Страница 2 из 3 ПерваяПервая 123 ПоследняяПоследняя
Показано с 11 по 20 из 28

Тема: Истории от (с)фрумича

  1. #11
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Толкование снов

    - Добрый вечер! Невероятный Фокин! Толкование снов, предсказание будущего, экскурс в прошлое, вывод из настоящего.
    - Мне бы.. О! А как вы думаете, что у меня с будущим, господин Фокин?
    - Называйте меня Мессир. Бросить карты?
    - Нет. Почему же сразу бросить? Играйте себе. По маленькой только и не отыгрывайтесь никогда. Все зло – от стремления отыграться.
    - Да нет же! Я имею в виду - погадать вам на будущее?
    - Что это за лохотрон только что начался, а? То предсказания точные были, а теперь уже угадывания какие-то.
    - Так говорится. Предсказания не могут быть точны, потому что вы в силах изменить свою судьбу и поэтому предсказание может не сбыться...
    - Я себе прикус изменить не могу, а вы говорите – Судьба. В общем я не затем пришел, Бисер.
    - Мессир!
    - Как Мессершмидт?
    - Ваша взяла. Невероятный Фокин. К вашим услугам.
    - Меня мучают сны.
    - Толкование снов – это то, что я умею. Я слушаю вас.
    - Сегодня мне снились мыши.

    - Это к счастью! Мыши – это к счастью.
    - Двухметровые мыши, грызущие трубу! Это к счастью?
    - Труба – это взаимосвязь. Источник живительной влаги. Или уносящие все дурное в случае канализационной трубы. А мыши – это к счастью.
    - Даже если они намереваются перегрызть мой источник живительной влаги?
    - В вашем сне они грызли водопроводную трубу?
    - Нет. Мне просто интересно. В моем случае они грызли Первую трубу Лондонского Симфонического оркестра. А весь оркестр продолжал наяривать гениальную музыку Петра Ильича Чайковского, да так, что слезы наворачивались даже у гобоя. А бедного трубача грызли мыши. И он плакал. Но не от боли, а от божественности исполнения. Вы действительно думаете, что это к счастью?
    - Конечно! Оркестр в данном случае символизирует коллектив!
    - С вашего позволения – оркестр в любом случае символизирует коллектив. Не только во сне, Невероятный Фокин.
    - Этот сон, можно трактовать, что вскорости вы почувствуете себя счастливым в коллективе единомышленников, несмотря на то, что некоторые попытаются вас сожрать.
    - Ага. И счастлив я буду оттого, что вокруг точно исполняется то, что написано пусть великим, но человеком гомосексуальной ориентации.
    - О! Вы уважаете своего начальника?
    - Эмм...
    - Воот! Вооот же! Вы будете счастливы, оттого, что на работе все точно исполняют указания вашего начальства!
    - Вы в своем уме, Фокин? Вы работали когда-то вообще? Почему я должен быть счастлив от того, что на работе у меня... тьфу!
    - Сны вещь упрямая! Они не врут. Что вам снилось еще? Может есть повторяющиеся сны?
    - Да! Мне снилась Анастасия Волочкова, участвующая в строительстве метрополитена города Улан-Удэ. С перекошенным хайлом Волочковой и проржавевшим кайлом Стаханова. Она вгрызалась в грунт и кричала «Йо, чувак! Ты думаешь это женская работа?». Ну это-то, несомненно, к счастью?
    - Всенепременно! А Сталин в костюме бельчонка, целящийся из карманной мортиры в дикарей островов Пасхи вам не снился?
    - Было такое сновидение! Вы и вправду невероятны, Фокин! В ту же ночь мне снился адмирал Нельсон в наглазной батистовой повязке, с трудом ковыряющий вилкой в позавчерашнем пудинге во имя королевской семьи.
    - Это к материальному достатку. А вот если вам снилась Царица Клеопатра покуривающая трубочку, на груди фараона Аменхотепа – это к могучему материальному достатку.
    - Есть! Ура! Она курила трубочку! Подзорненькую трубочку Христофорика Колумбика. Курила и пускала дым тетраэдрами. В Египте были модны тетраэдры в то время.
    - Тетраэдры – это к провалу экзамена по геометрии. Перефразируйте немедленно. Назовите его по-другому и сон будет к счастью.
    - Хотите я назову его – Тетраэдр Фокина? В вашу честь, между прочим. Это исправит положение?
    - Нет, нет... Тетраэдр – это не к добру.
    - Окей. Другой бы спорил. Тогда попроще – она курила интерполяционными полиномами. Так пойдет?
    - Так – то что нужно! Это к Счастью. Полному и Всеобъемлющему!
    - Ну теперь осталась мелочь – мне снились вши.
    - Вшииии? Чет вы какой-то скучный стали... Это просто. Вши – это к деньгам. Ловить вшей – вам придется заняться рискованным бизнесом. Не ловить вшей – вам не придется заниматься этой фигней. Признайтесь – вы ловили их или нет?
    - Упаси Господь! Не ловил я. Вот вам крест – не ловил! Они сидели на голове Василия Шандыбина и разучивали вокально-хореографическую сюиту «Сватовство жандарма к сельскому старосте в условиях тотальной слежки со стороны Гринпис». Сбивались на сцене драки гринписовцев за право посмотреть в бинокль! А я сидел в партере и получал эстетическое наслаждение!
    - Молодец! Я верну вам деньги! Все до копеечки.
    - Невероятно щедрый Фокин! Вы не такой уж и шарлатан каким казались мне сначала! Хотите пропить эти деньги в ближайшей пивной?
    - Разве этого не видно по моему лицу? Пойдемте скорей. В пивной и сны истолковываются лучше.
    - Конечно. А как вы истолкуете появление в моих снах группы Арабески в лучшие времена их молодости.
    - Ни слова больше! Этот сон я хочу слышать во всех подробностях...


    © frumich
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  2. #12
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Низшая математика.

    - Пап, а пап, у меня тут по математике задали...- Гоша неловко переминался с ноги на ногу.
    - У мамы спроси. – отбил подачу Иван Иванович.
    - Мама сказала, что в ее жизни слишком много вычитания и деления и отправила к тебе.
    - И умножения. Местами. – хихикнул Иван Иванович. – Что там за задача?
    - Гражданин взял в банке десять тысяч и через полгода вернул шестнадцать. Под какой процент брал кредит гражданин? – прочитал Гоша.
    - И что тебе тут непонятно? – укоризненно спросил Иван Иванович.
    - Пап, мне надо задачу решить. – сказал Гоша. – Мне не надо вот это «У нас есть десять и шестнадцать. А еще у нас есть шесть месяцев. Что надо сначала сделать?». Мне ответ нужен. И решение.
    - А самому...
    - А самому мне мозгами раскинуть слабо. – перебил Гоша и умело имитировал интонации отца: - Я способный, но лень меня погубит. И вот сейчас я пришел не потому, что не умею решать, а потому что мне лень самому напрягаться. Мне легче прийти, ты решишь, я запишу решение и ответ. И поскорее сяду играть в компьютер. А знаний по математике у меня останется ноль. Я бестолковый и позорю отца.
    - Хахаха. – не удержался Иван Иванович. – Я так говорю? А.. Ну да... Я так говорю. В общем, надо от шестнадцати отнять десять – получится шесть. Это интерес банка. Шесть поделить на десять и умножить на сто. Получается шестьдесят процентов.
    - Значит ответ – шестьдесят? – переспросил Гоша.
    - Значит ответ – девяносто процентов годовых. – выдал Иван Иванович.
    - Не понял. Откуда девяносто? – удивился Гоша.
    - Оттуда. Рассмотрение заявки, заключение договора залога и заключение кредитного договора составит процентов пятнадцать. Остается сорок пять на полгода. Годовых – девяносто. Так и пишут в рекламе. – пояснил Иван Иванович.
    - Здорово живешь! – появилась в дверях мать Гоши, Софья Александровна. – А вдруг он на три месяца брал и ему просрочку с пеней вклеили?
    - Пеню брать с физических лиц запрещено. – возразил Иван Иванович. – Не слушай ее, Гоша. Пиши – девяносто годовых.
    - Да нет таких процентов сейчас! Нету! – начала горячиться Софья Александровна.
    - Дай-ка, Гоша, учебник сюда. – попросил Иван Иванович. – Что и требовалось доказать! Учебник девяносто четвертого года. Тогда такие проценты были. Съела?
    - Тогда и пеня и просрочка брались. – ответила Софья Александровна. – Съел?
    - Тогда физическим лицам вообще не давали! – ляпнул Иван Иванович.
    - Под одну пятую от залога – давали! – сказала Софья Александровна. – Грамотей. Взял десять. С ежемесячным погашением процентов и погашением кредита по концу срока. Человек не платил проценты. После первого месяца по первой сумме включается двойная ставка с пеней на сумму задолженности в размере одного процента от суммы задолженности в день. После второго – на вторую сумму. После третьего – на третью сумму процентов, на основной кредит и задолженность за первые два месяца.
    - Да там было бы за сто тысяч! – взвыл Иван Иванович.
    - Это если по девяносто годовых. А если под меньше – то нет. – спокойно возразила Софья Александровна. – А под сколько – тебе и надо посчитать.
    - Фигня вопрос. – сказал Иван Иванович. – Гоша дай лист бумаги и ручку. За икс принимаем месячную процентную ставку. Считаем проценты – икс на сумму кредита. Считаем пеню – перемножаем задолженность на сто пятьдесят, сто двадцать и девяносто дней. Считаем просрочку в два раза. И проценты. Складываем. Все равно шести тысячам. Уравнение.... Итого... получается пятьдесят семь процентов годовых! Или четыре и семь в месяц. Ну, приблизительно.
    - А давайте я лучше шестьдесят напишу, а? – тоскливо спросил Гоша. – Я ж этого всего никогда не пойму..
    - Трус! – сурово ответили родители. – Вот решение. Пиши.
    - Двойку же получу. – заныл Гоша.
    - Пиши, тебе говорят! – сказал отец. – И ответ – в случае трехмесячного кредита с просрочкой и пеней, при отсутствии банковской комиссии за выдачу и оформление кредита...
    - И отсутствия дисконтирования процентов. – добавила мама. – Тогда модно было дисконтировать. Но тогда и просрочка... А ты посчитал просрочку и пеню по основному долгу?
    - Охтыж, йоо. – протянул Иван Иванович. – Забыл совсем.
    - Растяпа. – ласково сказала Софья Александровна.
    - А нет! Посчитал. Вот же – шестьдесят икс! Это просрочка по основному долгу. Не путай меня!
    - А пеню? – ехидно спросила супруга.
    - Черт! – ругнулся Иван Иванович и пересчитал все. – Не путай меня, я сказал! Не бралась пеня на основную сумму.
    - Это почему это? – поинтересовалась супруга.
    - Потому как пеня на десять тысяч за девяносто дней в любом случае больше шести тысяч. – победно пропел Иван Иванович.
    - Так и пиши, Гошенька. – сказала мама. – При отсутствии дисконтирования процентов и взымания пени только за просроченные проценты, а не за задолженность по основной сумме – человек брал кредит приблизительно под пятьдесят семь процентов годовых. Приблизительно – из-за округлений.
    - За двойку чтоб не ругались! – предупредил Гоша.
    ...
    - Пап, а пап. – переминался Гоша с ноги на ногу на следующий день. – Тут математичка опять задачу задала....

    Под домашним заданием, красной пастой было выведено:
    «Отлично!!! Гоша, реши, пожалуйста следующую задачу:
    Семья учителя математики получает пятьдесят тысяч рублей совокупного дохода в месяц. Какие условия кредита были бы приемлемыми для этой семьи, так чтобы ежемесячный платеж не превышал десять тысяч рублей? Какую максимальную сумму может взять эта семья на пятнадцать лет? В какой валюте лучше брать кредит и в каком банке?»
    - Ну это просто, Гоша. – хмыкнул Иван Иванович. – Пусть в сбербанке берет. Миллиона три-четыре. С отсрочкой платежей на пять лет. Под тридцать процентов.
    - А это правильный ответ? – засомневался Гоша.
    - Неа. – радостно сказал Иван Иванович. – Но твоя математичка узнает об этом только через пять лет. А ты уже в шестом.

    © frumich
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  3. #13
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Свободные люди, (с) frumich

    Барин отложил газету, всхлипнул, высморкался с трубным звуком и позвал:
    - Тихон Петрович, а Тихон Петрович. Пойдите сюда, пожалуйста.
    Ответа никакого не последовало.
    - Тихон Петрович, голуба, не могли бы вы подойти? – чуть громче позвал Барин.
    Тишину вновь ничего не нарушило. Было лишь слышно, как муха бьется о оконное стекло и как во дворе кто-то кого-то обзывает холерой. Барин прислушался и заорал уже в полную силу.
    - Тишка, гад такой! Я ж слышу как ты там чавкаешь чем-то! Поди сюда, сказано!
    Тишка ойкнул где-то в соседней комнате и влетел в комнату.
    - Так вы меня зовете, вашблагородь? А я-то дурак думаю – какой-такой Тихон Петрович у нас тут завелся? Думал вашсиятельства водки опять с утра уговорили и снова с буфетом почтительно общаетесь. А вы оказывается меня зовете.
    - Тебя, конечно, дурак! – недовольно сказал Барин, но осекся тут же и продолжил более почтительно: - Я вас, Тихон Петрович, чего звал-то?..
    - А чего сразу Тихон Петрович-то? – побледнел Тишка. – Чего я сделал-то? Чуть что так драть сразу. А я, между прочим, не так уж и много печенья вашего съел. Там одно было, с уголком.. Мыши пообгрызли. А я думаю – непорядок. Думаю – Барин придет, а тут печенье мышами едено. И съел от греха. А все остальные – на месте. Да. А ежели вы про чавканье – так это не специально. Я уж и так и эдак пробовал – все равно громко получается. А ежели вы про то, что Клавка-кухарка про меня врет – так вот. Она врет!
    - Цыц! – прикрикнул Барин и вновь спохватился. – Вы, Тихон Петрович, мне договорить дайте пожалуйста.
    Тишка понял, что произошло что-то непоправимое, бухнулся на колени и заревел в голос:
    - Тишкой зовите, вашблагородь. Ну какой я вам Тихон, а? Не пугайте вы меня так христараде...
    - Вы, Тихон Петрович, теперь свободный человек! – кусая губы сказал Барин.
    - В каком смысле? - уточнил свободный человек, на всякий случай не поднимаясь с колен.
    - В буквальном, Тихон Петрович. Свободен как я. – ласково сказал Барин.- В газете вона написано: крепостных не будет боле. Будут свободные граждане. Ты, Тихон, - свободный отныне.
    - То есть как? – не понимал Тихон. – Это я сейчас встал и ушел отсюда, получается? Куда захотел пошел?
    - Ну да. – закивал Барин. – Свобода тебе нынче.
    - Ишь ты... Свобода.. – прошептал Тишка. – Так я это.. Пойду может тогда?
    - Иди, конечно. – разрешил Барин. – Как я тебе, свободному человеку помешаю-то?
    - Так вот чего, вашблагородь. – решился Тишка. – Я сейчас спать пойду к себе. Вы не будите, если что. Намахался я тут, за время рабства.
    - Как же я тебя разбужу, коли я не знаю где ты спать будешь? – ласково сказал Барин.
    - Ну как где? У себя там. На сундуке, в людской. – снисходительно пояснил Тишка.
    - Не, не, не. – покачал головой Барин. – Людская-то моя. И сундук мой. Ты к себе иди, свободный человек.
    - Это куда, например? – растерялся Тихон.
    - Это куда-то туда. – неопределенно махнул рукой Барин. – На волю куда-то. И это... Одежонка у тебя есть какая-нибудь?
    - Э. Осподь с тобой, Барин. Не голый же я стою тут. – рассмеялся Тишка.
    - Не голый, конечно. Да только одежонку я тебе покупал. Моя это. Униформа, считай лакейская. – пояснил Барин. - Сдать надобно.
    - Не согласный я тогда. Куда я пойду-то? Голый еще к тому же. – топтался Тишка.
    - Вот же темный вы, Тихон Петрович. – вкрадчиво сказал Барин. – На свободу пойдете! Всей кожей волю ощутите. Босыми ножками по грязи Родины! Это теперь и ваша страна. Голым задом в мир подлунный, Тихон Петрович. Зато – СВО-БО-ДА!
    - Вашблагородь, а вашблагородь? А может – ну ее, эту свободу? Может я как-нибудь... Как раньше может? – понял Тишка всю притягательность свободы.
    - Не могу, Тихон. Ну никак. – покачал головой Барин. – Кончилось старое время. Теперь только на контрактной основе. Разве что в наём пойдешь ко мне. А иначе – ну никак. Меня ж за рабство посадить могут. Контракт надо.
    - Контрахт давай! А чего мне? Пусть контрахт будет. – молниеносно согласился Тишка.
    - Значит так.. – задумался Барин. – Жалованья тебе положу пятерку в месяц.
    - Ухты! – обрадовался Тихон. – Пять рублей цельных?
    - А то. – сказал Барин. – Пятерка. За постой будешь мне рупь платить в месяц.
    - За какой-такой постой? – возмутился Тишка.
    - За обыкновенный. В людской будешь. На сундуке. А хошь – отдельную комнату выдам. Только это червонец будет стоить. За пятьдесят свою спаленку тебе уступлю. – предложил Барин. – Спальня-деньги-товар. Понимаешь?
    - На сундуке буду. – понял Тишка. – Четыре рубля останется.
    - Не. Пятьдесят копеек за униформу, три рубля за харчи. – продолжил Барин. – Меньше – никак. Ты ж с моего стола ешь.
    - Я ж объедки ем. – возмутился Тишка. – За вами что осталось подъедаю. И печенье за мышами.
    - Ну не знаю.. – развел руками Барин. – Значит не договорились мы с тобой. Скидывай, значится, одежонку...
    - Стой, стой! Согласен я, согласен. – бухнулся на колени Тишка. – Не дай пропасть свободному человеку, вашблагородь.
    - Встань, Тихон, встань. – ласково погладил Тихона по голове Барин. – Уж за пятьдесят-то копеек можешь в пол больше не валиться. Сохраняй достоинство, раз платишь.
    - Какие пятьдесят копеек? – с пола спросил Тишка.
    - Ну как, родной? Неужто не понимаешь? – не менее ласково продолжил Барин. – Я тебе навстречу иду, работу даю, в привычной обстановке оставляю. Несмотря на то, что ты печенье мое втихаря жрешь. Достоинство тебе сохраняю. За то ты мне пятьдесят копеек в месяц и платишь. Откат это, Тихон. Привыкай.
    - Так это.. Это ж как раньше было. – прошептал Тихон.
    - Дурак. – покачал головой Барин. – Раньше ты был рабом. А теперь ты – свободный человек! Уйти в любой момент можешь.
    - Так мне ж некуда! – взвыл Тишка.
    - Есть куда, гражданин. За водкой сходи к буфету! Отпразднуем свободу твою. – благодушно сказал Барин. – А мне пока Клавку позови.
    - Клавкааа! К Барину бегом иди! Зовут! – закричал громко свободный человек Тихон и пошел к буфету за водкой.
    - Раздевайся, свободная женщина! – торжественно сказал Барин в кабинете.

    (с) frumich
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  4. #14
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    - Хау, Великий Вождь! – дурашливо вскинул руку Великий Завоеватель.
    - Привет, скальп. – хмуро буркнул Вождь. – Чего звал?
    - Это переговоры, мой медномордый друг. – обиделся Завоеватель. – А на переговорах принято быть вежливым.
    - Я и был вежливым, когда назвал тебя скальпом, лысая образина. – пояснил Вождь. – Это было самое вежливое из того, что я хотел сказать. Чего надо, подлый Завоеватель?
    - Ну.. К делу – значит к делу. – кивнул Завоеватель. – Мы пришли с миром и хотим мира.
    - Езжайте домой – там мирно. – посоветовал Вождь.
    - Это неприемлемо, дикарь. Наш дом уже тут. - стиснул зубы Завоеватель.
    - Интересные дела. – удивился Вождь. – А наш дом тогда где?
    - Тоже тут! – терпеливо объяснил Завоеватель. – Мы предлагаем жить в мире.
    - Белым и красным? – подавился слюной Вождь. – У нас же дети будут на флаг Польши похожи.
    - Ну... Дети, положим, врозь. – содрогнулся Завоеватель. - А города – общие.
    - Какие города? – не понял Вождь. – У нас тут нет городов.
    - Ну разные города. Построим города и заживем. Нью-Йорк-сити, например. Атланту-сити опять же. Много разных сити можно построить.
    - Мы не согласны. – покачал головой Вождь. – Дурацкие названия. Почему надо добавлять это «сити»? Почему не «зиты» или «гиты»? Или можно даже «идиты». По-моему, замечательно – Нью-Йорк-идиты!
    - Сити – значит город. – рассмеялся Завоеватель.- А зиты и гиты – фигня какая-то. «Сити» – нельзя менять. А до «сити» - название.
    - Чур мы города называем тогда! – заявил Вождь. – Наша страна – наши названия. А все эти Нью-Йорки – тарабарщина для индейского уха.
    - О! Процесс пошел! – обрадовался Завоеватель и схватил лист бумаги. – Диктуй названия. Как назовешь – так и будет.
    - Первый город... – задумался Вождь. – Первый город – Уно!
    - Уно-сити. – записал Завоеватель.
    - Второй – Прине! – странно хрюкнул Вождь.
    - Прине-сити. – записал Завоеватель. – Дальше?
    - Выку! – сказал Вождь.
    - Выку-сити. – скрипело перо.
    - Залы! Ударение на Ы.
    - Залы-сити.
    - Поматро!
    - Поматро-сити!
    - И Бро!
    - И Бро-сити!
    - Обезопа! – Вождь закусил губу и отвернулся.
    - Смешное название! – хихикнул Завоеватель – Обезопа-сити. Еще?
    - Стомеговпо! – провозгласил Вождь.
    - Стомеговпо-сити. – кивнул Завоеватель.
    - Нашмагазинпо! – выкрикнул Вождь.
    - Нашмагазинпо-сити! – пыхтел Завоеватель.
    - Огласите...
    - Огла-сити. – старательно записал Завоеватель.
    - Да не. Список весь огласите. – хихикнул Вождь. – Не много?
    - Да ты что?! – не отрывался от листка Завоеватель. – Нам много городов надо. Давай еще.
    - Гундо, Голо, Бе, Недоно, Пригла, Заку, Плодоно, Переспро, – выдал Вождь.
    - Гундо-сити, Голо-сити, Бе-сити, Недоно-сити, Пригла-сити, Заку-сити... – и тут до Завоевателя дошло. – Да ты издеваешься, красномордый?! Переспросите? Закусите? Я ведь тебя серьезно спрашивал!
    - Дошло наконец! – сказал Вождь и с хохотом повалился на пол. – Хахаха.... Обезопасите.. Ой не могу...
    Завоевателю и самому стало смешно. Минут десять они не могли сказать ни слова, хохотали и хлопали друг друга по плечам.
    - Фуу-уууф. – перевел дух Завоеватель. – Очень смешно. Молодец!! А теперь давай серьезно. Итак – город?!
    - А если серьезно – город Отца. – сказал Вождь.
    - Отца...- начал было записывать Завоеватель, но тот час же понял, что мира не будет.


    © ФрумычЪ
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  5. #15
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Филолог

    Семион Святославович переживал момент возвращения из безмятежного сна в отвратительную реальность. В реальности было жарко, непонятно какое время суток, неизвестное число, непонятно местонахождение, пахло перегаром и очень хотелось пить.
    - Вставай, грязное животное! – раздался счастливый голос супруги Семиона Святославовича, Надежд Павловны. – Пьяное, грязное животное!
    Семиона Святославовича передернуло от такого обращения и едва не сдурнило.
    - С ума вы что ли сошли, Надежда Павловна? – разлепил он слипшиеся губы. – Что за обращение, голубушка? Вы, ма шери, никак, телевизор смотрели?
    - Понятно. – помрачнела Наденька. – Засыпал мужчина, а проснулся вновь культуровед и филолог. Сиест тристемент, мон ами.
    Семион Святославович вдруг осознал, что не помнит абсолютно ничего со вчерашнего вечера. То есть он помнит, как его уговорили выпить коньяку, как мило они обсуждали влияние мирового революционного процесса на культуру России, как продолжили шампанским, как перешли на пиво… А вот с момента обсуждения причин популярности французского утопического социализма до оскорбительной фразы утренней Надежды Павловны – память представляла обширное белое пятно.
    - Вы знаете, Наденька… – неуверенно начал Семион Святославович. – Каким-то странным образом у меня совершенно исчезла память о вчерашнем вечере. Как будто Бахус огромным ластиком застолья уничтожил все.
    - Включая ваше реноме, Семион Святославович. – ехидно поддела Надежда Павловна. – Опять же, этот проказник запачкал вашу одежду остатками еды, порвал ваш плащ и…
    Надежда Павловна зарумянилась и выпалила:
    - И был при всем при этом таким душкой! Живым человеком был, а не сборником статей! Вы убили его! Убийца!
    Она вышла из комнаты, громко хлопнув дверью. Он хлопка у Семиона Святославовича случилась жесточайшая мигрень и даже некоторое покраснение окружающего мира.
    - О боги! За что вы наказываете меня! – пафосно воздел руки потолку Семион Святославович и отправился в ванную пить студеную воду из под крана. У него оттуда студеная текла. Хоть и с хлоркой.
    - А коли все по-старому, - закричала из кухни Надежда Павловна, - Извольте, Семион Святославович, после водопоя посетить кухню и дать объяснения своему скотскому вчерашнему поведению. Своему замечательному скотскому поведению вчера.
    И всхлипнула как-то по-особенному скорбно.
    - Это совершенно исключено, миакарра. – сообщил из ванной Семион Святославович. – Меня уже час как ждут на работе. Вечером поговорим, душенька.
    Он воровато пробрался к шкафу, быстро оделся и выскочил из дому, радуясь, что избежал тяжелого разговора.
    Еще из подъезда он услышал затейливый мат дворника Семена.
    - Что ж за страна такая? – вздохнул он по привычке. – Повсюду клошары и сквернословие. Цутобенде, цутобенде..
    И толкнул дверь подъезда. При виде Семиона Святославовича, дворник Семен побелел с лица, вытянулся в струну и произнес:
    - Что ж вы, голубушка, Марьсеменна, плюетесь с балкона семечками? Взрослая вроде женщина. Культурная. Как вы можете с этой высоты сплевывать своими губами эти шкурки зажаренных заживо семян подсолнечника? Вы же этими губами Гумилева при прочтении нашептывали! Птьфуй!
    Марьсеменна, пенсионерка с пятого этажа, от удивления подавилась семечками и закашлялась. Затем увидела Семиона Святославовича, ойкнула, перекрестилась и вступила:
    - Ну что вы, Семен…
    - Георгиевич. – подсказал дворник.
    - Ну что вы, Семен Георгиевич! – воскликнула Марьсеменна. – Да как же вам не стыдно в такой низости подозревать женщину? Да в себе ли вы, голубчик? Да я ж отроду не брала в рот этой гадости!
    - Знаем мы чего ты в рот тянула! – закричала с балкона второго этажа заклятая подружка Марьсеменны, Зойка.
    - Тссс! – шикнула на нее Марьсеменна и глазами показала на Семиона Святославовичча.
    - Ой! – спохватилась Зойка. – Мильпардон, Семион Святославович! Вырвалось как-то. Прям и сама не знаю что со мной. Обычно ж мы с Марьсеменной аки пара голубей воркуем. А тут вдруг такое…
    - Только кровью можно смыть бесчестье такое! – ехидно предложила Марьсеменна. – Как благородная дама, вы должны откуда-то из себя достать крови теперь. Я вам так сочувствую. Семион Святославович давеча вам зря что ли объясняли?
    - Что мы объясняли? – спросил умоляющим голосом Семион Святославович у дворника.
    - Да вы тут много всего объясняли, мон дженераль! – отрапортавал Семен. – Доходчиво так.
    - Ага! До сих пор болит! – сказала Марьсеменна. – Так ведь и поделом нам. Темными жили. Спасибо, батюшко! Прям свет вчера пролился.
    - Кстати, насчет света пролитого! – нерешительно кашлянул Семен. – Мон ами, Семион Святославович, авек плезир… убрать вытошненное давеча.. Мильпардон, конечно, что напоминаю, но, думал, может вы запамятовали… А обещались.
    - Господи. – сказал Семион Святославович, сгорая от стыда. – Это я вчера тут…
    - О даа! – хором сказали дворник и старушки.
    - Эээ. А где, собственно? – замялся Семион Святославович.
    - Выдурнило вас где? – подобострастно спросил Семен. – Так на этой… Как его… На площадке для падеспани. В беседке, которая.
    - Как же там падеспать-то? – удивилась Марьсеменна. – Там ить стол и лавочки.
    - Это до вчерашнего дня они там были. Семион Святославович давеча когда жильцов подеспани учили обстановочку немного порушили. Так что теперича там – самый что ни на есть танцпол.
    - Как же это я, а? – закручинился Семион Святославович.
    Ему было невыносимо стыдно и он абсолютно ничего не помнил.
    - Да как-то так вы, да. – боязливо пискнул дворник и замахал метлой. – Но вы обещали сами убрать!
    - Уберу я! – буркнул Семион Святославович и вышел со двора.
    - Куда мне? На работе тоже небось начудил! – терзал он себя, выходя со двора.
    - Пьянь! С перегаром! – ругал он себя, шествуя по тротуару.
    - Начал катиться – надо катиться вниз! До самого дна! – скрипел он зубами сворачивая к гастроному.
    - Я залью этот стыд! – шептал он себе.
    - Я допью этот позор до конца! – шептал он свинчивая крышку с бутылки водки.
    - Пусть мир знает, что мне стыдно! – кричал он запивая пивом.
    - Никогда мы не будем культурной страной! – мямлил он, лакируя портвейном…

    Вечером радостно кричал дворник Семен, показательно танцуя падеспань, по отмашке хлопали в ладоши пенсионерки, что-то немузыкально рычал Семион Святославович.
    - Семион Святославович? – раздался с балкона голос Надежды Павловны.
    - Щас приду! – многообещающе прокричал Семион Святославович.
    - Иди ко мне, грязный пьяница! – счастливо захохотала Надежда Павловна.
    - Вот ведь.. – сказал дворник, тяжело дыша. – И из филолога человек может получиться…

    © frumich
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  6. #16
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Александр Сергеевич Пушкин сидел под деревом и остервенело грыз карандаш.
    «Вельми почтенная главбух, листает чинно свой гроссбух» - бубнил он с отвращением.
    - Тяжко, Саша? – деликатно спросил Кюхельбекер.
    - Неподъемно, Виля. – вздохнул Пушкин. – А что делать? Тим-спирит, это тебе не хухры-мухры. Очень важная часть тимбилдинга. Основная даже.
    - А? – не понял Вильгельм Карлович.
    - Весело должно быть. Тим – он веселиться должен. Бикоуз! Если тим не может устроить фан – что-то в тиме не так. И надо предпринимать экшн какой-нибудь. – абсолютно серьезно ответил Пушкин. – «Так славься славный Арзамас – ты в тим один сплотил всех нас».
    - Славься славный – эт хорошо. – одобрительно кивнул Кюхельбекер. – Свежо так.

    - Не издевайся, пожалуйста. – обиделся Пушкин. – «От мощи нашего лицея все семинарии бледнеют.»
    - Семинаристы горько плачут, а мы...- сбился Кюхельбекер.
    - Когда мы в таргетах удачны! – кивнул Пушкин и записал в блокнот.
    - Саш, ты серьезно? – испугался Кюхельбекер.
    - Конечно. Тимлидершип обязывает. – кивнул классик. – Это все часть нонматириал мотивэйшн, если хочешь знать.
    - А? – не понял снова Кюхельбекер.
    - Бэ. – веско ответил Пушкин. – Как бы это попроще тебе... Это... Это – как бы заставить крепостного работать лучше без денег и без розог. Вот. Без материального поощрения и наказаний.
    - Никак, конечно. – уверенно кивнул Вильгельм Карлович. – Что ж он совсем что ли дурак – запросто так работать? Он весь день и проспит. И я бы проспал.
    - А если ему на сознательность давить? – прищурился Пушкин. – Еще как заработает.
    - Ну да. Я так и представляю себе – толпы крепостных бегут пахать лишь бы не подвести никого. – хихикнул Кюхельбекер.
    - А то. Я ж им другом буду представляться. Стихи читать, веселиться. Они поймут, что мы работаем в одной команде. Что мы – самый лучший тим, другими словами. – сказал великий поэт.
    - Они поймут, если урожай поровну делить. Причем те, кто больше работал, должны больше получить. Причем, тем, что стихи читают, не положено ничего. Или очень мало. Только так.
    - Ну бред же. Это только кажется. Они будут понимать, что тимхединг – это не менее тяжелый труд. А если брать еще коучинг в учет..
    - А? – не понял Кюхельбекер.
    - Нонматириал мотивэйшн зиждется на трех китах – лоялити к компании, тимворк в достижении таргетов и потенциальный промоушн. – поучительно сказал Пушкин.
    - Свят-свят-свят. – перекрестился испуганно Кюхельбекер. – Не знаю что ты только что сказал, но звучит пугающе.
    - То то же. – ухмыльнулся Пушкин и вернулся к блокноту. – «Коль скоро ты член команды..»
    - Фи. – поморщился Кюхельбекер.
    - Тихо, тихо. – осадил Пушкин. – «До треска мышц несем мы мысль..»
    - Саааш, а что такое коучинг? – вспомнил Кюхельбекер.
    - Ну как бы тебе сказать.. Это один из самых передовых методов менеджмента. Наряду с делегейшном, директ менеджментом.
    - Спасибо, спасибо. Понятно все. – запросил пощады Кюхельбекер.
    - «Мы расслабляемся немножко, давай съедим чего-то крошку..» - писал Пушкин.
    - Вчера уволили старушку – не вымыла от пива кружку! – вмешался Кюхельбекер.
    - Боян! – строго сказал Пушкин. – Вчера уволили старушку – не на щеке носила мушку. Корпоративный стиль одежды – очень важен.
    - «Мушку – важен» - замечательная рифма. – кивнул Кюхельбекер.
    - Не. Это я тебе объясняю. – сказал Пушкин.
    - Саш, ты мне другое объясни. – попросил Кюхельбекер. – Ты же вроде отлично знаешь русский, а теперь тебя страшно слушать. И стихи у тебя были замечательные, а то что ты сейчас пишешь – это совсем уж ужас. Это с чем связано?
    - С тимбилдингом, Виль. – почти по-человечески ответил Пушкин. – На тимбилдинге все ведут себя как-то глупо. Это старая традиция. Ну либо пьют и ведут себя обычно. Это еще более старая традиция. И дамокловым мечом весит необходимость проводить следующий тимбилдинг. Одно утешает: какая б чушь не творилась – всем нравится. И вот так вот – проведешь один и уже следующему пора..... Пора, мой друг, пора.
    - Покоя сердце просит. – сказал Кюхельбекер.
    - Летят за днями дни и каждый час уносит.... – сказал Пушкин и тут же отмахнулся. – Ладно. С этим потом. Ты не знаешь какие-нибудь коллективные игры, кроме бега в мешках и собирания предметов с закрытыми глазами?

    ©frumich
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  7. #17
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Петр Степанович, опаздывающий на работу, стоял у перехода и наблюдал за табло, на котором издевательски моргала надпись «Стойте».

    - Стойте. Стойте. Стойте! – раздражался Петр Степанович. – Две минуты стоять и только двадцать секунд идти. Издевательство какое!

    - «Идите!» – приветливо моргнуло зеленым.

    Петр Степанович, занятый ментальным брюзжанием, пропустил момент, когда стало можно. Табло ласково моргнуло и выдало бегущую строку:

    - «Чего тупим? Зеленей не будет.»


    Петр Степанович, очень удивился, но совладал с собой и шагнул на проезжую часть. Табло свистнуло громко и выдало бегущую строку:

    - «Быстрей, утырок!»

    Петр Степанович оскорбился и назло пошел очень медленно.

    - «Геморрой?» – поинтересовалось табло. – «Или от рождения небыстрый такой?»

    - Вот гнида! – ругнулся Петр Степанович и пошел быстрее.

    - «Стоять!» – сменилась надпись на табло. – «Стойте, то есть.»

    - Чего началось сейчас? – вслух возмутился Петр Степанович. – Еще двадцати секунд не прошло.

    - «Так надо!» – ответило красным табло. – «Стойте на разделительной линии.»

    - Фиг тебе! – гаркнул Петр Степанович и рванул обратно. Под визг тормозов, под яростное бибиканье клаксонов, под мат автолюбителей Петр Степанович добрался до заветного тротуара, вытер пот со лба и победно посмотрел на табло.

    - «Ну не олень?» – бежала по табло ярко-красная строчка.

    - Это что скрытая камера такая? – осенило Петра Степановича.

    - «Ага. И УЗИ вам попутно сделали.» – ехидно отозвалось табло. – «Больно надо кому-то такое убожество снимать.»

    - Да что ж за хамство-то такое, а? – кипел Петр Степанович.

    - «А с вами, кеглями, по-другому нельзя.» – не унималось табло.

    - А не пошло бы ты.. – ругнулся Петр Степанович и шагнул на проезжую часть.

    Взвизгнули тормоза, раздалось возмущенное «Куда прешь, каззел?». Петр Степанович закусил губу и упрямо пошел по переходу.

    - «Во дурак. Красный же.» – выдало табло. – «Собьют же сейчас.»

    - И пусть! – упрямо мотнул головой Петр Степанович и продолжил идти.

    Благодаря интеллигентности и вежливости автолюбителей, к середине дороги Петр Степанович узнал много нового о себе, о своих близких, о сексуальных пристрастиях водителей. Грудь жгло обидой, в глазах мигало красным обидное «Приветствуем почетного камикадзе нашего района!», «Не выключайте камер – сейчас вы станете очевидцем», «Куда вы прете, лох суицидный?».

    На разделительной полосе Петр Степанович остановился передохнуть от переживаний и победоносно посмотрел на табло.

    - «Круто.» - отозвалось табло и добавило: – «Не всякий петух долетит до середины проспекта. А теперь давайте снова ломанемся обратно. Как это принято у жертв ДТП.В метаниях сбиваются придурки.»

    - Ага- ага. – закивал многообещающе Петр Степанович. – Сейчас я доберусь до тебя.

    Он набрал воздуху и пошел дальше.

    - «Не подходи ко мне, псих!» - пробежала строка по табло.

    - Сейчас-сейчас! – если бы у Петра Степановича был щит, он бы его сгрыз в секунду от ярости.

    - «Петя, давай поговорим как интеллигентные люди?» - выдало табло.

    - Куда прешь? – высунулся было из какого-то джипа очередной автолюбитель, но осекся под взглядом Петра Степановича.

    - Рыло забил! – рявкнул страшным голосом Петр Степанович. Автолюбитель закричал от ужаса, поднял стекла и попытался сдать назад. В ту же секунду в джип влетел белый опель. Опель отбросило на соседнюю полосу... Дальше Петр Степанович шел под звуки разбивающихся автомобилей, пригибаясь когда над переходом пролетал очередной подброшенный ударом автомобиль и провожая взглядом летящих мотоциклистов.

    - Чего творишь-то, беспредельщик? – беспокойно мигало табло.

    - Сейчас-сейчас... – рычал Петр Степанович неумолимо приближаясь к бордюру.

    - «Люди! Остановите вандала!» - табло светило с такой силой, что на доме напротив эта надпись горела как неоновая вывеска.

    - Сейчаааас! – закричал Петр Степанович и подскочил к одной из разбитых машин.

    - Не надо! Не надо! Возьмите деньги! Все возьмите! – испугался хозяин автомобиля и попытался убежать на поломанных ногах.

    - Молоток в багажнике есть? – обратился к нему Петр Степанович.

    - Все заберите, все! – бился в истерике автолюбитель.

    Из ноздрей Петра Степановича повалил дым, глаза его загорелись желтым цветом. Он шагнул к искореженной машине, оторвал крышку багажника и достал молоток, разорвав брезентовую сумку с инструментом.

    - Я иду к тебе, тварь светодиодная! – закричал он.

    От этого крика облетела листва с близлежащих деревьев и посыпались на землю оглушенные птицы.

    - «Петенька, ты меня неправильно понял». – выдало табло, переливаясь всеми цветами радуги.

    Петр Степанович одним прыжком добрался до табло и начал крушить его молотком.

    - «Идите!», «Пожалуйста идите!», «Милый, бесконечно милый, пешеход». – пыталось задобрить табло.

    - «И-ите», «-дите», «ите», «те», «е адо, Пет-нька» - табло от ударов теряло ясность изложения, свистело, пикало, хрустело...

    - «и», «ай», «э»... «Эхххх» - сокрушенно пикнуло табло и погасло совсем.

    - Получил? Получил, тварь?! – закричал Петр Степанович и отбросил молоток. – Будешь знать теперь!

    Затем он оглядел разбитые автомобили, послушал стоны раненных и закричал страшно:

    - Что?! Покатались?!

    Как по команде в обморок упали наряд полиции и санитары, подкрадывающиеся к Петру Степановичу.

    - Не злите меня лучше. Не злите! – попустило Петра Степановича. – На работу опоздал из-за вас всех. Сволочи!

    И пошел на работу, с ужасом думая о предстоящем объяснении с начальством...

    - Да. Да. Еще один. – сказал доложил диспетчер начальнику Управления по организации дорожного движения. – Опять вандализм, да... А я говорил – новые светофоры слишком умны! Люди еще не доросли до такой техники.

    © frumich
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  8. #18
    Супер-модератор Аватар для SeGGa
    Регистрация
    19.03.2008
    Адрес
    Астрахань
    Сообщений
    1,536
    Вес репутации
    14

    По умолчанию

    Поржал)))))
    В горе, бурю, в житейскую стынь и когда тебе грустно, казаться улыбчивым и простым - самое высшее в мире искусство.
    С.Есенин
    *

  9. #19
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Инструктаж

    Поскольку я не только выпивоха, графоман и разгильдяй но и скользкое, бесхребетное, вечно виноватое существо (то есть, менеджер среднего звена), меня тут обязали провести инструктаж по технике безопасности.
    Потому вечером и ушло в почту буквально следующее:

    Дорогие подчиненные.
    В очередной раз в голове начальства где-то щелкнуло и, в результате, я обязан провести с вами инструктаж по технике безопасности. Поэтому, рекомендую ознакомиться с трактатом.

    Техника безопасности:
    1. Запрещается трогать провода под напряжением. Провод под напряжением мало чем отличается от проводов без напряжения, следовательно нельзя трогать никаких. Если тронуть провод все таки необходимо - можно сделать это только после того как дежурный электрик 6 (шесть) раз мамой поклялся, что все обесточено и для убедительности лизнул провод. Если где-то на территории валяется провод и у вас вдруг появляется непреодолимое желание взять его в руки – постарайтесь как-то совладать с собой и бегом к психиатру. Он излечит вас от патологического стремления хватать что попало. Провода в какой-то степени очень напоминают женские ноги – чем больше оголены, тем больше вариантов лечь после прикосновения. Учитывайте это пожалуйста. О том что в розетку не надо ничего совать, что глупо резвиться в трансформаторной будке даже и говорить не буду. Если чего-то искрит – надо визжать и радоваться фейерверку, пока не прибежит электрик. Стараться самому все обесточить можно только в случае точного знания что у нас и откуда отключается. А поскольку в крупных компаниях точным знанием не обладают даже электрики, воздержитесь от прикосновений к рубильнику.
    2. Запрещено пытаться кормить львов, носорогов и прочих опасных животных. Да! Я знаю, что их пока нет в офисе, но от креативности нашего маркетинга я жду любой подлости, поэтому обязан предупредить.
    3. Во избежание производственных травм запрещается ковырять в носу острыми предметами, ронять на себя мебель или сервера и брать мои наушники.
    4. Запрещается кидаться дыроколами, петь песни Тани Булановой, кормить персонал "Мивиной", рассказывать анекдот про психиатра и сеть, говорить про политику и цокать зубом. Просто во имя Гуманизма и Человечности.

    Правила поведения при пожаре, наводнении, землетрясении и визите аудиторов:
    1. Не паникуйте. Кричать можно, ломиться из здания, как лось к месту брачных обрядов, бежать по коридору с катушкой.. Все это можно. Но без паники.
    2. Почитайте план эвакуации из здания и бегите куда попало. Профессиональные выжившие поступают именно так.
    3. В случае сильного землетрясения, перед тем как покинуть здание, не забудьте убрать рабочее место. А то потолок рухнет на весь этот бардак и будет жутко неудобно перед теми кто будет разбирать завалы.
    4. Звоните 901, 902, 903, 904, 905, 906, 907 и вызывайте всех кого сможете. Пусть приезжают и посмотрят воочию на пожар. Все одно лучше чем потом по телевизору смотреть.
    5. Окажите первую помощь всем пострадавшим. Посильную помощь. Всем пострадавшим. Кроме Саши. У Саши печень – он и так не живет, а мучается.
    6. По приезду пожарных требуйте приезда не менее трех экипажей, пусть каждый предложит свой подробный план тушения с указанием дедлайнов для каждого этапа и на тендерной основе выберите самый лучший экипаж. Процедура есть процедура. И нечего орать что у вас там что-то горит.
    7. Не упускайте шанса попробовать воспользоваться огнетушителем. Всем же хочется нажать и дать струей? Ну так вот – самое время.
    8. В случае сильного задымления, намочите тряпку и дышите через нее. Для того чтоб намочить тряпку – надо пробежать до кухни, потому что кран там. По всему коридору. Мимо центрального выхода. На кухне намочите тряпку и дыша через нее пробирайтесь обратно к выходу.
    9. Меня если что не спасайте совсем. Я как подумаю, что надо будет все восстанавливать с бэкапов – мне спасаться уже не хочется.

    Вот, собственно, и все.
    Инструктаж проведен – теперь у вас нет шансов получить компенсацию за производственную травму. Бухаха.

    © frumich
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  10. #20
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Декоратор

    Актер, который должен был играть Ромео, очень волновался перед премьерой и постоянно репетировал сцену приема яда. Яды были в свободной продаже в буфете и поэтому немудрено, что Ромео ушел в тяжелый запой.
    Джульета знала роль назубок, но ее гражданский муж был жутким ревнивцем, которые презирал любое искусство. Зато очень сильно любил бокс. И поэтому немудрено, что за неделю до премьеры на лице Джульеты ярким синим цветом расцвели два фингала. Причем синяки таких размеров и такой цветовой гаммы, что гримерша на всякий случай купила эмалевой краски в хозмаге.
    Назначить на роли Тибальта и Меркуцио двух, неспособных терпеть друг друга человек, возможно, было мудрым решением с точки зрения достижения естественности эмоций при игре актеров. Но было категорически неправильным с точки зрения следования сюжету. Потому что от репетиции к репетиции, поединок этих двух персонажей становился все более яростным и протяженным. И исход поединка становился все более и более непредсказуемым. Смертельно ранить могли и Меркуцио, и Тибальта с абсолютно одинаковой вероятностью. Единственное, что немного спасало ситуацию, это то, что находящемуся в постоянной нирване, Ромео было абсолютно все равно за кем из этих двух типов с яростью гнаться и кого убивать. Поэтому сюжет всегда более-менее возвращался в привычное русло.
    Размышления обо всем не давали сосредоточиться директору театра на разговоре с человеком, нанимающимся на работу.
    - На какую работу в нашем театре вы претендуете? – рассеянно спросил директор. – Сразу скажу – актеры нам не нужны. Даже гениальные. Даже прирожденные. Даже удивительно талантливые.
    - Актером я не хочу. – не поднимая глаз отвечал соискатель на работу. – Глупо создавать картинку, которую сам не можешь увидеть.
    - Да-да. – глядя в окно сказал директор. – Осветители нам тоже не нужны.
    - Нет. Освещать чужую картинку – мне тоже не хочется. – покачал головой соискатель. – Я хочу свою создавать. Я могу быть художником.
    - Рабочий сцены. – огласил приговор директор. – А потом посмотрим.
    - А что надо будет делать? – спросил соискатель.
    - Собирать декорации. Принести, унести. Перенести. Поднять тяжелое. – пояснил директор. – Это тоже в какой-то мере творчество. Создать иллюзию о
    - Я согласен. – кивнул соискатель. – Можно прямо сейчас приступать?
    - Конечно. – кивнул директор. – Идите. Там на сцене вам скажут... И чтоб не пить там, ясно?
    В любой другой момент директор подумал бы о том, что когда человек не интересуется зарплатой – это немного странно. Но директор поставил три тысячи на Тибальта против Меркуцио в сегодняшней репетиции и не мог думать ни о чем другом.
    Тибальт одержал убедительную победу в двухчасовой бешенной рубке. Тибальт, крича «Господи, какой страшный несчастный случай на репетиции», уже готовился перерезать Меркуцио горло, но тут в бой вступил Ромео, которому уже давно было пора репетировать сцену приема яда. И только это спасло Меркуцио жизнь и сбило пыл с Тибальта. Директор счастливо хохотал и хлопал в ладоши. Режиссер, поставивший на Меркуцио, был крайне недоволен и устроил разнос всей труппе.
    За этими милыми хлопотами и пролетел практически весь день. О новом работнике директор вспомнил только когда встретил его уже при выходе из театра.
    - Ну как вы? Освоились? Вот и чудно! – скороговоркой пропел директор и попытался прошмыгнуть мимо.
    - У меня к Вам просьба есть небольшая. – остановил его новый рабочий.
    - Аванса не даем. – быстро сказал директор.
    - Нет. Я не об этом. А можно я ночью поработаю? – спросил рабочий.
    - Сверхурочных тоже не платим. – отбил директор.
    - Я не за деньги. – смутился рабочий. – Мы там декорации почти поставили. Хотел поправить немного. Чтоб красиво было. Я по ночам лучше работаю. Можно?
    - Нуу.. Можно, наверное. – согласился директор. – Скажите там, что я разрешил.
    - Спасибо. – просиял рабочий и пошел обратно в зал.
    «Выслуживается. Или ночевать негде просто.» - подумал директор и быстрым шагом двинулся к ужину, дивану, телевизору.
    Если мир вдруг собирается грянуть индивидууму со всем дури по ушам, он сначала пытается как-то его задобрить и одарить всякими мелкими приятностями, типа ошибившегося не в свою пользу продавца или многообещающей улыбки симпатичной соседки по подъезду. Директору театра в этот вечер мир отсыпал щедрой пригоршней: мантов на ужин, заранее выброшенный мусор, разрешения полежать на всем диване, спокойный сон, омлет на завтрак и легкой дороги к месту работы. У театра мир разрешил покурить, размахнулся широко и выдал по полной.
    - Как хорошо, что вы здесь! – выбежала из театра администратор. – Идите и посмотрите! Спектакль сорван! Спектакля не будет.
    - Ромео? Джульетта? – предположил директор.
    - Декорации! – выпучила глаза администратор. – Он сказал, что вы разрешили ему работать! Теперь спектакля не будет!
    - Он испортил декорации? – не поверил директор. – Хуже они не могли стать. Хуже просто не бывает. Зачем эта паника.
    - Он не испортил.... Вам лучше самому посмотреть. – администратор ухватилась за руку и потащила директора в зал.
    - Какая прелесть! – ахнул директор. – Это же Верона!
    На заднике была изображена самая настоящая Верона. И с задника она потихонечку переходила на сцену.
    - Он гений! Гений! – радостно прокричал директор. – Поздравляю вас господа! У нас в первый раз самые настоящие декорации! Как реалистично нарисован задник! Перехода почти незаметно! Он просто гений! Что это за вонь, кстати? У нас опять прорвало канализацию?
    - Это запахи Вероны! – сказала Джульетта. – Для полной реалистичности. У них тогда канализации не было. Они на улицу лили все.
    - Нет, но каков задник! – восторгался директор уже со сцены. – Даже отсюда – никогда не скажешь, что это нарисовано.
    - У нас нет задника. – сообщил один из рабочих сцены. – У нас – Верона.
    Он ступил на каменную брусчатку и пошел по улице.
    - Это самая настоящая Верона! – прокричал он отойдя на квартал. – Идите сюда!
    - Теперь вы понимаете о чем я, понимаете? – защебетала администратор. – Вы понимаете?
    Директор отмахнулся от нее и тоже шагнул на улицу. Он подошел к дому и прикоснулся к стене.
    - Все самое что ни есть настоящее. – сказал рабочий сцены появляясь из-за угла. – Улица идет вниз. Там мост какой-то. Я погулял немного с утра. Можно заблудиться, кстати.
    - Как он это сделал, а? – директор отследил полет какой-то птицы. – Это же...
    - Это портал! – сказала Джульетта. – Я про такое читала! Это портал в Верону. В настоящую!
    - Дура. – не одобрил Ромео. – В настоящей должны быть люди. А здесь их нет.
    - Сам дурак! Здесь были люди! – возразила Джульетта. – Здесь воняет – значит люди здесь были!
    - Ну и куда они все делись? И куда делся новый рабочий сцены? – спросил директор.
    - Не знаю. Но вы совершенно напрасно смотрите на это с одной стороны! – на улице появился дежурный электрик. – Я вот решил зайти с другой стороны и посмотреть из чего сделан этот задник.
    - И что там? – спросил директор.
    - А вы прислушайтесь. – сказал электрик.
    Откуда-то издалека доносились овации и крики «Браво».
    - С другой стороны наш театр. Только в нем люди и они какой-то спектакль смотрят. Я не стал туда выходить. Подумал – вот еще шаг и окажусь на сцене.
    - Погоди, погоди...А почему мы видим тогда сцену с которой мы пришли? Неувязочка. – сказал директор.
    - Я сильно пьющий электрик, а не академик наук. – резонно заметил электрик. – Откуда мне знать-то?
    - Где этот новый рабочий сцены? Где он? Он-то точно знает, что происходит! – закричал директор. – Найдите его!
    - Где его найдешь-то? Верона большая. – возразил Ромео, прикладываясь к фляжке с ядом.
    - Я кажется знаю. – сказал работник сцены. – И куда люди из Вероны делись – тоже знаю.
    - Ну? Не томите! – вскинулся директор.
    - По-моему он устроился в местный театр. – сказал рабочий сцены. – Я тут афишку сорвал.
    И протянул какой-то холст. На холсте были изображены Марс и Венера и над этим всем красовалась надпись «Divina Commedia».
    - Божественная комедия. – перевел директор. – А причем здесь наш новый работник?
    Рабочий сцены, вместо ответа, протянул руку и погладил нарисованную Венеру чуть пониже спины. Венера взвизгнула и хлопнула рабочего по пальцу.
    - Видимо на заднике декорации к раю рисовал. – добавил рабочий сцены.

    (c)frumic
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •