть. Ноги Ир-Ката распрямились ему навстречу. Удар вышиб из толмача дух и отбросил его саженей на пять ниже по склону на снежный язык.
    После бурана снег не успел слежаться и тело человека сорвало его с места, привело в движение вначале ручеек, потом поток... Ар-Кум пытался выпрыгнуть на более устойчивую часть склона, но лавина захлестнула его арканом, сбила с ног, поволокла, ударяя о выступы скал.
    Эхо какое-то время бросало этот крик от скалы к скале, а потом только рев сходящей лавины нарушал первозданную тишину гор.

    Ир-Кат, не подбирая затоптанной в снег шапки, подошел к плоскоземцу. Удивительно, но он еще жил. И даже нашел в себе силы самому прижать снег к ране.
    Рассвело. Тучи рассеялись и небо сияло тем сапфирно-синим светом, какой можно видеть только после затяжной бури. Под лучами взошедшего светила снег заиграл мириадами искр так, что боль отозвалась в отвыкших от яркого света глазах.
    - Тетрадь,.. - просипел умирающий.
    Этим словом он называл пачку измаранных тушью обрезков кож. Ир-Кат сходил в палатку и принес замотанный в полотно сверток. Протянул раненному, но плоскоземец отрицательно покачал головой.
    - Нет... тебе...
    Слова его тяжело вырывались через растрескавшиеся на морозе губы.
    - На что она мне, - пожал плечами охотник.
    - Снеси... Вниз... Вальон... Школа...
    Озадаченный Ир-Кат по давно забытой привычке захватил зубами правый ус. Половину слов он не понял, но смысл просьбы не показался тайной за семью печатями.

    Вдруг глаза раненного снова расширились и следопыт дернулся в сторону в предчувствии новой опасности. Прямо над скальным карнизом, приютившем их палатки, парил грифон. Некрупный, с ободранным левым боком и подведенным от голода брюхом, а от этого вдвойне опасный. Хищник приглядывался, не желая лезть не рожон к слишком живой добыче.
    Ир-Кат машинально сунул сверток с дорожными записями ученого за пазуху, носком сапога подтягивая поближе оброненный кхукри. Глаза уже привычно прикидывали расстояние до палатки, где остался нож-посох. Перед броском он глянул на плоскоземца. Помощь ему была уже не нужна. Смерть пришла быстро, не стерев счастливой улыбки с совсем молодого лица.

    И охотник вдруг отчетливо понял, что доставит тетрадь туда, куда просил его этот одержимый. В город у моря, в существование которого по-прежнему не верил. И парящий над скалой грифон будет лишь первым и, возможно, самым легким препятствием на этом пути.
    Он поднял тяжелый кхукри и, подобно многим поколениям своих предков, рассмеялся в лицо врагу.
    - Иди сюда, зверь. Я, Ир-Кат, кхампа, вызываю тебя!!!
    И прыгнул в сторону из-под самых когтей бьющей крыльями звероптицы.

    ©Русанов В.
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  6. #16
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Царевна лягушка.

    - А где эта...ну-у-у, которая..., - Иван-Царевич растопырил пальцы и, присев, нелепо подпрыгнул пару раз. - Царевна, в общем.
    - А сто..., - бобёр вынул из дырки между зубами застрявшую стрелу, - Что, я тебя уже не устраиваю?
    Иван постарался придать лицу невозмутимость, забыв, что перекошенный рот - плохое подспорье для серьёзности лица.
    - Ну-у-у...как же ж...она ж...лягушка, вот! А ты...?
    - А я - бобёр. Для друзей, между прочим - Бобби, - гладкошерстный уродец с фальшивым стеснением погладил себя по пухлому боку.

    - Слушай, бо... Бобби. И чё теперь делать будем? Мне ж лягушачья кожа нужна и всё такое.
    - Вань... Можно я тебя запросто - Ваней?... Можно?... Ага. Ну вот смотри, Вань. Чего с той лягухи тебе светило, ну вот между нами, если честно? Мымра зелёная и кожа волощёная, - так? Нихто ж тебе не обещал "красавицы", да - только царевна? А ты, Вань, лягуху трогал когда-нить, вот так, запросто, сам? Ааа, вижу, что нет - ручки-то у тебя белы, да напомажены, да красивыми перстнями мизинчики украшены...ой, прости, увлёкся.
    Ну так о чём я? А, о коже. Так ты на мою посмотри: за такую шкурку на аукционах большие деньги дают. Зе-ле-ны-е, между прочим. А за твою подругу зелёную - никто гроша ломаного не даст, это я тебе, как знатный пушновед говорю.

    Иван, заболтанный длинной и эмоциональной речью, слушал задумчиво, ничего не отвечал, только кивал в такт и пытался шевелить по очереди ушами. Сразу обоими у него до сих пор не получалось.

    Бобёр, со страстью опытного коммивояжера продолжил:
    - Так что ты, Вань, не сумлевайся - всё будет и даже сверху. Хотя лично я предпочитаю на боку...Впрочем, сейчас не об этом, - он хихикнул и кашлянул неловко. - Главное, установки прежние. Какие - сам знаешь...
    Бобёр зажмурил целомудренно глазки и потянулся к сидящему Царевичу вытянутыми губами.
    Иван дыхнул в сторону, попытался перекреститься, махнул рукой и, тоже закрыв глаза, ткнулся носом куда-то в мохнатое.

    Секунду ничего не происходило. Вдруг послышался глухой стук о землю.
    Ваня открыл глаза. Бобёр с закрытыми глазами лежал на спине, блаженно улыбался, шевеля кончиками лап и что-то мечтательно насвистывал.
    - Ну и...? - Иван поднялся с земли, отряхнув с колен налипшие старые листья.
    - Что - "и"? - нехотя прервал бобёр счастливый свист.
    - Где всё это: волшебство и царевна?
    - А-а-а...волшебство... Ну так, наверное, что-то не то делал, Вань. Видишь, я-то хоть щас, а у тебя не слабалось.
    - Чего - не "слабалось", чёрт мохнатый?! - заорал Ваня и только тут начал отплёвываться.
    - Во-первых, не мохнатый, а гладкошерстный. У меня, между прочим, подшерсток - крепче, чем у медведя, - с достоинством ответил бобёр, вставая с земли. - Во-вторых, если честно, целуешься хорошо...
    Царевич прекратил отплёвываться и немного зарделся.
    - ... А, в третьих, Вань, ну откуда ж мне знать - может, как-то не так надо, или подольше, или не туда целовать...
    - Как это - не туда? - поперхнулся Иван.
    - Ну-у-у, как тебе это объяснить... - бобёр стал поворачиваться вокруг себя, демонстрируя Ивану оборотную, в травинках, сторону. Весьма обширную.
    - Нет-нет-нет, - замахал руками царевич, - я теперь вспомнил точно - ТУДА, всё правильно делали. Я помню, мне нянька рассказывала.
    - Ну, знач, хфиксации не произошло, - пожал плечами хвостатый. - Тогда повтОрим, что ли?...

    Вечером, вынырнув из-под коряги и перепугав царевну-лягушку до смерти, бобёр плюхнул на кусок отвалившейся коры связку слизней, комаров и червяков:
    - Вот, как обещал, со спасибами своими и, век-не-забуду, благодарностями. Я, конечно, понимаю, что он тебе и так поперёк души был, и что ты не одобряешь современных нравов и моё поведение... Но я ж не ты - себя не переделаю. Это вот тебе, кстати, сверх обещанного, - он протянул лягушке ожерелье из рубиновых, чуть недозрелых ягод клюквы.
    - Ты...вот еще что... У тебя тот блеск для губ из светлячков не остался, случайно? Дашь погонять на завтра? А-то мы с Ваняткой забились встретиться. Ну, типа, контрольный поцелуй, ага. Ой, я же ему стрелу так и не отдал - вот увлеклись-то, - бобёр зажмурил глаза и изобразил упоение, покачивая головой.
    Царевна-лягушка подумала и сказала:
    - Ква.

    (с)сеть
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  7. #17
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    День на Олимпе.

    Вот она – расплата за грехи стареющего революционера. Его, не выспавшегося и помятого после вчерашнего пира, рано утром разбудила собака его дочки. Он хотел было ее проигнорировать и заснуть снова, но тут сквозь ставни просочился запах духов его другой дочери. Запах был приторным, и от него хотелось чихать. Не помогала даже стандартная магия. Пришлось сосредоточиться и призвать на помощь бога морского бриза. Вдохнув свежего воздуха, он улыбнулся и стал медленно погружаться в сладкий утренний сон. Но громкий взрыв и длительное землетрясение выкинули его из теплой постели. На этот раз окончательно. Во дворе экспериментировал его младшенький. Умный, любознательный малый, только не имеющий понятия о чувстве меры и о правах других людей. Старик развеял мираж и молнией добил одного очень ретивого духа, решившего попроказничать. Виновник отцовского пробуждения гордо отсалютовал и помахал отцу черной коробкой. Именно из нее и вылетел не в меру расшалившийся дух. Судя по грохоту, внутри таких было еще душ пять. Правитель вздохнул и, кряхтя, направился одеваться. Уже не в первый раз ему в голову пришла мысль о том, что возможно его собственный отец был не так уж неправ, убивая своих детей до того как они выросли.

    …Могучий Кронос знал, что ему суждено погибнуть от руки собственного сына. А потому как только на свет появлялся ребенок, он его съедал. Зевсу повезло. Жена Кроноса, доселе безропотно терпевшая такое отношение решила взбунтоваться. Вместо толстого новорожденного карапуза великому богу сервировали камень, посыпанный укропом и обильно политый соусом. Видимо поговорка, что хозяйки прячут ошибки под майонезом, появилась именно тогда. Кронос проглотил камень, даже не икнув. А малютку Зевса растили в тайне от отца. Зевс вырос в лучших традициях подпольных революционеров и оправдал чаяния своих воспитателей. Тиран отец был свергнут. Зевс же нарожал кучу наследников, превратив тем самым свою жизнь в вечную борьбу за выживание…
    Облачившись в белоснежную тогу, Зевс скосился на кровать. Сторона, на которой спала Гера была аккуратнейшим образом застелена. Это могло значить лишь одно. Жена опять в ярости. Почему – Зевс не знал. Последнее время такое случалось часто. Женская логика всегда оставалась для отца богов загадкой. Окутанный грустными мыслями, Зевс пошел в тронный зал.

    Тайком заглянув в тронную комнату и никого там не увидев, Зевс облегченно вздохнул. Тронный зал он любил пустым, торжественным, величественным. А когда в него набивались полторы сотни просителей, докладчиков и жалобщиков, то все величие куда-то улетучивалось. Гордо подняв голову, как и подобает правителю, Зевс вошел в тронный зал. Тут же из-за колонны метнулась черная бесшумная тень. Зевс вскрикнул и достал молнию напряжением 220 вольт. Слабовато, но на первый раз хватит.

    - Ты уже и родных своих готов поубивать, братишка? – вкрадчиво поинтересовался Аид.

    - Изыди… нечистый! – взвыл Зевс, - нигде от тебя не спрятаться!!!!

    - Наша служба и опасна и трудна… - вздохнул Аид. Что ж я могу поделать, если меня долг службы обязывает…

    - Шпуён ты был – шпуёном и помрешь, - процедил Зевс, - докладывай, садюга…

    - Рад, так сказать, стараться, Ваш-ше Молниеносие! – с улыбкой вытянулся по струнке Аид, - в Афинах все спокойно. С Крита в данный момент пытается улететь очередной гений-самоучка…

    - Улететь?! – поразился Зевс

    - Ну да… - невозмутимо подтвердил шпион, - а что тебя, собственно, удивляет?

    - Люди. Не. Летают.

    - Кроме этого.

    - Мой дорогой брат Аид, неужели на вчерашнем пиру ты все-таки приложился к моему коллекционному нектару тройной перегонки?

    - Не пью при исполнении! – сухо объявил Бог мертвых и продолжил, - он сделал себе крылья.

    - А, ну тогда ладно, ну тогда пусть, ну Бога ради… - растерялся громовержец.

    - Брат мой власть имущий, а если он всем крыльев наделает и поналетят люди на вотчину нашу светлый олимп? – сощурился Аид. От ответа, который Зевс придумать никак не мог его спасла дочь.

    - Папа! Отошли Артемиду обратно в леса! Я не могу больше терпеть тут ее собак! Они мне все платье истоптали… – В разъяренном виде Афродита была больше похожа на гарпию, нежели чем на богиню красоты.

    - Папа!!! Она все врет! Клянусь честью охотника! – Не отставая от сестры, в зал вбежала та, чьи собаки так достали ее сестру.

    - Это того, которого ты еще позавчера в лесу успешно этой чести лишила? – хитро прищурилась Афродита. Артемида застыла, но на бледном лице отражалась ярость.

    - Откуда ты узнала?

    - А может, он в тебя влюбился, а это уже по моей части!

    - Папа! Она за мной шпионит!!!

    - Тихо!!!! – громогласно взвыл бог-отец и тихо добавил, - сами разбирайтесь.

    Ушлый Аид, который видимо хотел чего-то еще у брата выпросить, вытолкал богинь из тронного зала, но спросить так и не успел. Вдавив правителя Тартара в стену массивным бюстом, в зал вошла Гера. Аид все понял и решил, что свою просьбу он озвучит потом.

    - Изменник! – пробасила жена Зевса, - Бабник! Гуляка! Редиска! Ненавижу!!!

    - А с кем я тебе теперь изменил? – испуганно пролепетал Зевс, прячась под трон.

    - А то сам не знаешь?!

    Ответить Зевс вновь не успел. В зал втек толстый и лысый, отливающий синим Посейдон.

    - Зевс, старик, мне это надоело! Утопленниц-то все больше! У меня все кракены уже со вздутием живота маются. Дно расчищать некогда. А тут еще и царь утопился – Эгей, может слышал? – так они в честь его смерти все прибрежные воды цветами закидали…

    Зевс успел лишь сочувственно вздохнуть.

    - Папа, требую отпуска! – закричало новое действующее лицо с порога и все удивленно притихли. Такое требование на олимпе звучало впервые.

    - Аполлонюшка! – охнула Гера, из ревнивой жены превратившись в излишне любящую мать, - что же с тобой сделали, кто же тебя обидел?

    - Лечу я по небу, все как надо, освещаю людям путь… а тут мужик крылатый прямо на меня пикирует с воплем: «Я Икар, я лечу!»

    - Вечно вы с любимчиком своим возитесь! – требовательно пропищала Афина, которая только что вошла и решила что если ссора семейная, то в ней должна участвовать вся семья, - а как я о Троянской войне, так: «Афина, позже!». Я настоятельно требую обеспечить победу объединенным силам полисов. Троя должна быть разрушена!

    - Протестую!! – завизжала Афродита, невесть как вновь просочившаяся в тронный зал, - Папа мне обещал, что Троя победит!

    За ней следом просочилось нечто совершенно невообразимых цветов.

    - Ах ты горгона лысая! Ты как посмела моим собакам мстить! Духи я еще понимаю, но зачем ты им шкуру в сине-розовый покрасила?!

    - Бесстыдник, изменник, тряпка и вредина!

    - Не дадите отпуска – устрою забастовку!

    - Папа! Дядя Посейдон у меня порох забрал, а я только его изобрести успел!

    - Артемиду в лес, к лосям!

    - Афродиту на помойку!

    - А я тоже хочу высказаться!

    - И я, у нас демократия!

    - Тогда по старшинству!

    - Паскуда, Изменник! Где моя скалка!!!

    - Так до младших не дойдет черед!

    - Введите временной лимит на жалобу одного бога!

    - Требую победы Трои!!!

    - Ах ты еще и молчишь, бабник переросток!!!...

    Зевс спрятал лицо в руки, безвольно повис на троне и стоически старался не слушать своих родственников. Теперь он отлично понимал своего отца. Ну свергнул бы его один из них… зато после века СПОКОЙНОЙ жизни. А так… Определенно, это расплата за грехи!

    © Arlyonka
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  8. #18
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Не то что бы прикольно, но достаточно интересно.

    Практическая магия, сказка для взрослых


    Я - практикующая ведьма.
    Дом-развалюха на окраине города, яблоневый сад, колодец, отсутствие зеркал в комнате, огромный кот сверкает глазами с печи на входящего – антураж соблюден. Зеркала я убираю не потому, что не отражаюсь в них. Все это сказки для нервных горожан.
    Мне не нужны мои отражения, людям, приходящим ко мне, смотреть в зеркало не хочется.
    При желании, я могу придать любой облик своему невзрачному и неказистому жилищу, но зачем?
    Люди приходят ко мне по вечерам, так удобней. Я усаживаю их за деревянный, светящийся медовой янтарностью стол, устраиваюсь на табуретке напротив и слушаю.
    Хотят многого: странного и не очень. Они хотели этого и сто лет назад, и тысячу. Денег, жену начальника, славы, карьеры, смерти для ближнего. По пальцам перечесть случаи, когда просили не за себя и не за родственников, я все их ношу в памяти, словно драгоценности в шкатулке.
    Мой кот Баланс, которого притащила с помойки моя дочь 20 лет назад, вальяжно развалился на подоконнике, свесив лапы и хвост. Котам не отпущен длинный век, но он проживет долго, у него даже не поседела морда, он все такой же угольно-черный.
    Кот - это мой колодец, в который я сбрасываю все отрицательное и наносное. Если реку не чистить от ила, она зарастет камышом и зеленой водорослью, заглохнет и будет лишь инкубатором для лягушек. Так и я, захлебнусь людскими проблемами и болью. Кошачьи же питаются любой энергией, невзирая на ее знак – «плюс» или «минус».
    Первой заходит женщина. Нервно мнет платок в пальцах, отводит глаза. Одета дорого и со вкусом, прическа, маникюр… Ухоженная.
    Будет просить приворот, тут и вопросы не нужны. Спрашиваю, принесла ли фотографию мужчины? Удивляется моей проницательности, отвечает: принесла. Рассматриваю яркое фото. Мужчина-кот. Ходит туда, ходит сюда, не любит никого. Жена, сын.
    - Зачем он тебе, девонька?
    - Люблю. Не могу без него ни минуты прожить. Она не любит его, ни капли! – говорит горячо и сбивчиво.
    - А он?
    - Говорит, что только ребенок в семье держит. Жена ведьма и стерва.
    Сказала и спохватилась, не обидела ли меня. Я улыбаюсь - смешная девочка. Да разве ж меня этим пронять? Костер больнее, а слова - лишь шелуха, если не вкладывать в них Силы и Знания.
    А жены- стервы – удобная сказка для молоденьких дурочек, тоже желающих семейного счастья.
    Прошу принести месячную кровь, волос любовника и любую вещь, которой он дорожит. Хоть семь лет – да ее. Пусть кобелек уходит, жене от него тоже счастья мало.
    Она задумывается, прикусив губу. Кивнув, достает деньги.
    Да, я беру деньги. Хотя могу воровать кусочками жизненную энергию, удачу и более нужные для моей профессии вещи.
    Но мне достаточно денег. Деньги - неплохой эквивалент той же энергии. Нужно только очистить поток от грязи.
    За девушкой – семейная пара. Он - маленький и плюгавенький, чем-то напоминает беднягу, конвоируемого по этапу; она - тумбообразная, с жидкими волосишками и с нарисованными алой помадой поверх узенького рта губами Анжелины Джоли.
    - Пьет, - как будто плитой саркофага придавила мужа.
    - Как часто и подолгу?
    Муж и жена переглядываются. Я требую ответа от мужчины, поскольку не вижу его нутро абсолютно. Он заслонен глыбой своей жены, как маленький катер, горой айсберга.
    - Два раза в год. Месяц-полтора, - робко отвечает мужчина.
    - Будете приходить ко мне поодиночке, нужно заговаривать обоих. Разговариваете по вечерам за чашкой чая?
    Они снова переглядываются, жена пожимает плечами. Мол, о чем разговаривать-то?
    Мужчине даю настой с заговором. Действует, как ни смешно это звучит, как и любовный отворот, потому что между пьющим и алкоголем возникают столь же прочные психологические связи, как между мужчиной и женщиной. Жене даю обычное успокоительное, с некоторыми травками, которые не купить в аптеке. Нервная работа и склонность к истерии. Излечимо. Тут бы справился и хороший психотерапевт. Только где ж они – хорошие? Тоже ко мне приходят, лапушки.
    За семейной парой приходит мать с ребеночком – грыжа. Потом девушка, которая колеблется, за кого выйти замуж – за бедного и любимого, или богатого, за которого велит мама. Потом никого.
    Я выхожу в теплую ночную тишину, омываю лицо лунным светом, сажусь на деревянные ступени.
    Обращаюсь мысленно к ним, хотя ступеньки не умеют слушать и говорить: «Сколько ж по вам ног проходит, любезные вы мои, сколько горя и мук, сомнений и чаяний. Люди, люди…»
    Каждому из них кажется, что его боль – самая сильная. Его болезнь - самая страшная. Его жизнь – единственно ценная.
    Рядом тихо, как призрак, возникает мой кот. Смотрит мне в зрачки мудро и темно: что же ты, колдунья? Грустишь?
    В глубине дома плачет ребенок. Я торопливо поднимаюсь, за мной неслышной тенью скользит Баланс…
    - Шшшш, мой маленький, спи, - качаю кроватку, где пыхтит и пытается продолжить скандал маленькое чудо. Сын моей дочери, три месяца от роду, розовый пухлый пупс.
    Показываю ему лунных зайцев, он агукает и пускает пузыри. Потом засыпает, обхватив мой указательный палец своим кулачком.
    У него такая же родинка на щеке, как у Насти, и ямочки на щеках. Глаза же - мои, ярко-зеленые.
    Дочь независима и свободолюбива. Уехала в большую жизнь сразу же после окончания школы, связываясь со мной лишь изредка, чтобы сообщить - жива и здорова, мама, не волнуйся. Я могу найти потерянную иголку в стогу сена, но пути моих близких скрыты завесой тумана.
    Я говорю о ней в настоящем времени, хотя Насти уже нет.
    Дочь умерла от вируса иммунодефицита. Беременной она приехала ко мне, так же, как смертельно раненое животное ползет на исходе сил в свою нору. Спасать было поздно.
    Договор мой не предусматривает спасение близких людей, но я бы пренебрегла запретами и сделала невозможное. Или зачем мне моя жизнь?
    У ребенка кровь пока чистая, но я настороже.
    И еще забавно: у дочери не было Дара, а у ребенка, мальчика, которому не положено иметь его просто по определению - кипящая сила обжигает мне кожу.
    Коту нравится, он купается в этой энергии, как дельфин в волнах.
    Баланс ложится в ногах у ребенка, тот сладко чмокает и толкает его ножонкой в шерстяной живот.
    Я улыбаюсь и ухожу спать. Нужно отдохнуть - завтра ко мне придут люди.

    © Паласатое
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  9. #19
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    РЕКС-ПЕКС-ФЕКС, сон-бэд-трипп


    Он долго шел по подворотням. Кучи щебня, битого стекла и ржавой арматуры, глухие колодцы дворов, провалы темных окон. Ни дуновенья ветерка, ни признаков малейшей жизни, только скрип и шорох шагов сзади. Он даже не оглядывался, зная, кто идет – простой мужик, седоватый, на вид интеллигентный, чем-то похож на режиссера Бодрова-старшего. Он здесь проходил уже в третий раз. И каждый раз в полной тишине его преследовал вот этот тип.
    «Хорошо закольцевали» - отрешенно подумал он: «Дороги нет. Вернее она идет по кругу… Значит, отмычка – этот мужичок».
    Остановился и резко развернулся. Мужик спокойно приближался. В руках он нес внушительный обрезок водопроводной трубы. «Ах, вот так вот! Как-то примитивно… Ну, давай посмотрим…» Мужик ехидно ухмыляясь, осторожно обходил его стороной. Затем сделал резкий выпад и размахнулся, нанося удар…
    Время сжалось. Мысли – мессершмиты. Кто управляет временем, а стало быть, и мыслью, тот управляет всем. Труба приближалась к голове, он растянул доли секунды как вязкий каучук, успевая рассмотреть и ржавчину, и трещины, и облупившуюся краску на трубе, но ничего другого не придумал, как перехватить ее ладонями, самортизировав удар. Но все же болезненная отдача пронзила руки до предплечья. Теперь они ее держали с двух сторон. Ну, а теперь все просто, кто быстрее мыслит, тот и победил, кто тормозит – тот проиграл. Мысль – действие. Труба теперь – раскаленный жезл металла, черная окалина мгновенно покрыла ее всю, потрескалась и сошла на нет, только раскаленный до бела прут, что выходит из прокатных станов, как тебе, мужик? Не отпускает, смотри-ка, среагировал, и труба стала просто золотой, погнувшись посредине от их усилий. Еще и напирает, пытаясь оттолкнуть, скалясь желтыми зубами. Ну, ладно, напирай, вложись по полной, посмотрим, как ты знаешь айкидо. А вот теперь – обратка, твое ж усилье тебе боком, а труба теперь – шест из твердого как камень каучука, сука, получай. Спружинив, труба ударяет мужика, и тот летит плашмя в кладку кирпичной стены дома. Смачно! Труба вновь стала водопроводной. По ребрам! По бочине! Кровь ртом? По ребрам! По бочине! Отдыхай…
    Труба звучно брякнулась об мостовую. Тут же, скрипнув, открылась прежде заколоченная дверь в боковине арки. Понятно… Квест, так квест, и выбора здесь нет.

    Один, два, три пролета… Пусто. Ага, вот она, открытая, как приглашенье, дверь… Ну, здравствуй, бабушка, божий одуванчик, давай, рассказывай, что должна мне рассказать… Дряхлая старуха с дряблыми кусками плоти, висящими на скрюченных костях, тянет руки, бормочет околесицу:
    - Ах, милай, милай… Силов уж нет… Ах, милай, помоги…
    - Чего те помогать? Садись вот тут… Какое у тебя заданье? Где проход? Да что ты уцепилась? Ах, ведь…
    Держит, сука, крепко.
    - Да отпусти, сказал! Я пошел…
    Плететься следом, виснет… Комната за комнатой, да здесь живет ли кто? Развалины из мебели, копоть, плесень, смрад… Ага, кажись, проход на черный ход…
    - Да отпусти ты, старая карга!
    Да нет, уже не старая. Молодеет на глазах. Вихрь из окурков, мусора и тлена смерчем взлетает с пола, развевая седые волосы, плоть набирает вес, глаза проснулись, налились тягучей силой, почти горят. Да ты, бабуля, ведьма! Старый фокус, «Вия» начиталась?!
    Но тяготенье прижимает к полу, не сдвинуть и стопы, так вот твое заданье – тормознуть? Так! Стоп! Кого мы ждем? Адский хохот: «ОН ИДЕТ!» И все без слов, глаза в глаза. Теперь уж не до шуток, еще секунды и страх раскрошит волю. Лицо старухи-молодухи зеленеет, нос, рот и подбородок вытянулись в раструб, как у противогаза, глаза – угольный провал. Теперь на грани, вот теперь на грани… Кто Я? Я КТО?!!! Могучая волна из низа живота идет наверх, сбивая путы, оковы с ног и липкий страх. «АРТ!!! АРТ!!! АРТ!!!» - летит со всех сторон, качая стены. Я – АРТ! Все покровы сброшены…
    Тайные приемы белых - забыть настолько, что не помнить, кто ты. Тогда ты и для них – пустое место.
    Так вот твое заданье, ведьма – раскрыть меня и обнажить. Вижу, как радостно ты плюхнулась без сил. Дело сделано. Тебе я не по зубам. Схватил за склизкий раструб, заглянул в глухой колодец черных глаз: «КТО идет? СИДЕТЬ! КТО?!» «КРАК» - эхом подсознанья. Так вот, стало быть, в чью игру играем! Вот чья ловушка… Теперь вперед, без размышлений в темный грот винтовой лестницы.

    Опять же подворотня, та же арка… Не успел. Впереди – высокая фигура. Не спеша, враскачку, как моряк. Ближе, ближе… Ждем… Наконец, просвет. Мощный лысый череп, словно подведенные сурьмой глаза с черными маслинами зрачков, потертый кожаный плащ в пол, пижон, однако… Но сила нарастает. Любит спецэффекты, сука…
    Тогда вот так: сминаем к черту пространство, расширяем арку, так что сыплются где-то наверху обрушившиеся своды, летит кирпич и пыль… Бегу на выход, огибая шар из его воли. Решающая схватка не сегодня… Чувствую, что слаб, тем более засада, значит, подготовил, значит ждал…
    Вокруг дома… И никого своих, ни одной души… Неужто и здесь успел закольцевать, создал из времени-пространства хитрую лакуну?… Как же я попался?...
    Из окон словно черви повалили хари, на рожах только рты и прорези для глаз, несколько уже тусуют во дворе… Ну, это мелкота… Вы, братцы вместе с домом – акварель. Волевой мазок рукой, и все окна, хари и балконы – одно месиво из сгустка красок, больше ничего… Те во дворе, кого не зацепил рукой, уползают сами… А вот и прогалина, проход, значит, все же не успел все перекрыть. Быстрее молнии – туда! Вон и вдали, едва заметная дорога, люди, город, ЖИЗНЬ…

    Нет, зараза… А я все думал, где он сам? Значит, оставил специально. Назад нельзя, закроет щель. Значит, схватку планировал изначально здесь. Стоит спиной все в том же кожанном плаще, глядит затылком… Вон и его охрана высыпает из джипа величиною с трактор. Бля, ростом под три метра, напоминают сахарные головы, упакованные в смокинг, все-таки, пижон… Неповоротливые, под шагами проминается асфальт, ну это просто – уплотнители пространства. Главное не дать им окружить, тогда каюк, сдавят так, что кости и кишки наружу. Это в духе черных – схватка «один на один», когда с одной стороны действительно один, а с другой, хоть батальон… Впрочем, ничего нового…

    Так. Стоп. Отдышаться. Сейчас действительно пиздец. Медное колечко с указательного пальца левой переметнуть на безымянный правой. Покрутил, включилось, налившись ало-золотым: «Ну, любимая, спасай! Спасай, любовь!»
    Все лишнее на землю. Черное трико и серебряная пряжка амулет на поясе. Погибнуть так красивым, пусть видит, сука, что не ссу. Прокачка. Я спокоен. Уже идут…
    Два сбоку, трое чуть отстали, будут обходить, сам идет по центру… Что под ногами? Проволока-арматура? Теперь любая вещь – оружье. Это ты, падла, не доглядел, когда готовил декорации. Теперь не обессудь.
    Теперь это не проволока – сеть! Накидываю на двух уплотнителей, что подошли… Сука, как же тяжело дышать… Он с ними в связке, усиливает их напор… Значит и на тебя. Не ожидал? А теперь - зеркалка, сам уплотняю пространство вокруг себя. Погибать, так вместе, сейчас не пошустрите, четвертные перегрузки, но на всех. А из сети вновь лепим мыслью проволоку, но колючую. Слыхал, такое – «испанский сапожок»? А у тебя будет «испанский галстук». Еле дышу, в ушах звенит, но затягиваю узел из последних сил. Вижу, заколбасило, пошел перебирать свои личины. Лысый череп сменяется другими головами, есть тут и женские, и неземные, и просто, бля, уроды, поискать… На пределе чувств, на грани обморока, успеваю улыбнуться, промелькнула голова Саакашвили… Что и его ты контролируешь? Ну-ну…

    А теперь – конец. Те трое обошли и липнут сзади. Если бы сам не уплотнил пространство, подошли б вплотную… Чувствую, что сейчас носом хлынет кровь, лопнут мышцы, затрещит скелет…
    Срабатывает режим катапультирования. Он не зависит ни от воли, ни от желанья. Как будто где-то предохранитель, рычажок, сгорает жизнь, и ты – проснулся!

    Проснулся. Все помню, но почему я, бля, собака, да еще на привязи? Рядом второй пес, без ошейника, скалит пасть и готовиться к прыжку, вся шерсть в вонючей слизи, с клыков течет и взгляд… взгляд КРАКА! Значит, успел накинуть на меня еще один сон-измеренье… Сон во сне… Сон о прошедшем сне… Сон-2…

    Не выйдет. Теперь я контролирую сознанье и просыпаюсь. На вздохе, подскочив в постели. Всё. Я – в плотном теле. И уязвимость астральных похождений в тонком теле позади.

    Утро. На балкон. Курить.


    © zooch
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  10. #20
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Медведев, Путин и адронный коллайдер

    Свет выражает недовольство распространением данной информации.
    Тьма выражает недовольство распространением данной информации.
    Управление делами Президента РФ санкционирует распространение данной информации и напоминает представителям Высших Сил про договоренность о невмешательстве в информационную политику суверенного государства.

    Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев сидел в своем президентском кабинете, в президентском кресле, за президентским столом и перебирал своими президентскими руками проекты президентских указов. Внезапно сосредоточенная тишина боязливо съежилась от музыки, невероятно напоминающей сандровскую "Heaven Can Wait". Казалось, звук исходит отовюду одновременно - из стен, пола, мебели и даже любимой президентской авторучки в кармане президентского пиджака. Медведев оглядел просторный кабинет, потряс головой - но наваждение не исчезло, музыка постепенно усиливалась. Поглядев на входную дверь Медведев украдкой перекрестился. Немедленно музыка пропала. В кабинете раздался приятный мужской голос с неуловимым акцентом
    - Здравствуй, Дима. Это Га-Ноцри. Сам догадался, как трубку снимать или Володя подсказал?

    Ошеломленный президент присогнул ногу и тайком ущипнул себя за правую икру. Было больно и почему-то очень смешно.
    - Владимир Владимирович, опять вы меня разыгрываете? Как тогда, с ядерным чемоданчиком?
    Незнакомый голос недовольно буркнул:
    - Казалось бы, правитель православной нации - и такой неверующий Фома.
    Через пять минут Дмитрий Анатольевич Медведев говорил по телефону с гербом вместо диска, лаконичной надписью черным маркером "часто не беспокой" и начинающейся с "В" знакомой размашистой подписью:
    - Да, Владимир Владимирович, он просит, чтобы вы приехали ко мне и поговорили с ним. Заняты? Как попросить взять в конференцию?
    ...Он поднял взгляд к потолку и, смущаясь, попросил "Владимир Владимирович занят, просит взять его в конференцию". В кабинете пронеслось ироничное "Ладно, ладно", что-то неуловимо пискнуло и знакомый миллионам голос "Я на связи, мы слушаем". Раздалось покашливание, едва слышный звук, напоминающий почесывание бороды. В комнате воцарилась напряженное молчание
    - Только не говорите мне, что вам не докладывали про церновский коллайдер, ребята. Он не должен заработать. Это своеобразный тест, который Энтропия подсовывает молодым цивилизациям - на смертельную беспечность. На любопытство. По идее, спасать вас - большой косяк. Но Энтропия должна нам за Чернобыль, выстебываться не станет. Володя - проконтролируй и до связи.
    Молчание длилось минуту. Потом тот, кого Голос называл Дмитрием нажал клавишу селектора и произнес:
    - Министра обороны, директоров ГРУ, СВР и ФСБ ко мне немедленно. Нам нужна лучшая диверсионная группа
    BBC NEWS, 8 августа 2008 года: Большой адронный коллайдер сгорел при запуске.
    Сегодня Европейский центр ядерных исследований ЦЕРН осуществил попытку запуска Большого адронного Коллайдера. Произвести столкновение частиц не удалось - в первые же миллисекунды эксперимента от серии сверхмощных коротких замыканий необратимо расплавились уникальные ускорители, детекторы и километры сверхпроводящей обмотки LHC. Предположительно, подготовка нового оборудования займет не менее 9 лет и обойдется ЦЕРН в 12 млрд. долларов. "Причины произошедшей аварии выясняются" - добавил доктор Роберт Аймар

    В самом центре российской столицы, в кабинете за красными зубчатыми стенами улыбались услышанному двое самых влиятельных мужчин мира. Тот, что помладше выключил LCD-телевизор и спросил собеседника постарше:
    - Владимир Владимирович, что через девять лет делать будем? Снова ведь построят?
    - Что-нибудь снова придумаем. Кто через девять лет президентом будет - ты или я, надо посчитать?

    ... И мужчины снова улыбнулись - на этот раз друг другу.

    © ПроКуратор
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •