Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 12

Тема: Прикольные №9

  1. #1
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию Прикольные №9

    Налёт

    - И откуда таки на нас свалилась эта цаца, Жора? - спросил мужчина постарше.
    - Цацу прислали аж из Житомира, - ответил мужчина помладше, - Теперь цаца целыми днями звонит обратно в свой великий Житомир, шобы поплакать за жизнь в нашем захолустье.
    - Шо вы говорите? - мужчина постарше дёрнул подбородком, - Я всегда утверждал, шо телефон в сберкассе должен иметь выход только на милицию. Почему три целых клиента должны ждать вот уже целое утро, пока цаца наговорится и соизволит принять деньги на книжку? Я всецело поддерживаю эту пожилую даму!
    - Миша, я таки не очень понимаю эту вашу махинацию с дробями, но крепко уважаю целостность вашего мнения, - кивнул мужчина помладше.

    - Слушайте меня свободным ухом, столичная цаца! - возмущалась тем временем пожилая дама, - У меня больше дел, чем у вас пустоты под бигудями. Оставьте в покое варнякать по телефону, начните обслуживать население! Мы устали слушать за ваши мансы и хочим пополнить книжки.

    Дверь распахнулась и в помещение вошли трое мужчин. Один из них направился к окошку кассы, второй остановился в центре комнаты, а третий заложил дверь, просунув ножку стула в ручки.
    - Дамы и господа, ша! - сообщил первый, - Я не стану брехать, шо никто не пострадает, но если будет тихо, то может оказаться, шо я зря переживал за ваше здоровье. С другого бока, на дверях стоит вооружённый Йося, а прямо рядом с вами стоит вооружённый Додик, шо уже кое-шо за тишину, как вы думаете?

    Он наклонился к окошку и с улыбкой поинтересовался:
    - Имею до вас два вопроса - как зовут такую милую барышню и держите руки так, шобы я их видел даже закрытыми глазами. Я - Беня, если вы не вдруг не знаете. Но если вы таки вдруг не знаете, то это револьвер, шо уже кое-шо за меня, как вы думаете?
    - Я дико извиняюсь, Беня, - подал голос мужчина постарше, - Но цаца приехала из Житомира и очень даже может не знать за Беню. Я совсем не удивлюсь, если цаца не знает даже за револьвер.

    Девушка-кассир возмущенно фыркнула, с треском положила трубку, встала и откинула назад каштановые волосы, закрывавшие лицо.
    - Знаете шо, знаменитый на весь город Беня? Вы так размахиваете своим пистолетом, как будто он ваша единственная гордость. Если хочите знать, меня зовут Ляля.
    - Цацу зовут Ляля, - закатила глаза пожилая дама, - Тикай-ховайся, Житомир на тропе войны.

    Беня прищурил левый глаз, оценивая красоту девушки, и спокойно осведомился:
    - Ляля, зачем вы говорите злых слов, Ляля? Я шёл сюдой и думал за кассу. Теперь я стою в кассе и думаю за вас. А время тем временем исходит на пшик и деньги до сих пор не перешли из вашей симпатичной конторки в наши вооруженные до зубов руки. Скажите, Ляля, вы думаете, шо так должно быть? Или вам капельку кажется, шо я таки сбился с курса?
    - Скажите, Беня, это шо, налёт? - возбуждённо поинтересовался мужчина помладше, - Так наверное, нам пора лежать тихо и делать вид, шо мы вас в упор не видим. И мы хочим вас заверить со страшной силой, шо даже самого маленького звука в ваш уважаемый адрес...
    - Жора, замолчите свой рот! - дёрнул того за рукав мужчина постарше, - Беня работает! Шо вы буркочите ему под горячую руку?! Ляжьте уже на пол. Где вы пошли ложиться, шлимазл в жилетке? Там уважаемый Беня может, не дай бог, через вас споткнуться на каждом шагу.

    - Знаешь, Беня, - вежливо заметил Йося, - Я слушал твоих последних слов и задумался.
    - За какой предмет ты задумался, Йося? - спросил Беня.
    - Я задумался за курс валют, - ответил тот, - Ты будешь смеяться, но я начинаю иметь за него сомнений.
    - Нашёл время, малохольный! - хмыкнул Додик, - Давай сначала вынесем валют, а потом начнём думать за ихние курсы.
    - А вот таки нет, Додик, - помотал головой Йося, - Думать надо именно сию минуту. Потому шо если валюта пойдёт коротким курсом на выход, то мне, с тяжеленными мешками, придётся всю дорогу переступать через этого поца на полу. Так я скажу тебе, Додик, шо меня это слабо радует.
    - Боже мой, Йося, кончай уже быть маленьким мальчиком твоей уважаемой мамочки, - пожал плечами Додик, - Ходи прямо по этому поцу. Я еще не слышал хоть за одного человека, которого бы раздавили деньги.

    - Жора, скоренько ползите сюдой до меня, освободите дорогу людям, - моментально понял ситуацию мужчина постарше, - Им же таскать тяжестей! Шо вы там развалились в центре помещения, как провинциальная доярка на городском пляжу? Мадам, и вы тоже ляжьте уже, сколько можно задерживать людей? Им таки надо работать.
    - Вы серьезно имеете думать, шо я ляжу на грязный пол в новой шубе? - воскликнула пожилая дама, яростно жестикулируя, - Шоб вы лопнули, как вы говорите глупостей! Лежите уже, где валяетесь, и молчите, как фаршированная рыба. Так вы хоть кое-как будете выглядеть человеком.
    - А шо вы с меня хочите?! Беня сказал, шо это ограбление, - принялся слабо защищаться тот, - Где вы видели, шобы одни порядочные люди стояли, когда другие уважаемые люди грабят кассу?!
    - Беня, паршивец, шоб ты лопнул! - дама перевела возмущенный взгляд на Беню, - Ты так сказал? Да как у тебя язык повернулся в том самом роте, которым ты каждую субботу уминаешь мой бульон с кнейделах? Можешь сколько угодно пачкать свою репутацию этими делами, но не смей пачкать мою шубу! Дайте мне пополнить книжку, а когда я уйду, хоть обваляйтесь на этом вонючем полу всем гамбузом.

    - Йося, зачем ты набрал в рот воды, Йося? - спросил Беня, - Или ты собираешься, наконец, шо-то делать? У меня уже дырка в голове через этот хай.
    - Мама, зачем вы сюдой пришли? - спросил Йося у пожилой дамы, - Я сто раз говорил вам хранить деньги дома! Или купите себе шо-нибудь, мама.
    - Йося, шоб ты лопнул! Как я могу держать такие деньги дома, когда я там совсем одна?! Твой папа решил уже три года прохлаждаться на кладбище, лишь бы ничего не делать, так ты хочешь, шобы я тряслась от страха с этими деньгами под матрацом?! Я таки купила шубу. А сдачу я принесла на книжку. Йося, этот паршивец Додик, шоб он лопнул, какает тебе в мозги. Он не имеет уважения до матери, так не смей с него учиться, ты меня слышишь?!
    - Мама, из-за вас весь город с меня смеётся, мама! - вздохнул Йося, - Вы каждый раз тащите денег до очередной сберкассы, я каждый раз приношу их вам взад. Моя доля делает шикарный оборот, мама, но денег через это больше не становится. Ваш гений, мама, растоптал в пыль все законы экономики. Давайте один раз сделаем наоборот - сначала я ограблю кассу, а уже потом вы пополните книжку. Шо вам - жалко попробовать? А вдруг это таки да прибыльно?

    - Значит так, - Беня засунул револьвер за пояс, -Всем ша! Жора, ползите да стенки и нехай мадам приляжет на вас. Йося, не хами маме. Додик, тащи мешки. Ляля, открой сейф. Этот гоп-водевиль начинает делать мне нервы. И потом, уже почти обед. Я хочу тут скоренько закруглиться и повести Лялю в шашлычную.
    - В шашлычную? - хмыкнула пожилая дама, - Беня, шоб ты лопнул, или ты решил, шо Херсон - это другая Вселенная и гастроль будет вечной?!
    - В шашлычную? - взвизгнула Ляля, колдуя над сейфом, - Боже мой, Беня, я не знаю, за шо вы такой известный, но вас еще причёсывать и причёсывать. До шашлычной можете водить этих ваших актрисок. Я не пойду с вами до шашлычной, так себе и знайте. Вечером вы поведете меня до ресторана. Потом танцы, катание на лодке, гулянка под луной и ювелирный разврат. Так это делалось в Житомире, или вы чем-то хуже, Беня?

    Дверца сейфа щелкнула.
    - Готово! - сообщила девушка, - Выгребайте скорее, мальчики.

    Когда налётчики с добычей покинули помещение сберкассы, пожилая дама подошла к окошку и поглядела на девушку, качая головой.
    - Вы таки шустрая цаца, Ляля, - сказала она, - Но под вашими бигудями прячется недюжинный зад. Я таки не буду пополнять книжку. Я даже сдам шубу обратно. Вы меня понимаете, шустрая цаца Ляля? Потому шо когда рыжая Соня вернётся с херсонских гастролей, у Бени будет бледный вид, у вас - кадухес на полморды, а мой шлимазл Йося на время останется без работы. Так кто ему займёт немножко денег, кроме родной мамы?


    © kurtuazij
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  2. #2
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию

    *** Чисто на всякий случай сразу под текстом в алфавитном порядке приведен перевод некоторых неологизмов, то и дело встречающихся в тексте.

    - Деее-дааа! Дееее-даа! Дее-даааа! - маленькая Риточка надрывалась уже несколько минут, ни в какую не желая засыпать.
    Старый Моня громко вздохнул, поставил на столик свой ежевечерний стакан кефира и повернулся к жене, колдующей с утюгом над кучей свежестиранной детской одежды.
    - Бася, мэйдэле, таки подойди до внучки, пока она, не дай Бог, не охрипла от своих песен, как старый биндюжник на поминках портового пурыца! Иначе я не знаю, шо ты будешь петь ее матери, когда она вирвет мне последний золотой зуб за такой цурэс!
    Бася поставила утюг на доску и выплыла из гостиной. Некоторое время из Риточкиной спальни доносилось воркование, а потом Риточкин голос снова завел свое "Дее-дааа! Дееее-даа!". Бася безоговорочно капитулировала:
    - Все! Ша! Я уже иду за этим ленивым старпером, твоим дедом, который достался тебе за то, шо ты так плохо кушаешь! - Бася вышла из спальни, бурча себе под нос, - А мне он за шо достался, я себя спрашиваю? Шоб свести меня в могилу и привести в дом гойку, я себе говорю. Или я не знаю этого старого еврея. Он себе думает, шо он молодой Соломон в гареме. Так он себе думает...
    Она вплыла обратно в гостиную и обратилась к мужу:
    - Моня, шоб ты скис! - и Бася "перешла на идиш, шоби фэйгэлэ не поняла", - я таки скажу тебе дер ласковый зительворт! Эйфэле просит дер бобе-майсе. Так приподними свой альте тухес и таки скажи ей дер майсе. Шо тебе так тяжело? Ты часами травишь майсы с этим твоим дер милиционэр с цвай этаж за ди флаш шмурдяка, который варит эта курвэ, его жена!
    - Ой-вэй, Бася, пуст коп! Шо такое ты говоришь при ребенке! Она же впитывает на ходу, шоб она так ела котлеткес, как она слышит и запоминает этих твоих глупостей! Я таки пойду сказать фэйгэле дер майсе, чем слушать, как ты не любишь человека только за то, шо твой покойный дедушка таки да посещал синагогу!
    Моня, кряхтя, выбрался из кресла, запахнул фланелевый халат и решительно зашаркал в Риточкину спальню. Однако на пороге он неожиданно остановился и повернулся к жене:
    - Слушай, Бася... А какую сказку ей сказать? Шо я - знаю какие теперь сказки?
    - Ой, ну скажи ей какую-нибудь приятную майсу. Ребенку же все равно, она просто хочет слышать твой голос. Она же слушает твой голос четыре года, а не сорок с лишним лет и еще не знает, шо от этого голоса можно повеситься.
    Моня закатил глаза и демонстративно вздохнул. Но отвечать жене не стал - Риточкино "деее-дааа!" обрело интонации свиста падающего фугаса. Он вошел в спальню, присел на край внучкиной тахты и нежно погладил Риточку по ручке.
    - Ну, моя радость, какую сказку дедушка должен тебе сказать, шоби ты уже заснула и таки совсем немного помолчала до утра, дай тебе Бог никогда не знать, шо такое бессонница?
    - Про волка хочу! - требовательно сообщила внучка.
    - Зачем тебе за волка? - удивился Моня, - Он целый день носится грязный по своему лесу, ест всякую гадость и не любит дедушку. Я лучше скажу тебе за одну очень умненькую девочку, которая хорошо себя вела и таки удачно женилась за одного очень богатого ювелира, который таки носил ее на руках и сдувал все пылинки...
    - Про волка-аааа, про волка-ааа! - захныкала Риточка.
    - Бася! - Моня выглянул из спальни, - Она таки хочет сказку за волка. Шо мы знаем за волка?
    - Ну как, шо? Моня, там, кажется, был волк, который ел драй штуки поросят..
    - Зачем ребенку такая страшная сказка? Зачем ей знать, как болит желудок после свинины, даже если эта женщина, ее мать, давно забыла за кошерную еду? Она думает, шо может кушать шо попало, как эти здоровые гои. Так эти здоровые гои могут кушать огурец с молоком и при этом открыто смеяться в лицо расстройству желудка. Хотя кушать то, шо готовит твоя тетя Циля, безнаказанно не смогут даже самые здоровые гои...
    - Деее-дааа! Про волка-аааа!
    - Бася?!
    - Ой, ну так скажи ей за эту девочку в красной бэрэтке. Которая носила бабушке пирожкес. Там же был волк?
    - По-моему был, но он тоже скушал какую-то отраву и ему потом было ниш-гит с животом? Или нет? Таки я не помню... Нет, таки я да помню, но не все. Но я попробую... Слушай, моя радость. Жила-была бабушка. И вот она сказала своей дочке - "Дочка! Или тебе не стыдно? Я всю жизнь надрываюсь, шоби ты стала приличным человеком, так я таки могу когда-нибудь увидеть от тебя немножко нахес?" Ну так та взяла и спекла для бабушки немножко пирожкес. Но этого ж мало - их еще надо было отнести до бабушки. Этих же детей никогда нет, шобы навестить старых родителей. Они же приходят только когда им опять нужны гелт. Тогда они вспоминают про папу и маму. Ты же будешь приходить к дедушке просто так, да, моя жизнь? А не только когда у твоей мамы приключится очередной гелибте и она намылится на шпацир! Ты же будешь приходить, правда? А дедушка всегда даст тебе немножко гелт, шобы ты ни в чем себе не отказывала!
    Бася появилась в дверном проеме и "навела порядок":
    - Моня, скажи уже за красную бэрэтку и этого шлимазла волка! Шо ты крутишь эйр бедной девочке? Ей не надо знать про шо ты думаешь за свою бестолковую дочь, ей надо знать про ту майсу, которую ты никак не скажешь! Дай ребенку уснуть! Ты сорок шесть лет не даешь спать мне, так пожалей хоть ребенка!
    - Ша, Бася! Ша! Шо ты орешь, как торговец дер нашварг в Ханукку возле синагоги? Дай мне немножко тишины, так я таки скажу за волка. А почему волк шлимазл? Я никогда не слышал за волка шоб он был шлимазл?
    - Моня, он шлимазл, потому шо ты шлимазл. Вы близнецы, Моня, и вы оба вечно думаете за какие-то гешефты, от которых кроме камня в почках ничего не выходит. Зачем этот серый хулиган привязался к бедной девочке?! Зачем тебе эта белобрысая шиксе с драй этаж? Шо ты к ней привязался? Шо ты можешь ей предложить? Твой геморрой? Он таки да у тебя большой, но с другой стороны и одинокой женщине этого может показаться мало.
    - Бася, мэйдэле, или ты сразу замолчишь свой пыск или я прямо завтра поеду в Магадан, но уже не по своей воле. Где ты слушала этих гадостей? Ты опять висела на телефоне с твоей сестрой Цилей, шоб мне иметь утренний стул так же легко, как она вечно брешет?! Выйди из комнаты, дай мне сказать за волка!
    - Про бэрэтку не забудь, ловэлас с шишками! - Бася гордо покинула дверной проем, как всегда оставив за собой последнее слово.
    Моня повернулся к внучке и продолжил:
    - Ну так и вот же ж... Так эта дочка, ее мама, позвала свою дочку, ее внучку и сказала ей отнести пирожкес ее бабушке. И она сказала ей - "Ой, на улице так холодно, шо по сравнению с тем, шо там, в нашем холодильнике таки можно кипятить борщ. Так ты подумай своей головой, шо тебе надеть на свою голову и возьми таки ту красную бэрэтку, которую подарила тебе твоя бабушка на мой день рождения, хотя я просила деньгами". С тех пор, моя жизнь, она ее только так и называла - "Красная Бэрэтка твоей бабушки". Девочка надела бэрэтку, взяла пирожкес и таки пошла к бабушке. Ты еще не спишь? Боже ж мой, я уже полночи говорю тебе майсу, а ты такая же благодарная, как твоя чудесная мать и ее чудесная мать. Шо же еще ты хочешь услышать?!
    - А где про волка, деда? - спросила Риточка, призвавшая всю свою вредность на помощь в борьбе со сном.
    - Ой-вэй, Бася?! Таки шо там с волком? Там вообще был волк, я уже не уверен?!
    - Моня, он там был и был такой же шлимазл, как ты, и имел те же цурес, шо и ты!
    - Ой, шо ты говоришь?! И это теперь называется детская сказка?! Волк с геморроем?! Боже ж мой, шоб я так жил...
    - Какой геморрой, Моня? Причем тут геморрой? Чем ты думаешь - своими шишками сам знаешь где?! У него не был геморрой! У него было еще хуже.
    - Мэйдэле, не пугай меня - у меня больное сэрдце! Еще хуже?! Он шо - таки был женат за твою сестру Цилю?! Бедный беззащитный хищник! Как я скажу такие ужасы четырехлетнему ребенку?!
    - Моня, слушай сюда и не зли меня на ночь, если эта ночь не хочет стать последней, шоб ты был здоров до ста двадцати, а иначе кто же меня похоронит и женится за эту белобрысую гойку с драй этаж, шоб мне не дожить до такого позора! Этот волк имел твои цурэс - он был глухой, слепой и все время говорил всяких глупостей. Таки скажи уже ребенку майсу! Ну?! Давай - "Волк, волк, а шо у тебя с глазами?"!
    - Ой, я таки уже вспомнил! Слушай, моя маленькая, слушай, моя жизнь. Таки волк шо-то имел с этой твоей тетей Цилей, иначе откуда же он узнал про пирожкес и уже ждал девочку, голодный, как твоя бабушка после пасхального обеда у той же тети Цили?
    - Моня, ты таки да решил злить меня на ночь, да? - опять послышался Басин голос, - Я шо тебе сказала?! Замолчи свой пыск и скажи уже "Волк, волк, а шо у тебя с глазами?"!
    Моня обреченно подхватил:
    - Так эта Красная Бэрэтка вошла и спрашивает - "Волк, а шо у тебя с глазами?". "А шо у меня с глазами?" - отвечает волк, - "Шо тебе не так с моими глазами?! Кого ты слушаешь - твою бабушку? Катаракта? Ин хулэм! Таки я прекрасно вижу, даже когда твоя бабушка делает мне фынстер в оба глаза!"
    - "А шо у тебя с ушами?"! - опять "подсказала" Бася
    - "А шо у тебя с ушами?" - послушался Моня, - спросила тогда Бэрэтка. "А шо у меня с ушами?!" - ответил волк, - "Я прекрасно слышу. Я даже слышал, как твоя бабушка шептала тебе в соседней комнате про полипы. Таки какие полипы?! У меня превосходный слух! И шоб вы все себе так и знали..."
    - Моня! - прервала "реплику волка" Бася, - "А шо у тебя с зубами?!"
    - А шо у меня с зубами? - испугался Моня, - Шо уже такое?! Коронка потерялась?!
    - Та не у тебя! У волка!
    - У-у-уфф! Вы таки доведете меня до инфаркта этими дурацкими сказками! Ты шо - сразу не могла сказать?! Ну, слушай, моя жизнь. Так она ему говорит - "А шо такое у тебя с зубами?!" А волк ей отвечает - "А шо у меня с зубами?!". Так Бэрэтка ему тоже отвечает - "А почему ты спрашиваешь? Ты шо - не видишь? Или таки не слышишь?" И шо ты думаешь, моя жизнь? Шо таки ответил волк? И как он уже пожалел, шо таки съел бабушку? Риточка? Риточка? Ой, она таки уснула, моя фэйгэле.
    Моня встал, поправил одеяло, осторожно, не дыша, легонько коснулся губами лобика спящей внучки и на цыпочках вышел из спальни, бесшумно притворив за собой дверь.
    - Бася? Она таки уснула. Шо я тебе говорил? Ей надо твои майсы? Ей совсем не интересно про волка, тем более, шо ты разве дашь сказать хоть слово? Умная девочка, как ее дедушка. Завтра я таки расскажу ей про ювелира, пусть ребенок порадуется. Все, я ужасно устал, даже кефир допить нет сил. Ой-вэй, я таки уже не мальчик...
    В спальне, лежа в кровати рядом с мужем, Бася поворочалась с боку на бок, устраиваясь, и уже полусонно проговорила:
    - Моня, ты таки шлимазл. Ты даже майсу сказать не можешь, шоби тебя хотелось послушать. Мне цены нет, ты хоть понимаешь? Сорок шесть лет, подумать только!
    Моня повернулся к жене и поцеловал ее в щеку.
    - Знаешь, Бася.. Я таки вспомнил, какую отраву скушал тот волк.. В красной бэрэтке. Таки я понимаю за его живот. Лучше б он просто умер... Спи уже, мэйдэле! Завтра утром я, дай Бог, открою глаза и опять буду тебя терпеть, шоб ты была здорова до ста двадцати. Так дай мне, наконец, немножко той драгоценной тишины, которая отличается от кладбища твоим могучим хропен!


    ***
    альте - старый
    бобе-майса - сказка, сплетня
    гелибте - любовник
    гелт - деньги
    зительворт - ругательство
    ин хулэм - во сне
    мэйделе - девушка
    нахэс - счастье
    нашварг - сласти
    ниш-гит - нехорошо
    пурыц - начальник
    пуст коп - пустая голова
    пыск - рот
    тухэс - жопа
    фэйгеле - птичка
    флаш - бутылка
    фынстер - темно
    хропен - храп
    цурэс - беда, горе
    шлимазл - неудачник
    шпацир - прогулка
    эйр - яйца
    эйфэле - внучка


    © kurtuazij
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  3. #3
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию

    Жена упёрла руки в бока и загородила собой дверь.
    - Далеко собрался? – спросила она Трофима. Вопрос был чисто риторический и означал, что она всё знает о его планах, и пусть даже не мечтает.
    - Зин, я это…К Ваське нужно сходить…помочь.
    - Тоже мне помощник выискался! Помочь бутылку выпить, да?
    - Зин, ну какую бутылку? Не начинай.
    Трофим всё вычислял манёвр, с какого бока обойти жену, и выскочить из дома, но Зина уверенно закрывала своим могучим телом весь дверной проём.
    - Так, никаких Васек. В доме работы непочатый край, а он помогать всяким алкашам намылился.
    - Зин, ну, какая работа? Выходной же сегодня. Я его, может, всю неделю жду, а ты тут со своей работой.
    - Ждёт он неделю. Ишь, соскучился. По будням мы выпиваем, и ждём, когда же воскресенье, чтоб нажраться. Никуда ты не пойдёшь! Я тебя неделю жду, чтоб забор подправил.
    - Зин, дай пройти. Я быстренько: одной ногой там, а другой…
    - А другой – на карачках приползёшь. Быстренько он. Можно подумать, чтоб ухрюкаться , много времени нужно!
    Трофим вдруг почувствовал обиду и душевную усталость. И то, как он хронически несчастен. Ведь ему-то для счастья так мало нужно. Он уже всё распланировал. В воскресенье зайти к Василию, у него жена к детям в район уезжает, вот они бы и посидели, о жизни погутарили. Бутылочку бы выпили. На двоих. Не больше. Для начала. И чего это бабы нос свой суют в мужское счастье? Мы же не суёмся в их радости – не запрещаем им смотреть дурацкие сериалы. Стирать не мешаем. Пироги печь не мешаем.
    - А вот нужно будет, и приползу! – осмелел Трофим. – А ну, с дороги!
    Отодвинул опешившую от такой наглости жену и выскочил в сени.
    - Праздник сегодня, сам Бог велел выпить. Вот! – натянул сапоги, надел фуфайку, шапку, укоризненно посмотрел на супругу и вышел на улицу.

    Бог икнул. Опять его кто-то вспоминал. Всуе. Да сколько ж это продолжаться будет? Икота уже совсем замучила Господа. Он взял лупу и посмотрел на Землю. Кто это его там упомянул? Кому это он чего велел?
    Видимость была не очень, и Бог попросил секретаршу вывести картинку на монитор. Перед ним предстал небритый мужчина лет пятидесяти, уверенно шагающий по заснеженной деревенской улице. На экране бегущей строкой шли его мысли.
    - Ага, - злорадно улыбнулся Бог, - выпить решил? Я, значит, выпить велел? Ну, давай, попробуй. Машенька, перемотай-ка на часик назад. Сейчас мы жене его кое-что подскажем.

    Трофим вышел во двор, порылся в карманах, и сердце оборвалось. Заначки не было. Вот, зараза, нашла таки. Возвращаться и скандалить не имело смысла. Всё равно не отдаст. Почесав затылок, Трофим пошёл в сарай, где в углу складывались пустые бутылки. Пересчитал – на бутылку не хватит, но это уже лучше, чем ничего. Сложил тару в клеёнчатую сумку, кинул туда же кусок старого сала и луковицу. Ничего, нас голыми руками не возьмёшь.
    Выйдя за калитку, он пошагал к магазину.

    - Ух, ты, какой настырный, - Бог потёр ладони в предвкушении забавы.
    Любил он, устав от суеты и постоянной заботы о судьбе созданного им мира, развеяться, поиграть с кем-нибудь из смертных, и сам отдохнёт, и человека накажет за совершённый грех. Мог он, конечно, его молнией пришибить или сосулькой с крыши, но он же был Богом любящим, да и грех был пустяковый. Только не задумывался как-то он, что грешат все, а отдувается первый попавшийся под горячую руку.
    Проходящие мимо ангелы притормаживали, пялясь на огромный монитор. Спустя несколько минут собралась уже приличная толпа наблюдающих за происходящим. Некоторые делали ставки. Хоть какое-то развлечение.
    - Хорошо, тогда мы вот так.

    До магазина осталось пройти три дома, как вдруг правая нога Трофима скользнула вбок, а левая – вперёд. Трофим замахал руками, стараясь удержать равновесие, но ничего у него не вышло. Секунду он ещё балансировал, но лёд, присыпанный снегом, оказался скользким до невозможности. И Трофим сдался, тяжело опустился на пятую точку. Рука с сумкой взлетела, выписывая замысловатую траекторию. Сумка со звоном опустилась на землю, весело взорвавшись звоном разбиваемой посуды.
    Трофим выругался так, что Бог поморщился, секретарша Мария зарделась, а ангелы захихикали в ладошки.

    - Ну, что, выпил? – усмехнулся Бог, наблюдая, как поднимается мужик, держась за ушибленный зад, как рассматривает сумку, в которой не осталось ни одной целой бутылки и сало всё утыкано мелкими стёклышками.

    - Да, что ж это такое? Напасть какая-то, - бормотал Трофим, струшивая снег и с жалостью глядя на ненужную уже сумку с ненужным содержимым. – Ладно, схожу в лавку, может, в долг даст.
    Продавщица Томка пила чай с пряниками. Торговли не было, в такую погоду народ по домам сидит, ходят только за хлебом да за сигаретами.
    - Тамара, я это, ну, как бы сказать…горе, короче, у меня, - начал Трофим.
    - Что ещё за горе? С Зинкой что случилось?
    - Да нет, что с ней, чумой, случится. Я тут упал, понимаешь. Сильно упал, и это…ушибся, в общем. Копчиком.
    - Ну, и что? А я причём тут. Тебе к фельдшеру нужно. Пусть посмотрит.
    - Да нет, не нужно мне к фельдшеру. Мне компресс нужно. Водочный. А я шёл тут за водкой, чтоб компресс делать, и упал возле колодца. Носят воду как ни попадя, наплескали там целый каток, ну, и все бутылки, которые тебе сдать хотел, в пыль.
    - Это что, второй раз упал?
    - Да, нет, почему второй? Первый.
    - Ясно всё. Не дам в долг.
    - Тома, ты же знаешь, сразу верну.
    - Не могу, Зинка твоя сказала, что если буду в долг давать, конец мне. Не дам.
    - А мы же ей не скажем. Я точно не скажу, а ты – и подавно. Том, в честь праздника. Не дай погибнуть.
    Тамара задумалась, да так надолго, что даже ангелы умолкли в ожидании ответа.
    - Ладно, в последний раз, - сказала, наконец, продавщица и потянулась к витрине со спиртным.

    - Не выйдет, - сказал Бог и снова перемотал назад.
    - Ну, так не честно, - зароптали поставившие на Трофима.

    Трофим поднялся, струсил снег, потёр ушибленную задницу и пошёл к магазину в надежде, что уговорит отпустить ему в долг. Но и тут его ждало разочарование. Магазин оказался закрыт. На двери висел ржавый амбарный замок.
    - А что это закрыто? – спросил Трофим проходившую мимо бабку Никитичну.
    - Так, милок, сын к ней приехал. Вот она и сделала себе выходной.
    - Тьфу ты – ну ты, - Трофим смачно плюнул в снег и снова почесал затылок.
    Ничего, и не такое было. Пойду прямо к Василию. Что-нибудь сообразим.
    Но и там его ждал облом. Василий чистил снег во дворе, хмурый и трезвый. Увидев Трофима, развёл руками, мол, ничего не выйдет.
    - Ничего не выйдет, - расстроенным голосом поведал Василий, - моя не уехала, на автобус опоздала, чтоб её. Говорю – иди уже пешком, хрена тебе – восемь километров. Рукой подать. А она – сугробы, мороз, не пойду, говорит, и хоть ты тресни. День испорчен. Ты уж прости.
    - Вась, займи денег. Я уже настроился, из дому сбежал, как же я теперь, трезвый буду?
    Василий посмотрел так, что сразу стало понятно – были бы деньги, так бы он и чистил сейчас снег.
    - Что ж мне теперь делать? – вздохнул Трофим и посмотрел на небо. – Господи, в чём я провинился?

    Бог в ответ ехидно хмыкнул.
    - И это всё? Быстро сдался клиент, - недовольно заворчали ангелы. Богу тоже стало как-то скучно от того, что так быстро закончилось. Он смотрел на бредущую фигуру, и даже жаль ему стало несчастного мужика, ничего, собственно, плохого не сделавшего. Но тут взгляд упал на бегущую строку, и стало понятно, что товарищ тот ещё орешек.

    Вариантов оказалось множество, и Богу пришлось потрудиться, чтобы спутать карты Трофиму. Бабу Галю, гнавшую самогон на продажу, пришлось нейтрализовать жутким приступом мигрени, Серёгу Бовдню, ещё одного приятеля Трофима, напоить с самого утра, куме Светке испортить настроение и ожесточить сердце. Не найти выпить в деревне - нужно ещё постараться. Обстановка среди болельщиков накалилась, они смеялись над неудачными попытками раздобыть бутылку, и плакали от жалости к жертве божьего самодурства. Бог вошёл в раж, и забыл обо всех своих делах, допустив тем самым извержение вулкана, революцию в Египте и ещё массу недоразумений по всей планете. Вот что значит, потерять контроль, предавшись азарту. Да и не столько азарт виноват, а то, что невозможно уже было ударить лицом в грязь перед стоящей за спиной толпой болельщиков. Что подумают – какой-то мужик Всевышнего укатал. Невозможно.
    Единоборство продолжалось весь день. Трофим уже замёрз, проголодался, устал бродить от дома к дому. И везде что-то не складывалось. И чем дольше он ходил, тем больше хотелось ему выпить, но уже не ради выпить, а ради того же азарта. Как это так, в родной деревне, и не найти бутылку?
    Вечерело. Идти домой трезвому было страшно. Зинка не поймёт, оправдывайся потом, где шлялся весь день. Трофим вышел на выгон, оставался последний шанс – Кирилловна. У неё точно самогон есть. И в долг даст. Только страшно было его пить. Комбайнер Мишка Васильев прошлого года кони двинул от её самогона. Говорят так. Может, и не от самогона он помер, но слухи, как обычно, сильнее правды, и никто у неё больше бухло не покупал. Вспомнилась фраза из мультика –«обожрусь, и помру молодой». А, будь, что будет. Трофим вздохнул тяжело, на всякий случай попрощался мысленно с жизнью и родными, и пошёл к Кирилловне.

    Господь с уважением смотрел на действия достойного соперника. Обычно сдавались после двух-трёх испытаний, а тут – такие несгибаемость и упёртость. Ну, что ж, посмотрим, что будет. На мониторе высветилось досье на Кирилловну, а так же химанализ производимого ею напитка. Бог в ужасе читал страшные формулы. Жуткий коктейль, настоянный на старых покрышках, махорке, конском навозе и дихлофосе, выгнанный полоумной старухой, мог свалить замертво кого угодно. После употребления сего нектара то, что вытворяли с печенью Прометея, показалось бы детской забавой.
    Финал схватки оказался действительно интригующим.

    - Чего тебе, сынок? – спросила Кирилловна.
    - Мать, мне бы бутылочку в долг. Деньги через день-два принесу. Обстоятельства так сложились…
    - Да о чём речь, Трофимушка, я же тебя с вот таких соплей знаю. Помню, как ты ещё голышом по двору-то бегал. Конечно, займу. А самогон у меня – читая слеза. Пьёшь, и пить хочется.
    И она скрылась в кладовке, зазвенела посудой, что-то бормоча под нос.

    Бог смотрел, как Трофим вышел из калитки с бутылкой в руке, вытащил из горлышка кукурузный початок.
    - Не пей! – хором выдохнули ангелы. - Не пей!
    Бог затаил дыхание. Ну, вот и конец дуэли. Дуэли. Нашёл, с кем тягаться. Бог, создавший Вселенную, соревнуется с каким-то несчастным смертным, у кого яйца круче сварены. И получилось, что у мужика-то круче. И стало Богу стыдно за себя. Мало того, что человеку день испортил, так теперь ещё и до самоубийства доведёт.
    И когда горлышко бутылки коснулось губ, Бог подумал Трофиму.

    Трофим радовался, как ребёнок. Вот она, мутная жидкость, за которой охотился весь день. Живительная влага. Старуха ещё и пару яблок мочёных дала на закуску. Жаль, цокнуться не с кем. Трофим посмотрел на небо, поднял в приветственном жесте бутылку, словно цокаясь с небом и поднёс горлышко к губам.
    И вдруг, откуда-то появилась странная мысль – не пей. Ну её к чёрту. Как это к чёрту? – попытался воспротивиться Трофим, но мысль была навязчивой. И пить не хотелось. Вообще. Запах из бутылки вызывал тошноту. Так бывает, когда наешься от пуза, уже не лезет, а тебе предлагают – попробуйте вон ещё котлетки, утку жареную ещё не пробовали. И от одной мысли о еде хочется блевануть.
    Трофим посмотрел на бутылку. Даже никакого желания не было пить. Совсем никакого. И от одной мысли становилось противно. И тут он сделал то, за что ещё вчера отгрыз бы руку любому, кто такое сделал бы – заткнул бутылку початком, размахнулся и швырнул её, как можно дальше.

    Бог облегчённо вздохнул, Мария платочком промокнула на лбу выступивший пот, ангелы засвистели, заулюлюкали радостно и разразились аплодисментами.
    Трофим с тех пор пить бросил совсем, а Бог перестал морочить людям голову. До очередного приступа недовольства, естественно.
    (С)goos
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  4. #4
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию

    ЛИФТ

    Я живу в прекрасном доме. Хороший дом, удобный. Все в нем продумано, чтобы скрасить мою жизнь. И соседи мои люди хорошие, можно сказать душевные. Я, правда, мало их вижу, но когда мы встречаемся, то получаю только положительные эмоции. Вообщем повезло мне, подфартило.
    Но недавно произошла со мной неприятность, такая вот оказия вышла. Я застрял в лифте. Вот так вот ехал и банально застрял. При этом, заметьте, когда ехал в прачечную комнату сдавать белье, то лифт работал, как двигатель «Мерседеса», а когда сдал белье в стирку и ехал назад домой, то лифт уже пыхтел, как немощный дед. Я буквально проехал пару пролетов, как лифт вдруг громко пукнул, проехал по инерции несколько сантиметров и встал. Поначалу я пробовал вылезти из лифта сам. Я пытался раздвигать двери, вставлять в щели спички, искал какие то специальные механизмы, но все впустую. Осознав никчемность всех своих усилий я, как полагается «нашему» человеку, грязно обматерил лифт, потом плавно переключился на матерей родивших уродов - конструкторов этого лифта. Когда весь запас матерного лексикона закончился я начал звонить в тревожную кнопку. Сделав пару, тройку звонков я уселся на пол и стал ждать появления механика. Прошло пол-часа, но никто не появлялся. Тут еще, некстати, мой мочевой пузырь начал подавать сигналы тревоги. Я вспомнил, что перед тем, как снести белье вниз, я выпил здоровый крухан душистого зеленого чая. В животе моем уже вовсю шли процессы. Жидкость, омывая мои почки, медленно стекала в самый низ, и, там, в мочевом пузыре, аккумулировалась.Меня охватило беспокойство. Я начал давить изо всех сил в тревожную кнопку, как пьяный человек давит кнопку дверного звонока. Никого. Тишина. Жидкость, к тому времени полностью собралась в пузыре и начала давить на мочевой клапан. Мне стало плохо. В глазах померкло. Начался, известный нам, писательный психоз. Я сел на корточки, и, сдерживая наплывы жидкости, начал просить Бога, чтобы он помог мне выйти из лифта.
    – Эй! Кто там в лифте? – спросил вдруг голос сверху. «Бог услышал мои молитвы и послал мне Ангела!» - пронеслось в моей голове.
    – Это я. – промычал я, с трудом сдерживая очередной приступ.
    - Володя ты, что ли? – спросил Ангел голосом моего соседа с верху Феофана Самуиловича.
    - Феофан Самуилович, позвоните нашему домуправу, чтобы он вызвал монтера! Только пожалуйста поскорее, а то силы на исходе – жалобно простонал я.
    - Муся Ивановна иди сюда! Володька в лифте застрял! – радостным голосом закричал мой сосед.
    - Что неужели Володька попался? Ах какая радость! – это уже был голос моей соседки с низу Муси Ивановны.
    - Ну что, стервец попался? Будешь знать, как нам жизнь спокойную поганить! – продолжила она.
    - Ага! А то включит гаденыш, свою музыку и глушит нас, как рыбу! Будет тебе мерзавец поделом! – добавил Феофан Самуилович.
    - Но я ничего не делал! Я очень тихо слушал музыку только в разрешенное нашим кооперативом время! – закричал я в свое оправдание, едва сдерживая очередной позыв.
    - Посиди, посиди лишенец! Почуствуй, что мы чуствуем каждый день. Правда Феофан Самуилович? – каменным голосом следователя спросила Муся Ивановна.
    - Правда ваша Муся Ивановна. Пущай посидит. Подумает гаденыш над своим поведением. – согласился Феофан Самуилович.
    - Помогите! – истошно закричал я хаотично нажимая все кнопки.
    Голоса моих соседей пропали. Через минут десять раздались шелестящие звуки проволоки и еще через секунду двери лифта открылись. Заботливыеруки монтера вытащили меня на свободу. Я поблагодарил монтера и попросил его зайти ко мне домой, чтобы дать ему на чай и быстро, полускрючась посеменил к себе домой. Дома, опустошив свой пузырь и вытерев пот со лба я пошел открывать дверь монтеру.
    - А ведь это не вы застряли. Это вас застряли. – сказал монтер, получив от меня обещанную «десятку».
    - Тоесть как?
    - Если вставить между дверей монетку, то работа нашего лифта блокируется. Такой вот дурацкий механизм.
    - Я чего то недопонял. Объясните пожалуйста.
    - А Чего тут объяснять. Пока вы ехали, кто то с внешней стороны лифта чуть чуть раздвинул двери и вставил туда монетку. – улыбаясь сказал монтер.
    - А кто это мог сделать? – удивленно спросил я.
    - Да в вашем доме кто угодно. – монтер попрощался со мной и побежал вниз по лестнице.
    «Да уж в моем доме кто угодно» - я вспоминал сегодняшнее выступление моих соседей. Я посмотрел на часы. Надо было идти забирать свое белье. Я стал ждать лифт. Двери открылись и я увидел своего соседа сверху Феофана Самуиловича. Зайдя в лифт, мне многое что хотелось сказать ему, но я промолчал. Он тоже как то нервно поежился, явно не ожидая, что мы можем встретиться в лифте. Я смотрел на него взглядом прокурора. «Как же я мог так ошибиться в людях» - думал я, продолжая смотреть на него злым взглядом.
    - А вы Володя за бельем? – спросил он меня, в конце концов, как будто бы ничего и не бывало.
    - Да я за бельем Феофан Самуилович. Слава Богу, что вместе с Вами в одном лифте еду! – с издевкой ответил я.
    - Очень хорошо. Тогда я закину свое белье в свободную после Вас машину. А то, знаете потом буду долго ждать в очереди, когда машинка освободится. – сказал он, не смотря мне в глаза, и, явно, игнорируя мои упреки.
    Лифт, вдруг, по привычному громко пукнул, проехал пару сантиметров и остановился.
    - Ну что, застряли Феофан Самуилович? – с усмешкой спросил я соседа. – Что делать будем? Монтера ждать, на кнопки тревожные жать? А вы в туалет перед этим ходили?
    - Муся Ивановна! Вытаскивай монетку! Свои! – закричал во весь свой командирский голос Феофан Самуилович.
    Лифт не двигался.
    - Муська, сволочь, вытаскивай монетку, а то я всем порассказываю про твои пакости в доме. Я сейчас всему дому расскажу про то, что ты выделываешь в прачечной комнате с теми, кто забывает вовремя возвратиться за бельем! – при этих словах я вспомнил, как однажды забыл забрать белье вовремя, а когда пришел за ним, то увидел, что постельное белье перекрасилось в синий цвет.
    Лифт после последней фразы Феофана Самуиловича резко поехал.
    Я, с тех пор, лифтом перестал пользоваться вообще. Теперь я хожу бодренько по лестнице. Стал прекрасно себя чуствовать, похудел и привел свой сердечный тонус в норму. Музыкальный центр я выбросил тоже. Зачем он мне нужен? Я же человек молодой, поэтому должен следить за модой! А Музыкальные центры сейчас не в тренде. Следуя моде я купил себе АйПод и музыку слушаю через наушники. Опять же и соседи ходят довольные. Соседи мои Муся Ивановна и Феофан Самуилович. Он, правда, меня затопил недавно и отказывается этот факт признавать, ссылаясь на новую финскую сантехнику, но ведьэто ерунда, по сравнению с большой политикой. Люблю я свой дом. Хороший дом. Все в нем продумано, чтобы скрасить мою жизнь. И соседей своих люблю. Хоть и сволочи они и подлецы отменные, но люди душевные, милые такие люди!
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  5. #5
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию

    Тяжёлый случай

    Все! Это конец! Первой мыслью при встрече была мысль о чесноке, куске мела и осиновом коле. Она не была страшна. Она была специфической. Сначала я хотел убежать, но ноги, почему-то стали ватными, а руки слегка онемели. «Ты хочешь убежать?» - спросила она. Нет, блин, я хотел просто раствориться, исчезнуть, превратиться, во что- нибудь маленькое и не заметное. Мне вполне подошел бы облик муравья или на худой конец полудохлой гусеницы, но... Нет. «Я ведь хотел встретиться с тобой...наверное». Она улыбнулась. Не надо было этого делать. Я ведь не Ван Хельсинг. Арбалета с маленькими, такими осиновыми стрелами у меня нет. А жаль!

    Мы встретились в центре города, до церкви было далековато, и святая вода тут тоже не помешала бы. «Куда мы пойдем?». Ну не знаю! Я бы с удовольствием пошел в лес и потерялся там, и ходил месяц без воды, пищи и сигарет, а когда, наконец, вышел к людям то сказал бы им слово. Я сказал бы «Люди! Никогда не пытайтесь познакомиться по интернету! Потому что это есть зло. Потому что вы никогда не сможете спокойно спать без вскриков и вздрагиваний и ночное недержание это самое малое, что будет итогом подобного знакомства ». Так я подумал. Но мама воспитала меня культурным человеком (напрасно она это сделала!) и я спросил в ответ «А куда бы тебе хотелось?». Только бы в кино, только бы в кино, там темно, там ничего не видно, оттуда можно убежать через окно мужского туалета. «Пойдем пока просто погуляем по парку». Это она сказала или мне послышалось? Ну, пусть мне послышалось…ну пожалуйста! «Что ты сказала?». «Просто погуляем. Погода хорошая, а потом зайдем куда-нибудь, посидим ». Единственным моим желанием было посидеть с ней на колу. Я бы выдержал и это. Но…Культура.

    Она взяла меня под руку. Я вздрогнул. Она слегка коснулась меня плечом. Я покрылся холодным потом. Она повернулась ко мне лицом. Я закрыл глаза и решил, что быть слепым не так уж и плохо. Мы пошли. Шли мы - целую вечность. Маленькие дети, почему то начинали истошно плакать, глядя на нас, а отряд конной милиции, патрулирующий парк, бодро пришпорил лошадей и скрылся быстрее ветра в густых зарослях акации. Я захотел стать лошадью и скрыться там же, но меня держала крепкая рука. «Почему ты молчишь?» - спросила она – «расскажи, что-нибудь интересное про себя». Ну что я мог рассказать? Я мог бы поведать ей про то, что вот уже с полчаса как я хочу в туалет по большему, по маленькому, по среднему и еще черт знает по какому. Про то, что у меня давно отнялась рука от ее стальной хватки. Про то, что, увидев ее, я понял – не зря бабушка в детстве говорила «Не будешь слушаться – Бабайка придет!».

    Бабайка задержался в пути лет на тридцать. Но все-таки нашел меня и готов был утащить в свою нору или пещеру или…ну где они там живут? Это видать знала только бабушка, но секрет она унесла с собой в могилу. Бабайка был сильно занят все эти годы и добрался до меня тогда, когда я уже перестал верить в его существование. Зря!!! Можно было попробовать неожиданно спуртануть. Я когда то неплохо бегал на короткие дистанции. Но я не был уверен, что у нее не вырастут крылья, не обнажаться клыки (хотя куда уж больше им обнажаться) и не удлинятся когти (вот здесь резерв еще был) и я не упаду с разорванным горлом аккуратно объезжаемый конной милицией. Взвесив все «за» и «против», я сказал - «Я просто стесняюсь». Ага, и до смерти боюсь. Но это я уже подумал. Она улыбнулась. Я едва не потерял сознание. «Пойдем, выпьем» - предложила она. Мой взгляд стал лихорадочно обыскивать уголки парка в поисках табличек «ЛУЧШИЕ ЯДЫ», «ВЫПЕЙ И УМРИ», «СНАДОБЬЕ ОБОРОТНЕЙ», ну наткнулся только на скромную вывеску «КАФЕ».

    «Пойдем» - я постарался, что бы в голосе было как можно меньше обреченности, но ей было уже все равно. Чуть ли не вприпрыжку она потащила меня к двери заведения. Администратор был расторопный малый, но все равно не успел вывесить табличку «Закрыто» перед нашим носом и мы заняли свободный столик. В прочем через пять минут все столики были свободными. Люди покидали зал, словно объявили воздушную тревогу. За барной стойкой официанты кидали жребий, кому же выпадет счастье нас обслужить. Тот, кому повезло меньше всего, трижды перекрестился, поцеловал нательный крест и, стараясь не смотреть прямо, подошел к нам. «Что будете кушать?»…Потом наклонился ко мне и прошептал - «Хотите я пошлю в аптеку за стрихнином?…бесплатно…». «Нет. Спасибо! Думаю, это ее не возьмет. Разве только серебряные пули. У вас есть серебряные пули в меню?» Официант грустно улыбнулся. «Что ты будешь?» - спросил я. « Ну…я бы выпила водочки. Только я когда выпью становлюсь такой распущенной!!!» - кокетливо ответила она. И подмигнула. Наверное. Потому что глаз у нее не переставал дергаться с начала нашей встречи. Хреновый вариант. Меня бросило в жар от подобной перспективы. Но может, если удастся ее напоить, то я слиняю по тихому?


    Официант подносил шестую бутылку водки…Меня два раза тошнило под стол, но ее это не смущало. Ее вообще было трудно чем либо смутить. Окно в туалете было слишком маленького размера, а она уже трижды порывалась выпить со мной на брудершафт. Персонал ставил ставки против меня двадцать к одному. Она улыбалась. У меня покатилась слеза. «Ах! Какой ты робкий! Ну, поцелуй меня. Тебе же хочется?» Все что мне хотелось это умереть своей смертью от старости в постели. «Хочешь, поедем ко мне? Я покажу тебе в постели такое…»…Я хотел умереть в СВОЕЙ постели, но в чем-то видать провинился перед небесами и вот уже такси везет нас, куда-то в ночь. Таксист посмотрел в зеркало заднего вида, вздрогнул, машина вильнула на абсолютно сухой дороге, и оторванное зеркало полетело на асфальт. «Приехали! Денег не надо! Акция!» - протараторил водитель и ударил по газам. Мы остались одни перед дверью ее подъезда. Все! Это конец! «Ты одна живешь?» - с робкой надеждой спросил я. «С мамой» - ответила она. Надежда, сука, штука живучая. Я воспрял. « А мама не против того, что ты приводишь в дом незнакомого мужчину?». «А ее нет дома. Она уехала. Далеко. И надолго». Пипец! Приехали! «Ну, пойдем». Я был обречен. Дорога на третий этаж была похожа на дорогу в пасть Минотавра. Я люблю греческую мифологию, но не на столько. Ключ в замке повернулся с легким скрипом. Дверь распахнулась и… «Доця! Радость моя! Солнышко! А мамочка уже приехала!!!». Приговоренному к расстрелу объявили помилование. Примерно такие чувства испытал и я. «Здравствуйте! Вот привел в целости и сохранности ваше чадо. Нет…нет… Чаю не хочу, водки тоже…накушаный уже, никуда не надо уходить, я побежал мне пора. До встречи. Звони».

    Куда она звонила мне не ведомо. Может в старинный вокзальный колокол, может во все двери города, но я, не взглянув предварительно в глазок, ни кому не открываю. Так …на всякий случай.

    ©Гарпер
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  6. #6
    Супер-модератор Аватар для SeGGa
    Регистрация
    19.03.2008
    Адрес
    Астрахань
    Сообщений
    1,536
    Вес репутации
    13

    По умолчанию

    Истиный Православный: Отче наш, еже си на небеси...
    Бог: Ну?
    ИП: Это кто?
    Бог: Как кто? Это я - Яхве. Че хотел?
    ИП [крестится]: Ох ты господи.
    Бог: Короче, чего тебе?
    ИП: Господи, ты ли осенил меня своим святым глаголом?
    Бог [в сторону]: Ну чево никто из них нормально разговаривать не умеет?
    ИП: Господи, изволь мне молитву вознести во славу твою.
    Бог [заинтересовано] А что читать будешь?
    ИП: Отче наш.
    Бог [разочаровано]: Опять? Задолбали. Тыщу лет одну телегу толкают. Она в
    моем хитпараде в самом анусе.
    ИП: Изволь тогда глаголить аки сердце прикажет.
    Бог [зевая]: Ну глаголь.
    ИП: Молю тебя снизойти до раба твоего, маны небесной ниспошли, дабы мог я
    славить имя твое и нести людям благую весть, дабы услышали...
    Бог: А покороче?
    ИП: Денег дай.
    Бог: А молнией по сраке?
    ИП: Понял.
    Бог: Не ссы. Тебе зачем деньги?
    ИП: Храмы во славу твою строить, сиротам помогать. В общем, на благие дела.
    Бог: Я вообще-то высщее существо, я мысли читаю. У тебя почему все сироты с
    четвертым размером груди?
    ИП: [хлопается на колени] Не гневись, Боже! То меня дьявол попутал!
    Бог [орет кому-то в сторону]: Люцый, тут один на тебя стрелку переводит.
    Люцифер: Угу, так и запишем: "наговаривал на Князя Тьмы".
    ИП [сцыкливо]: Господи, оборони от супостата нечистого.
    Бог: Ну если займешся мнеугодным делом, то спишем. Я же, слава мне, не
    конченый падонок.
    ИП [неистово крестится, бъется головой об пол]: Да придет царствие твое, да
    будет воля твоя.
    Бог: Вот дибил.
    ИП: Буду во имя твое Русь от жидов нехристей освобождать.
    Бог [ опять кричит в сторону]: Нет, Мойше, ты слышал, что сказал этот гой?
    Моисей: Вейз мир! Сдался мне этот шлемазл. Если бы я откладывал по шекелю
    каждый раз, когда это слышал... [уходит в подсчеты]
    Бог [обращаясь к ИП]: За одну молитву два раза запорол. Как грицца: кому я
    мозгов не дал...
    ИП [с надеждой]: Но вот, боже, по мудростои твоей обделил ты меня разумом.
    Не виноват я, ибо азм есть тварь неразумная по образу и подобию твоему.
    Бог: Сам понял, что сказал.
    ИП: Ой!
    Бог[распаляясь]: Придурком меня еще никто не называл. [косится в сторону
    Люцифера] Ну почти никто.
    ИП: Боже, будь милостив. Ты же милостив?
    Бог: Я?
    ИП: Ну в писании сказано.
    Бог: Так я пошутил.
    ИП: А как же заповеди?
    Бог: А мне можно. Ладно, вали отсюда. Типа я тебя простил. Ну маленько все
    же накажу.
    ИП [испугано]: Каким образом?
    Бог [торжествено]: Не разделишь ты ложа с женщиной боле, но с мужчиной!
    ИП [ужасаясь]: Чиво?
    Бог: Гомиком будешь в общем.
    ИП: Господи.
    Бог: Сеанс окончен. Я побежал в войнушку с Мухамедом в Ираке играть.
    В горе, бурю, в житейскую стынь и когда тебе грустно, казаться улыбчивым и простым - самое высшее в мире искусство.
    С.Есенин
    *

  7. #7
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию

    ГЫЫЫ...
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  8. #8
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию

    Смерть Врага Америки

    Кинокомпания "20-й век кокс" приступила к съёмкам масштабного блокбастера в жанре мокументари.

    21.55. Секретная база ЦРУ внутри секретной военной базы США в Пакистане. К вылету готовятся три вертолета: один со съемочной группой, другой - с морскими котиками, третий – чтобы его взорвал Подручный Врага Америки. Гимн. Толпа на Тайм-сквер прильнула к большому экрану. Флэшбек – падающие башни-близнецы. По черной щеке господина президента течет слеза (макросьемка). Хиллари шепчет гудлак бойз. Юмористический кадр – у Уильяма Джефферсона Клинтона кто-то сидит под столом.

    22.30. Ставка Врага Америки. Охранники (китаец, игравший Шанг Цунга, и мужик, похожий на солиста Скорпионс, игравший злодея в Захвате-1) играют в покер и по очереди насилуют кореянку.

    Входит Шварценеггер и душит голыми руками всех присутствующих, кроме кореянки. Входят котики в масках. Арнольд показывает три пальца, пучит глаза, говорит гоу-гоу-гоу и с тремя котиками поднимается на второй этаж в комнату Главного Врага Америки.

    22.35. Флэшбек – Жан-Клод Ван-Дамм в тюрбане целует руку Бен Ладену. Бен Ладен отрубает ему голову зеленым световым мечом.

    22.40. Комната Врага Америки. Входит Арнольд с гранатометом, голый по пояс, и три котика в масках, будят Бен Ладена. Тот пугается (а вы бы не испугались?) и прижимается к стене. Первый котик – я пришел отомстить за брата, который на тебя работал. Бен Ладен - какого брата, с ума сошли, я спать хочу. Первый котик – лук эт ми, мы были близнецы, снимает маску. Бен Ладен – уау, Ван Дамм, у меня есть видак и все кассеты с твоими фильмами, давай сфотографируемся, а то другие арабские террористы не поверят.

    22.45. Крыша проламывается, влетает Джекки Чан на дельтаплане с криком Джеронимо. Вот ты и встретился мне, Враг Америки, ты украл мою девушку. Бен Ладен – какую девушку, я пожилой человек и мне не нравятся китаянки. Второй котик, Сильвестр Сталлоне, снимает маску и показывает Бен Ладену фотку с айфона – лук эт зис, твоим охранникам нравилась кореянка, нау они олл дед. Бен Ладен – у меня нет охранников, тем более - из Мортал Комбат и Скорпионз, я живу один.

    22.50. Входит раненая Холи Берри в пеньюаре, дает пощечину Бен Ладену и целуется с Джекки Чаном (крупный план). Сталлоне – злодей, закрывайся ей, я убью тебя из арбалета. Бен Ладен – вот э факин дурдом, уберите эту негритянку, не буду ей закрываться, я спать хочу. Арнольд – закрывайся негритянкой, тебе говорят, получишь Оскара за лучшую роль второго плана. Бен Ладен – ладно, только уходите.

    22.55. Входит Магистр Йода – дрался ты зеленым мечом мусульманским, мой меч был это, теперь мне отдай его, сразимся, ситх презренный. Бен Ладен – забирайте свой зеленый фонарик, я его впервые вижу и не буду на нем драться, как вы это себе представляете, пожалуйста, уберите камеры, выключите свет и уходите, идиоты, я спать хочу. Вы меня с кем-то спутали, я никакой не ситх и не дерусь с мохнатыми косноязычными карликами на фонариках, я ворлд фэймоуз террорист и буду жаловаться вашему начальству.

    23.00. Сталлоне стреляет в Бен Ладена из арбалета, тот падает. К Врагу Америки подходит Арнольд, говорит асталависта бейби и делает контрольный выстрел в голову из гранатомета. Директор ЦРУ – мистер президент, боюсь, посмертных фотографий не будет, тут бы хоть на прах немножко набрать. Народ на Тайм-Сквер ликует. Гимн. По черной щеке президента течет слеза (макросъемка). На лице Уильяма Джефферсона Клинтона видно облегчение.

    23.20. На улице красиво взрывается вертолет, Подручный Врага Америки – Такеши Китано – босой сидит на заборе и играет на японской дудочке. Третий котик – Стивен Сигал – снимает маску и говорит ему гори ин хелл, ты продал наркотики моим падчерице, золовке и внучатой племяннице. Такеши Китано – они все теперь мои наложницы и хороши в постели, не мешай мне играть на японской дудочке. Стивен Сигал голыми руками душит всех присутствующих, кроме кореянки.

    23.40. Шестой флот США, линкор Миссури. Стивен Сигал в фартуке корабельного кока голыми руками бросает прах Врага Америки в суп, ошалевший от происходящего поваренок снимает Сигала на айфон. Ван Дамм целует медальон со своей фотографией. Джекки Чан целует Холли Берри (крупный план). Сталлоне катается по взлетной полосе на хюндае (продакт плейсмент). Арнольд ныряет в суп, тонет и показывает большой палец.

    The End


    (С)еть
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  9. #9
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию

    Записки назгула Кхамула, или дневник одной игры (дневник шести игр, которых не было)
    Автор сильно извиняет за недостоверность имён и некоторых географических названий (был местами нетрезв, да и времени прошло достаточно много) P.S. Но имена Нех"й, Пох"й, Зах"й рельно существовали

    ДЕНЬ ПЕРВЫЙ (заезд)
    Вечер
    Заехали, нашли лагерь, поставили палатки сидим, ждём мастера, скучно. Привели мастера, очень удивился, найдя наш лагерь по его расчетам, мы должны были быть на другом конце полигона. Удивились тоже. Достали пиво, думаем что делать, мастер сидит что-то шепчет, крутит карту, ага нашёл, оказалось, что он просто карту полигона всё время держал вверх ногами. Все обрадовались, стали чиповать оружие, спелы, ну и прочее… в процессе поили мастера пивом. В результате, через 2 часа наш лагерь стал обладателем уникальных, боевых метательных стаканов (Дезориентация в пространстве 10 минут) и 3-х хитовых ложек. Пробовали чиповать и вилки типа магических копийс полной поражаемой зоной, но видимо пива было не достаточно. Ещё через полчаса начали вспоминать, а кто ж мы такие. Вроде, как и тёмные и вроде, как и НЕ очень. Мастер возьми и спроси: “А вы не эльфы”. Васю поймали в полете. Мастера потом снимали с сосны. Никогда не видел, чтобы человек бегал по отвесной, неровной плоскости. Да ещё с такой скоростью. Мастер пока сидел на сосне (метра в 4х от земли кстати) вспомнил, что здесь вроде как Тёмные жить должны, вместе с назгулами. Ладно, разобрались. Начали выбирать, кто ж у нас Сауроном будет, решили пусть Вася будет. Мастер вздрогнул, но согласился и выдал ему плюшку на полёт без всяких прибамбасов. Достали водку. Уже веселее и теплее. Через десять минут у нас уже было 50 магических копий с полной поражаемой зоной (я ж говорил, что пива недостаточно). Через 5 минут унесли мастера. Что ж завтра то будет, мы ж у него не последние были. Сидим, пьём, весело. Развели костёр. Решил сходить к дивнюкам. Мне ещё с прошлой игры эльфийки глазки строили, а Леголас литр здравура обещался. Нех"й, Пох"й и Зах"й, со мной увязались. Пришли в эльфятню, тут же поймали Леголаса, забрали литру здравура. Сидим, пьём, весело.
    НОЧЬ
    Возвращаемся в лагерь, но уже втроем, Пох"й в эльфятне остался.

    ДЕНЬ ВТОРОЙ. НАЧАЛО!!!
    Первый день игры
    Утро
    Всё утро искали Саурона, не нашли, плюнули, покурили, опять плюнули. Тут прилетел Глау (дракончик Саурона) попросил, водички. Дали. Полчаса объяснял ему прием боевой колобок. Так как у Глау головаранимейчем задница то в бой идти ему надо не головой, вперёд, а задницей. А ещё лучше, если он свою ранимую голову, в бронебойную задницу засунет, и передвигаться будет на манер колобка короткими перекатами. Глау так и укатил. Куда-то в сторону эльфятни. Саурона так и не нашли. Пошли на парад без него.
    ПАРАД
    Все тоже утро чуть позже. Всё расы какие-то помятые злые, эльфы вообще каждого шороха бояться. Подошёл, спросил, что случилось. Оказалось, что мало того что утром не нашли половину оружия, так ещё прикатил какой-то колобок с крыльями, разнес полкрепости и покатил дальше, Глау при этих словах вдруг покраснел, смутился. Интересно с чего бы это… Тут, на поляку, вышли люди и принесли Саурона. Долго извинялись и сбивчиво что-то объясняли. Через пару минут всё стало понятно. Оказалось, Вася вчера перед игрой решил пройтись по лагерям, типа с народом поручкатьсяи всё такое прочее. И нелёгкая или легкая занесла в Минастирит, жители которого уже вторые сутки не просыхали, вследствие того, что спирта они взяли больше, чем народу на полигоне, а так как, по их мнению, игра уже началась, то и Саурона они приняли за вражеского шпиона. Недолго думая, они его схватили, привязали к дереву и начали зверски пытать, то есть начали поить его спиртом, дабы под воздействием алкоголя он выдал все свои секреты и тайны, типа кто он такой, с какой целью, и самый главный секрет, где ближайший кабак, а то спирт уже всем надоел, а ничего кроме в крепости нет. Вася же, как и полагается Саурону, героически молчал, и стоически переносил нечеловеческие пытки (т.е. хлебал спирт в три горла и орал, что нечего им, гадам, не скажет). Часа через три народ понял, что нечего они не добьются, а только спирт зря переводят, решили отпустить Васю по добру по здорову. Ха наивные!!! Так Вася и ушёл, особенно оттуда, где спиртом на халяву поят. Короче, пьянка закончилась только под утро. Саурона так поднять и не смогли, поэтому и доставили на парад, как смогли. Но тут Вася резвенько подскочил с земли и с, абсолютно невозмутимым, видом поблагодарил минастиритцев за то что, доставили его на парад. Лица людей надо было видеть. Тут в центр полянки выполз мастер и сказал, что игра начинается, но из-за того, что его вчера сильно напоили (все почему-то смущенно улыбнулись, но самыми смущенными, почему-то были хоббиты), приветствий не будет, так как сценарий и вводные он потерял, а карты городов и кабаков он выдать тоже не может, потому, что какая-то сволочь вчера спёрла, у него все бумаги. Глау почему-то опять покраснел и смутился.
    Утро чуть позже
    Идём в крепость, Саурон в прекрасном настроение, как будто вчера ничего и не было. По дороге нас догнал Пох"й, весь увешанный оружием, и довольный как монах после исповеди в женском монастыре. Теперь ясно, куда пропало оружие у эльфов. Нечего не скажешь, весело игра начинается.
    День
    Игра в самом разгаре. Сидим, скучаем. Саурон оседлал Глау и улетел, как он сказал на поиски оплота Света, (ну-ну, знаем мы его оплот Света, по любому в Минастирит полетели вчерашнее догуливать, куда только мастер смотрит) а нам велел его дожидаться, типа по его возвращению в поход пойдём светлых бить будем. Ну ладно сидим, ждём, скучаем. Нех"й, Пох"й и Зах"й опять куда-то слиняли. Наверно опять пошли эльфам пакостить, любят они это дело. Сидим, скучно, пиво кончается, решили сходить в кабак, за новой партией. Пошли искать тёмный кабак. Через полчаса выяснили, что никто толком то и не знает, где он находится. Ищем дальше. Нашли. Светлый кабак. Недолго думая, вынесли. Причем вместе с кабатчицей. Вернулись в лагерь, сидим, отдыхаем уже веселее. Пришёл Арангорн, какой-то Светлый герой, просил отдать всё, что взяли в кабаке, по-хорошему, особенно просил вернуть кабатчицу. Послали. К Глау. Ушёл, интересно, куда… Через полчаса прилетел Глау, с подбитым глазом, и без одного клыка. Долго кричал, ругался, плевался огнём. Насилу успокоили. Трёх орков уже не вернуть. Напоили Глау пивком, спросили, что случилось. Оказалось, Арангорн либо дурак, либо шуток не понимает, и впрямь пошёл к Глау в пещеру права качать. “А ты б его, того типа съел бы” -говорю. “Дык, пробовал, он зараза сопротивляться начал, морду вот набил, да еще зуб об него сломал.” Глау ещё поворчал, допил пиво, отпустил четвёртого орка, (он его почти не покалечил, ну или, по крайней мере, недоел) тяжело поднялся в воздух, и куда-то улетел. Эх, блин забыл спросить, где он Саурона -то потерял, а то совсем скучно сидеть. Через минут пять, опять пришёл Арангорн, просил продать хотя бы пиво и кабатчицу. Продали. Арангорна. В рабство. Хоббитам. Сидим. Пьем. Весело.
    Вечер
    Сидим, скучаем, ждём Саурона, пропал, зараза неизвестно где, вернее, где известно, да только никто этого Минастирита в глаза не видел. Пришли хоббиты, просили забрать Арангорна обратно. Сказали, что он им больше не нужен, пытались выгнать, не уходит, говорит, что ему них понравилось, и ни куда он уходить не хочет, типа сам себя обрекает на вечное рабство (оно то и понятно, по слухам, у хоббитов перегонный аппарат припрятан). Обещали подумать. Пока думали, выпили всё пиво, думать стало трудней и не интересно. Хоббиты устав ждать, пообещали заплатить первачом, если мы у них Арангорна заберём. Пошли забирать, взяли с собой пленённую кабатчицу на всякий пожарный, вдруг пригодиться. Пришли, Арангорн естественно в никакую, никуда идти не хочет, только какой-то жбан к себе прижимает (видимо уже добрался до перегонного аппарата). Выставили кабатчицу. Предложили обмен. Арангорн мужиком оказался, и бабу забрал, и жбан с первачом всё-таки увёл.
    Вечер. Чуть позднее
    Сидим, пьём честно заработанный первач. Опять принесли Саурона, только на этот раз уже гномы. Да не легко ему, после гномов просто так, ещё никто не вставал. Нех"й, Пох"й и Зах"й так и не появились, хотя со стороны эльфятни не доносится не звука. Странно, по идее там уже дым коромыслом стоять должен. Пойти что ли посмотреть. Сходил. Посмотрел. Эти три молодца носятся вокруг крепости эльфов, а за ними всё эльфийское войско, ну дык правильно стрелы то на назгулов не действуют, а в ближний бой Нех"й, Пох"й и Зах"й эльфов не подпускают, в сумрак уходят, предварительно выкрикнув свои имена. Пока эльфы, веселились с этой троицей, зашёл в их крепость, благо ворота открытыми оставили, взял ещё литру здравура и пошёл к себе. Нех"й, Пох"й и Зах"й пускай ещё эльфов погоняют, нам их завтра ещё выносить надо. Ночь Сидим не плохо, даже весело, хоббиты ещё первача притащили, сидят с нами веселятся, Саурон опять куда-то свалил, сказал, в Минастирите корону оставил. Просил до утра не ждать.

    День ТРЕТИЙ
    Второй день игры
    День
    Утро помню плохо. Помню только, что припёрся Саурон объявил, что Минастирит затемнён, и что настал наш час. Построил всех и повёл на оплот Света. Четыре часа носились по полигону, ничего не нашли. Мимоходом вынесли эльфов, они почти не сопротивлялись, да отбиваться сил у них явно не было. Они вродедажерады были, что на коней-то выспятся. Как ни странно Нех"я, Пох"я и Зах"я поблизости не оказалось, очень подозрительно. Вернулись в лагерь. Саурон опять куда-то слинял. Видимо пошёл искать оплот Света. Вернулись Нех"й, Пох"й и Зах"й, довольные как монах Тук, после освещения винного погребка. Спросил, где были. Оказалось, что эти три архаровца нашли тёмный кабак, где и просидели, предварительно продав всё эльфийское оружие. Пошли в кабак.
    Вечер
    Сидим в крепости, скучаем, делать нечего. Пытались вынести гномов, но те быстро скарифанились с орками, и пошли в Минастирит, праздновать примирение. Назгулы тоже как-то странно исчезают из крепости. Пойти что ли засаду устроить. Взял арбалет. Пошёл. Сижу в засаде, смотрю человек идёт. Думаю стрельнуть или нет. Стрельнул. Сигареты оказались приличные. Посидел. Покурил. Пошёл обратно в крепость. Никого. Все ушли в Минастирит.
    Ночь
    Да такой пьянки давно не видел!!! Даже мастера в отключке нашёл.

    Третий день игры
    Вечер
    День и утро не помню. Да и вряд ли кто-то помнит. Мастер пришёл в себя и объявил, что игра закончена. Победил затемнённый Минастирит, применив своё секретное оружие Огненную воду, сорокаградусной крепости.

    День ЧЕТВЁРТЫЙ
    конец игры.

    (с) Дед Ох Уелыч
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  10. #10
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    17

    По умолчанию

    Сенатор Катон был красноречив и многословен. Выступления его напоминали монологи лучших актёров. А в искусстве мимики и жестикуляции даже некоторые служители Мельпомены уступали. Но, так как среди сенаторов театралы не водились, то во время очередного словесного поноса Катона, занимались кто чем – кто читал, кто играл в крестики-нолики, кто ковырял в носу, погрузившись в эротические фантазии о молодой рабыне, купленной вчера совсем недорого на ярмарке.
    Катон то хмурил брови, то растекался в улыбке, то замолкал на мгновенье в задумчивости. Руки его взмывали вверх, подобно журавлям, то устало падали вниз, хлопая по пухлым бёдрам, то зависали в воздухе, протянутые к слушателям в мольбе. Короче, потрындеть Катон умел и любил.
    - И вот ещё какой вопрос я хотел бы поднять. Кто поднял цены на гречиху? Что за хитроумная комбинация, которую мой финансово-необразованный ум не в силах понять? Кто-нибудь объясним мне суть этой махинации? Нет? Тогда хотя бы скажите, где можно получить свой процент с этих сверхприбылей. Сенат мы или не сенат?
    Сенат одобрительно загудел и зааплодировал, разбудив спящую часть заседающих.
    - И, наконец, я считаю, что…- Катон выдержал паузу, хитро улыбнулся и по-дирижёрски взмахнул руками, ожидая отклика зала. – Что…?
    - Карфаген должен быть разрушен, - вяло выдохнули присутствующие.
    - Правильно.
    - Задолбал уже своим Карфагеном, - раздалось с трибун. – Каждый раз одно и то же. Слышали уже! Дался тебе этот Карфаген! Пошёл ты в жопу со своим Карфагеном! Своих хлопот выше крыши! Тут цены на бензин рванули, а ему всё Карфаген подавай.
    - Эх, вы, недалёкие люди, - сказал Катон, - а вы думаете, почему цены на бензин? Почему цены на гречку? Почему порноканалы по кабельному крутят? Почему наркотики в школах продают? Почему бомбы в метро взрывают? Не знаете? Так я вам скажу – Ганнибал у ворот. Задолбал Ганнибал. Это всё его происки. Всё зло идёт оттуда. Вся зараза от них – коммунизм, фашизм, демократия, гласность, инквизиция. Всё из Карфагена. А вы сидите тут и в носу ковыряете. А они не дремлют. Призрак Карфагена бродит по Европе. Я бывал там не раз. По путёвке ездил. Что вам сказать – улицы у них кривые, дома построены не так, как у нас, бордели на каждом углу и палатки с шаурмой. Казино круглосуточно. И гречка, падла, в три раза дешевле, так они ею свиней кормят. Безобразие и разврат. Я не успокось.
    - Это точно. Не успокоится. – С места поднялся Луций Флакк. – Товарищи, у моей жены сегодня день рождения. Гости уже собрались. Барбекю, наверное, почти готово. Сколько же он будет кровь нашу пить своим Карфагеном. Давайте уже проголосуем, и уничтожим этот Карфаген, а? Люди добрые, он же не отстанет. Ибо замучил уже. Кто за?
    Все как один подняли руки.
    - Единогласно. – Подытожил Луций Флакк, - А теперь по домам.

    На дне рождения жены цензора Луция Флакка, муж именинницы и сенатор Катон пили коктейли у барной стойки возле бассейна.
    - Хорошо тут у тебя, правильно, что отмечаете дома. А то в кабаке совсем не та атмосфера. Ну, за твою супругу, сто лет ей жизни, - Катон поднял бокал.
    - Спасибо, друг. Говорят, что войска завтра выходят на Карфаген. Добился таки своего.
    - Не без вашей помощи.
    - Катон, в натуре, приморил всех. Дался тебе этот Карфаген. Город, как город.
    - Понимаешь, - Катон склонился к уху Луция, - тут такое дело…личное. Должок у меня завис. Карточный. Мы когда отдыхать ездили, я там с местными шулерами связался. Требуют. Уже пацанов своих присылали, угрожали. Если дойдёт до Ганнибала, то отдавать придётся, а где я возьму? У меня ипотека, кредит на колесницу, цены на всё –сам знаешь, подскочили. Живу от зарплаты до зарплаты. А так – раз, и двух зайцев. И Ганнибалу насолим, и с долгом вопрос рассосётся.
    - Ну, ты, жук.
    - А что делать? Хочешь жить…Зато моим именем ткань для джинсов назовут. Ну, за нашу победу.

    (С)goos
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •