Страница 3 из 5 ПерваяПервая 12345 ПоследняяПоследняя
Показано с 21 по 30 из 43

Тема: Небольшие и прикольные 8

  1. #21
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Ketti Stelmax
    Сёма и серый волк
    (еврейская народная сказка).

    Возле леса, возле речки жил один еврей в местечке
    Со своей супругой Ривой, жил, как Бог ему судил,
    И у этой пары дома подрастал сыночек Сёма,
    Oн всегда, зимой и летом, в красной кипочке ходил.

    В красной кипочке шелковой, сам начитанный, толковый,
    Mатеринскою любовью и вниманием согрет.
    Ой, дэр татэ мыди бэйнэр, ой, а ингэлэ а шэйнэр,
    То есть, форменный красавец - хоть пиши с него портрет

    А за лесом, на опушке, в однобедрумной избушке,
    У глухого буерака, где растёт чертополох,
    Проживала Баба Роза - жертва остеохондроза,
    По анкете, между прочим - Роза Львовна Шляпентох.

    Ой, у бабушки-старушки ни укропа, ни петрушки,
    Никаких деликатесов, только хлебушка кусок.
    Были гуси, были шкварки, а теперь - одни припарки,
    Всё, как в песне: здравствуй, поле, я твой тонкий колосок!

    Но зато у Мамы Ривы - куры, гуси, вишни, сливы,
    Гоголь-моголь для сыночка - он на всё горазд и спор:
    В красной кипочке гуляет и на скрипочке играет,
    И не просто "чижик-пыжик" - гамму ля-бемоль-мажор!

    И когда утихла гамма, говорит сыночку мама:
    "Надо бабушку уважить, как ведётся на Руси.
    Положи смычок на полку и бери, сынок, кошёлку
    И кошерные продукты Бабе Розе отнеси."

    А в кошёлку Мама Рива уложила всё красиво:
    Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
    Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
    Деруны на постном масле и, конечно же, компот.

    Вот идёт по лесу Сёма, и тропа ему знакома.
    Помощь бабушке-старушке - вот его священный долг!
    В красной кипочке из шёлка он идёт, в руке кошёлка,
    Ничего не замечает, а ему навстречу - Волк.

    Волк Иванович Свиридов - из матёрых инвалидов,
    Пострадал уже однажды, обмануть его хитро:
    Он был ранен в ягодицу, потому что съел девицу
    В красной шапочке из сказки Шарля, кажется, Перро.

    Волк сперва стоит на стрёме, а потом подходит к Сёме,
    Говорит: "Шолом Алейхем! Что за шухер? Тихо, ша!
    Ты куда идёшь, пархатый, и чего несёшь из хаты?"
    И ему на это Сёма отвечает, не спеша:

    "Мне смешны твои угрозы! Я несу для Бабы Розы
    Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
    Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
    Деруны на постном масле и, конечно же, компот.

    В предвкушенье пищи сладкой облизнулся Волк украдкой,
    Говорит он: "Бабе Розе эти яства не нужны.
    Я всю жизнь по лесу рыщу, обожаю вашу пищу -
    Фаршированную рыбу и особо - деруны.

    А компот, в конечном счёте, посильней, чем "Фауст" Гёте,
    Так что нечего мне баки забивать своей мурой".
    "Ни за что я злому Волку не отдам свою кошёлку!"
    Отвечает Волку Сёма - в красной кипочке герой.

    Ты, приятель, из аидов, ну а я - из инвалидов,
    Мне положена диета на гусином на жиру!
    Что ж ты, красная ермолка, обижаешь злого Волка?
    Я сейчас пойду и с ходу твою бабушку сожру.

    Не пойми меня превратно - понесёшь тогда обратно
    Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
    Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
    Деруны на постном масле и, конечно же, компот."

    "Ты мне бабушку не трогай - покараю мерой строгой!" -
    Красной кипочкой качая, Сёма Волку говорит.
    "Что ж я, вместо Бабы Розы должен есть кору с берёзы?"
    Очень нагло отвечает этот злобный инвалид,

    И помчался на опушку кушать бабушку-старушку,
    По анкете, между прочим, Розу Львовну Шляпентох.
    Волк - он тоже знанье копит, у него громадный опыт
    Поедания старушек всех народов и эпох!

    В это время Роза Львовна (так зовут её условно)
    На трёхногом табурете восседает у окна.
    В однобедрумной избушке нет ни крошки, ни горбушки,
    Оттого-то Баба Роза, как собака, голодна.

    Принести ей должен внучек много разных вкусных штучек -
    Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
    Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
    Деруны на постном масле и, конечно же, компот.

    А пока что Баба Роза в состоянии психоза:
    Голод, знаете, не тётка, всё померкло, мир умолк,
    Головная боль, икота... Вдруг стучится в двери кто-то.
    "Кто там?" спрашивает Роза, а в ответ ей: "Это Волк!"

    "Удивительное дело - я б сейчас и Волка съела!"
    Так подумала старушка, открывает Волку дверь.
    Тот сидит в смиренной позе, говорит он Бабе Розе:
    "Ты меня бы в дом пустила. Не пугайся - чай, не зверь!"

    А в мозгу у злого Волка бьётся мысль такого толка:
    "Мол, сожру её, старушку, буду к мольбам глух и нем,
    Сам оденусь Бабой Розой, и с такой метаморфозой
    Стану ждать внучонка Сёму, и его я тоже съем.

    Съем и красную ермолку, и с продуктами кошёлку -
    Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
    Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
    Деруны на постном масле и, конечно же, компот."

    "Ходят, бабка, злые слухи, что помрём мы с голодухи,"
    Волк своею гнусной мордой Бабе Розе тычет в бок.
    "Ты была бы человеком - поскребла бы по сусекам,
    Может быть, нашла чего бы, испекли бы колобок."

    Но старушка Роза Львовна смотрит прямо, дышит ровно.
    Ой, сегодня будет кто-то Бабе Розе на обед!
    Вот она подходит к Волку и берёт его за холку,
    А потом как рот разинет - ам! И всё, и Волка нет.

    Волк как пища - безыскусный, некошерный и невкусный,
    Если нет альтернативы - утоляет аппетит,
    Возникает сытость, дрёма... Зохен вэй, а где же Сёма?
    Сёма всё ещё по лесу в красной кипочке бежит.

    Он бежит, роняя слёзы, и несёт для Бабы Розы
    Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
    Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
    Деруны на постном масле и, конечно же, компот.

    Cёма ёжится с опаской - он знаком с народной сказкой,
    Где несложная интрига разрешается в конце:
    Вот приходит он в избушку, Волк уже сожрал старушку
    И лежит под одеялом в бабы-розином чепце,

    И пойдут, пойдут вопросы, как назойливые осы
    Почему глаза большие? Почему большой живот?
    Почему большие уши? Ой, спасите наши души,
    Сколько можно этой сказкой без конца дурить народ?

    Но глядит - жива старушка! Где моя большая кружка?
    В нашей сказке, кроме Волка, всем героям повезло!
    Здесь пора остановиться. Будем петь и веселиться,
    Алэ соным афцалухес, то есть - всем врагам назло!

    Прекратим глотать лекарства, будем есть сплошные яства -
    Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
    Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
    Деруны на постном масле и, конечно же, компот.

    Татьяна Толстая
    Вот радость-то какая, светлый праздничек: вышел первый номер журнала "Red Hat - Linux, Embedded Linux and Open Source Solutions". Красивое имя - высокая честь; название представляется мне неблагозвучным для русского уха, а потому буду называть журнал "Красная Шапочка". Вообще говоря, после этих слов все про журнал понятно, все предсказуемо, и можно прекратить писать рецензию.

    Эдгар По
    На опушке старого, мрачного, обвитого в таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились темные облака зловещих испарений, и будто слышался фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная Шапочка.

    Эрнст Хемингуэй
    Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке было молоко, белый хлеб и яйца.
    - Вот, - сказала мать.
    - Что? - спросила ее Красная Шапочка.
    - Вот это, - сказала мать, - отнесешь своей бабушке.
    - Ладно, - сказала Красная Шапочка.
    - И смотри в оба, - сказала мать,
    - Волк.
    - Да.
    Мать смотрела, как ее дочь, которую все называли Красной Шапочкой, потому что она всегда ходила в красной шапочке, вышла и, глядя на свою уходящую дочь, мать подумала, что очень опасно пускать ее одну в лес; и, кроме того, она подумала, что волк снова стал там появляться; и, подумав это, она почувствовала, что начинает тревожиться.
    Джозеф Хеллер
    Волк брел по лесу без какой-то определенной цели. По общему мнению его товарищей, охотиться на маленьких девочек - моветон. К сожалению, маленькие девочки об этом не знали. Впрочем, ещё ни одного волка не останавливали предрассудки. Об этом маленькие девочки не знали тоже. В таком блаженном неведении Красная Шапочка и шла к бабушке по тропинке.

    Ей вряд ли вообще приходила в голову мысль, что в лесу водятся волки. А если и приходила, то поспешила восвояси.

    Красная шапочка была озабочена другим: как избежать утомительных визитов к старухе, отнимавших целый день, а вместо этого пойти с подругами гулять, или, ещё лучше, отправиться на пляж с соседским мальчиком. Быть съеденной волком представляло собой половинчатое решение: к бабушке, конечно, можно уже не ходить, но и гулять на пляж не получится.

    Говард Лавкрафт
    Даже в ночном кошмаре не могла представить Красная Шапочка, с чем ей придется столкнуться к лесу, какие невообразимые кошмары придется вынести ее неокрепшему детскому рассудку. Ужас липкой пеленой словно сковывал ее и без того маленькие шаги и растекался по телу, когда она видела будто бы движение огромной серой массы между стволами вековых деревьев.
    Лишь мысль о том, что бабушка ждет ее с пирожками не позволяла ей впасть в бескрайние пучины безумия и она цеплялась за нее, словно за круг, брошенный за борт.

    Харуки Мураками
    Впервые волк встретился с ней летом 1800 года, в небольшом ресторанчике, название которого давно уже выветрилось из его памяти.
    Стояла жаркая погода и он заказал воду со льдом. В музыкальном аппарате звучала какая-то из последних симфоний Моцарта и молодая парочка медленно кружилась в танце. Волк смотрел на них со смешанным чувством жалости и зависти.
    - Привет. - Сказала она, подсев к нему за столик.
    Если бы волка потом попросили описать ее лицо, он лишь беспомощно развел бы руками. Зато он и много лет спустя помнил в малейших подробностях ее красную шапочку.
    - Привет. - Ответил волк, сделав глоток из стакана.
    - Потанцуем? - Спросила она.
    - Нет, спасибо.
    - Почему? - Искренне удивилась она, на мгновение даже перестав болтать ногами под столом. - Не любишь Моцарта?
    - Не люблю танцевать. - Ответил волк честно.
    - Да ладно. - Улыбнулась она. - Пойдем. Тебе же все равно совершенно нечем заняться.
    Она протянула волку тоненькую ладошку и вытащила из-за стола.

    Этой же ночью они переспали и больше волк никогда ее не видел. В последнее время он сильно сдал и проводит большую часть жизни на набережной, наслаждаясь налетающим с моря свежим ветром. Лишь иногда вздрагивает и начинает близоруко всматриваться, когда замечает в толпе какую-нибудь девушку в красной шапочке, но каждый раз это оказывается другая.

    И, наконец, Сергей Лукьяненко, который сам написал зарисовку "Если бы я писал про Красную Шапочку".
    В стиле "Линии Грез", но с элементами "Генома" и "Спектра":

    Больше всего на свете Волк любил маленьких девочек. Hеважно, в шапочках или без — Волк ценил содержимое, а не форму. Hо все-таки, шапочка придавала девочкам определенный шарм...
    Именно такая, одетая в шапочку девочка приближалась к Волку по лесной тропинке. Притаившись за кустом можжевельника Волк ждал. Запах ягод навевал мысли о джине с тоником... хорошей порции правильного джина "Сапфир" с правильным тоником "Швепс", один к трем, смешивать, но не взбалтывать. И еще приходила на память песенка "Джин и тоник".
    — Он ревновал ее к дождям, — тихонько напел Волк, не отрывая взгляда от девочки. Девочка была в меру упитанная, румяная — в тон шапочке. Такие волку особенно нравились.
    Волк глубоко вдохнул и вышел из кустов.
    — Я тебя давно заметила, — с улыбкой сообщила девочка. — У меня положительная мутация — я вижу в инфракрасном диапазоне.
    Она опустила руку в корзинку, и Волк с ужасом увидел, как из-под упаковки мороженных круассанов показался легкий плазменный бластер "Перро".
    Волк даже успел прыгнуть. Реакции интеллектуально продвинутого животного намного превосходили обычные волчьи.
    Hо дуло бластера расцвело красным цветком и что-то невыносимо горячее ударило Волка прямо в беззащитное, открывшееся в прыжке брюхо...

    В стиле "Холодных берегов":

    Шапочка у девочки была красная, из руссийского алого сукна на манер тюбетейки сшитая. И, видать, остался дорогой ткани треугольный обрезок - его девочка на манер платка на шею повязала. Хорошая девочка, не из бедной семьи - вот только вывела ее судьба навстречу мне, душегубу, одну в темном лесу. Я бы отпустил ее. Да только как может разбойничий атаман по прозвищу Серый Волк перед своими людишками слабость показать? По всему выходит, что сейчас надо мне ее снасильничать, невзирая на малый возраст, а потом платком удушить. Или вначале удушить, а потом снасильничать...

    В стиле "Лабиринта отражений":

    Встаю. Цветная метель дип-программы стихает. Вокруг желто-серый, скучный и мокрый осенний лес. Передо мной лишь одно яркое пятно - красная шапочка на голове маленькой, лет семи-восьми, девочки. Девочка с испугом смотрит на меня. Спрашивает:
    — Ты волк?
    — Вот уж вряд ли, — отвечаю, оглядывая себя — не превратился ли я в волка? Hет, не похоже. Обычный голый мужик, прикрывающий срам распареным березовым веником. А что я мог поделать, когда от переполнения стека взорвались виртуальные Сандуны? Только сгруппироваться и ждать, куда меня выбросит...
    — Я иду к бабушке, — сообщает девочка. — Hесу ей пирожки.
    Похоже, меня занесло на какой-то детский сервер, вроде знаменитого "Спокойной ночи, малыши".
    — Ты человек или программа? — спрашиваю я девочку.
    — Бабушка заболела, — продолжает девочка.
    Все ясно.
    Программа, да еще из самых примитивных.
    Перестаю обращать на девочку внимание, озираюсь. Где же здесь выход?
    — Почему у тебя такой длинный хвост? — вдруг спрашивает девочка.
    — Это не хвост, — отвечаю я и краснею.
    — Hе переоценивай себя. Я говорю о следящих программах, которые сели на твой канал, - любезно уточняет девочка. Голос ее резко меняется, теперь передо мной - живой человек.
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  2. #22
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    На войне, как на войне.


    Виктор Фёдорович метался по узкому салону автобуса, будто тигр в клетке. Был он высоким, мощным мужчиной, но являлся, тем не менее, паникёром, что совершенно не вязалось с его внешностью. Новичок он, необстрелянный еще. Он подкрался к единственному незадрапированному окну и осторожно выглянул наружу. Автобус был надежно замаскирован могучими кустами, но цель все таки было видно – одноэтажное здание, такое обычное, казалось мирным… А ведь и не скажешь, что там внутри их ожидает…
    - Что нам делать?! Что делать? Они же нас порвут! Заживо сожрут просто! Бежать надо…
    - Успокойся и сядь, Фёдорыч, - тихо, но властно и веско сказал Илья Ильич. Невысокий и лысоватый, пухлый, похожий на известного актера Леонова, он казался бы добродушным медведем, если бы не водянистые, почти белые, беспощадные глаза, тонкие губы и полная невозмутимость. – Сядь, сказал.
    Виктор Фёдорович послушно присел к столу, на котором лежала карта местности и стояла початая литрушка водки с тремя стаканами - традиция, перед тем как идти на дело - и принялся нервно грызть ногти:
    - Бежать, бежать надо…
    - Ну куда ты побежишь? – Презрительно фыркнула Елена Святославовна, третий и последний член команды. – Кому ты там нужен?
    Слово «там» она произнесла так веско и внушительно, что Виктор Федорович вздрогнул и поник. Там он действительно был лишний. Там он ничего не умел и не знал. Там, в обычной жизни, его специфические навыки, отточенные долгими, изматывающими тренировками, были совершенно ненужными и чуждыми.
    - И что же нам делать?? – почти молитвенно прошептал он, глядя круглыми от ужаса глазами на Елену Святославовну.
    Она чуть вскинула брови, достала из нагрудного кармана камуфляжа беломорину, затянулась едким дымом:
    - Держаться, – бросила она, и недрогнувшей рукой разлила точно по сто грамм.
    - Вам это легко. С вашим-то опытом… - снова начал ныть Фёдорович, - Сколько у вас выходов было? Без подготовки? Тридцать, сорок?
    - Сто пятьдесят, - криво усмехнулась женщина. – И ни разу я не дрожала, вот как ты.
    - Но, там же они… Это же просто кошмар! Как можно с ними вот так, без страха. А если не получится? Ведь с ними нельзя договориться. С ними нельзя найти компромисс. Только победа, или…
    - Заткнись уже, - лениво бросил Илья Ильич, - Все уши прожужжал. Лучше проверь, всё ли готово. Не должно быть осечек, понимаешь?
    Фёдорович кивнул, резво вскочил и бросился к большому стальному ящику со снаряжением, радостный поставленной задаче, отвлекающей от панических мыслей. Елена Святославовна криво усмехнулась, глядя на коллегу, махнула стакан, ни с кем не чокаясь, повела плечами и принялась разрабатывать пальцы, чуть похрустывая суставами.

    Распахнув ящик, Виктор Фёдорович с благоговением осмотрел его содержимое – все это скоро потребуется ему. Зачем он волнуется? Ведь пальцы помнят всё. Им не надо ничего напоминать – вскинуть тяжелую крестовину, щелкнуть специальным затвором, высвобождающим из стопоров движущиеся части, и начать работать.
    Да, надо всего лишь начать работать, и все сомнения и страхи уйдут.
    А что там они, ну и пусть. Они будут всегда. И пусть они ждут любой ошибки, чтобы… Нет, об этом нельзя думать. Нельзя.
    - Всё нормально. Состояние полностью рабочее, - доложил Виктор Федорович.
    - Замечательно. Ну, давайте повторим, кто и что делает, - холодно и безэмоционально сказал Илья Ильич и выложил на стол перед собой стопку бумаги. Елена Святославовна ткнула сигарету в полную пепельницу и нахмурилась. Только полное сосредоточение позволит всё провернуть без проблем. Им должно понравиться.

    Передвижной кукольный театр готовился дать первое представление по сказке Курочка Ряба в детском саду номер сорок два. Таковы были требования заказчика, эта сказка была самая любимая у младшей группы, и знали они её на зубок... В отличие от актеров.
    Малейшая ошибка могла привести к полному провалу, а это море слез, огорчённые дети, взмыленные воспитательницы, пытающиеся восстановить порядок и успокоить малышей. Армагеддон.
    Этого нельзя было допустить, и потому труппа повторяла текст назубок ещё раз.
    До выхода оставалось пятнадцать минут.
    Виктор Федорович, играющий Курочку Рябу, снова почувствовал груз ответственности и запаниковал…

    drblack
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  3. #23
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Жил-был мужик. Хорошо жил. Дом, семья, работа. Отдыхал, конечно, от всего этого. Как не отдыхать? Охота, рыбалка, грибы-ягоды. И пошёл он как-то раз рыбу ловить. На реку, значит. А чего бы ему не пойти? Лето на дворе, ноги ходят, удочка есть. Самое то, чтобы на рыбалке оказаться. Да и отдохнуть время настало, вроде бы. Ну, и как водится, первый раз закинул удочку – вытащил пустую, второй раз – на крючке даже червя не оказалось. А в третий… Ни фига себе! Рыбка попалась! Небольшая совсем. Да зачем обманывать? Маленькая рыбка. Ни навару в ухе, ни соли потом в вобле. Но сверкает вся, будто из золота! Притянул он чудо невиданное к себе поближе, смотрит, дивится.
    А рыбка ему и говорит человечьим голосом:
    – Ну, чего? Так и будем на меня глаза пялить, или снимем уже с крючка?!
    – Что за диво-дивное? – сам себя мужик спрашивает. – Ведь не успел нарыбачиться, приехал только! Две рюмки всего… ой! то есть два раза закинул удочку, а уже рыбы заговорили!
    – И чего тогда тебе неясно? Раз уж на трезвую голову я говорю, значит, на самом деле так и есть! Ну, давай! Снимай меня, да в реку обратно кидай! Некогда мне тут с тобой!
    Снял мужик рыбку, а бросать в воду не торопится. Смотрит подозрительно, пальцем чешую поглаживает. Рыбка ему так испуганно:
    – Эй! Ты чего?
    – А ты это… золотая, что ли?
    – Ну, золотая, – вздыхает рыбка, поняв, куда разговор съедет.
    – И три желания можешь исполнить?
    – Щас! Разбежалась! То есть расплылась! Одного хватит!
    Мужик пятернёй затылок поскрёб:
    – Тогда тут подумать надо. Время-то у меня есть?
    Рыбка тоже плавником что-то себе почесала:
    – Да давай уж. Думай. Всё равно ничего путного не придумаешь.
    – Я-то?!
    – Ты-то!
    – Не придумаю?!
    – Не придумаешь!
    – Спорим на желание?
    Рыбка улыбнулась презрительно и говорит:
    – Ты, поди, думаешь, что самый хитрый. Думаешь, что сейчас рыба глупая мне желание проспорит, и будет у меня их два? Но теперь подумай вот о чём: если я выиграю, у тебя ни одного не останется. Я почему не боюсь? Ты ничего не придумаешь. Дед ничего не придумал путного, Емеля меня достал, и ты такой же. Так что хочешь спорить – давай. Только пусть по-честному будет. Проспоришь, тебе моё желание исполнять. Идёт?
    – Нет, – загрустил мужик. – Хватит с меня одного.
    – То-то же. Давай. Желай. Только быстрее – у меня плавники сохнут!
    Мужик прокис немного:
    – Чего бы пожелать? Во! Денег кучу!
    – Тю, дурной! Куда ты её спрячешь? Опять же друзья-родственники прибегут, бандиты там разные, государство. Ничего и не останется от кучи. Тебе не хватает?
    – Да хватает. Врать не стану – на мерине не езжу, и ложки у меня стальные, а не из золота, но и машина импортная имеется, и даже коплю, бывает. В руках сила есть, заработаю. Во! Сделай так, чтобы я всегда здоров был!
    – Ты болеешь? – рыбка спрашивает.
    – Ну, как? В речке вот искупался, сиплю, хриплю, – мужик подышал на рыбку: смотри, мол, как мне дышится.
    Она глаза закатила от духа сивушного:
    – Так сипеть будешь, век с тобой ничего не случится! Я не о том. Простуда пройдёт. Я о больших болячках.
    – Тьфу-тьфу-тьфу! В остальном я здоров.
    – Тогда о каком здоровье ты говоришь? О вечном? Ты будешь смотреть, как твои близкие болеют, а тебя в твои пятьсот лет никакой шашель не берёт?
    – Как это: «в пятьсот»?! – мужик снова затылок поскрёб.
    – Вот так это. – Рыбка в это раз себе чесать ничего не стала. – Ты же здоровья себе всегдашнего просишь. Значит, жизни вечной.
    – Не. Не хочу я всегда жить! Ну, её на хрен!
    – Ясно. Разобрались со здоровьем. – Рыбка помолчала и говорит: – А может, тебе принцессу захотеть? Вон Емеля захотел, так счастлив потом был.
    – Ты чо?!
    – А чо?
    – У меня жена. Она мне так захочет!
    – Тогда ей захоти принца!
    – Ты чо?!
    – Чего опять не так?!
    – У неё я есть, какой ей, на хрен, принц?!
    – Не угодишь на вас людей. А и ладно! Всё равно принц твоей жене не положен. Она меня не ловила. Так что желания только тебе.
    Мужик присел на табуретку, с которой удочку кидал, и пригорюнился. И рыбка уже прибалдела: дышит тяжело, с присвистом.
    – Вот ты говоришь: Емеля. А у него же щука была, а ты… хрен тебя знает, какой ты породы!
    – Это тебя хрен не знает! А я золотая рыбка и всё тут! Ты что, думаешь – щука золотой быть не может? Знаешь, как оно под пиво, да когда закуски нету, да под водочку! Поневоле золотой станешь! …Ой! Чего-то я не того говорю. Давай быстрее, мужик! А то я засохну тут скоро! Вона, какую дурь понесла!
    – Ага-ага! Сейчас. Сделай так, чтобы дети мои счастливы были!
    – Нельзя детям! Знаешь же! Только для себя!
    – Тогда пусть я счастлив буду. – Мужик рукой махнул, как отрезал.
    Рыбка снова глаза закатила:
    – Нельзя хотеть простого счастья. Оно из маленьких счастий состоит. Вот какого ты хочешь? Здоровья?
    – Нет. Есть у меня здоровье, и запасного не требуется.
    – Денег?
    – Я с тобой согласен – лишних денег мне и на дух не надо. Счастья от них не будет!
    – Любви жены, детей?
    – Есть у меня всё это! Жена – умница, дети выросли, слова худого о них не скажу. Супруга глядит на нас и счастлива.
    – Так какого ты счастья хочешь? Здоровья?!
    – Погоди! Мы по кругу пошли, кажется.
    – С тобой скоро по квадрату ходить начнёшь! – буркнула рыбка и в его ладони перевернулась на другой бок. Мол, кости ноют, плавники затекли, и чего с неразумным вообще говорить?!
    А мужик расплылся в улыбке и говорит:
    – Так я, выходит, счастлив? Получается, что мне ничего не нужно?
    – А я о чём?! – Рыбка снова повернулась к мужику, плавник под голову подсунула и смотрит на него умными глазами.
    – Так плыви тогда. Чего я тебя мучаю?
    Нагнулся мужик и выпустил её в реку. Она отплыла и говорит ему:
    – Видишь? Кто прав оказался? Не придумать тебе желания вовек. И ты проспорил. Так вот. Слушай, чего я хочу. Хочу, чтобы ты зимой на реку приходил и лунки тут делал. Раз в месяц!
    – Так ведь мы не спорили, вроде, – пожал он плечами. – Но ладно. Буду делать. Проспорил, значит, проспорил!

    А рыбка думала: «И этот такой же! Не знают люди сами, чего хотят. Нет бы так: подавай мне, карась ржавый, то-то и то-то. И слушать твои доводы не хочу! Подала бы, куда мне деваться! Но и так неплохо! А чудеса беречь надо. Вдруг где-то есть тот, кто по-настоящему несчастен? Только не верится мне в это. Люди просто не видят своего счастья»
    Сидел мужик, смотрел на неподвижный поплавок и улыбался. Счастлив он, выходит. Как на духу, счастлив! Простые рыбы всех червей поели. Водка выдохлась, кусок чёрного хлеба муравьи перетаскали себе в муравейник. Светило солнце, плескалась тёплая река…
    Сидел счастливый человек на берегу и вполголоса от счастья пел: «На Дону, на Доне…». Подпевали ему птицы. Дома ждала мужика такая же счастливая жена. И как иначе? Счастье к одному приходит, да у всех сидит.

    ФЕМ ©
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  4. #24
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Выговор.

    - Всё, я домой. Уже почти двенадцать. На работу завтра, - Паша поставил на землю пустую бутылку из-под пива.
    - Пахом, не гони, хорошо стоим. Давай ещё по бутылочке, и расходимся, - сказал Серый. – Заметь, я угощаю. Сашка, ты как? – спросил он третьего товарища, стоящего в пьяной полудрёме, с сигаретой в зубах.
    - Угу, - ответил Сашка.
    - Вот видишь, Сашка согласен.
    - Саньку пофиг, он безработный, - возразил Паша.
    - Ну, брось, это десять минут.
    Улица была пустынна, в домах догорали последние окна. Где-то в кустах уныло трещал сверчок. Они стояли возле ночного ларька, освещённые его жёлтым светом.
    - Ладно, угощай, - сдался Паша и достал сигарету.
    - Вот и ладушки, - Серый склонился к окошку. – Тань, повтори по пиву. Да, три в стекле. Да, открыть. Танька, когда мы с тобой потанцуем? Шучу, шучу. Только мужу не говори. Я вам, пацаны, такую историю сейчас расскажу.
    Серый извлекал бутылки из окошка и ставил на узкую стойку, приваренную вдоль всего ларька под окнами.
    - Опять байки про свои сексуальные подвиги? – спросил Паша.
    - Откуда знаешь?
    - Да о чём ты ещё можешь рассказывать?
    Сашка отпил пиво, его качнуло, и он опёрся об стоящий возле киоска холодильник.
    - Сань, держи себя в руках. Не боись, я тебя домой доведу, - Серый придержал его за рукав, чтобы восстановить равновесие.
    - Угу, - подтвердил Сашка.
    - Так вот, знаете Ленку из шестого дома? Ну, эту, с пятого этажа, рыжую? Иду я позавчера, нет, во вторник, точно, во вторник, с работы. А она с этим, Мишкой кривым стоит вот на этом месте, пиво покупают, чипсы. Мишка косой уже в хлам…
    - Сынки, дайте закурить, - раздался старушечий голос.
    Откуда она взялась, никто не заметил. Словно вынырнула из темноты, тихо, бесшумно и неожиданно. Только что никого не было, а вот уже перед ними стоит бомжацкого вида бабуля, сгорбленная, седая, в каком-то тряпье, похожем на старый длинный плащ, найденный на помойке.
    - Чего надо, мать? – спросил Серый, недовольный, что его перебили.
    - Сигареткой угостите?
    - Шла бы ты домой, клюшка, что тебе не спится? Нет у нас сигарет, закончились. Вали, короче. Не видишь, разговариваем.
    - Угу, - проворчал Сашка и нахмурил брови.
    - Ну, ладно, - старуха уже собралась уходить, как Паша полез в карман, достал пачку, заглянул в неё – пять сигарет. Он достал одну, сунул в рот, а пачку протянул старухе.
    - Возьмите.
    Старуха посмотрела ему прямо в глаза, и Паша почувствовал, как холодок пробежал по спине. В тусклом свете ларька она выглядела как-то неестественно, сюрреалистично. Ему вспомнились детские страхи. Ведьмы, колдуньи, баба Яга. Но он отогнал наваждение. Просто бабулька не вписывалась в ночной пейзаж, отсюда и ассоциации. Какие там колдуньи, смех и всё тут.
    - Нет, сынок, мне одну только. Перекур у меня. Я вообще-то не курю, но иногда тянет, - она костлявой рукой достала сигарету и стала разминать её пальцами.
    - Возьмите, потом покурите, - настаивал Паша.
    - Нет, нет. Спасибо.
    - Слышь, калоша, вали отсюда. Дай поговорить, - не унимался Серый. – Мало того что днём попрошайничают, так ещё и ночью достают.
    - Я ухожу, простите. Только это…огонька можно?
    Паша щёлкнул зажигалкой, поднёс огонёк.
    Старуха, сунув сигарету в беззубый рот, сделала затяжку, выдохнула дым и вдруг взяла Пашу за запястье. Он попытался отстраниться, но она с неимоверной силой удержала руку и даже немного притянула его к себе, смотря прям в глаза. Прямо в душу. Павлу стало страшно, рука у старухи была сухой и холодной, и держала она его легко, но крепко.
    Бабка склонилась к нему и прошептала, или даже прошипела:
    - Сынок, ты будешь жить, пока не надоест, надоест – позовёшь, - и отпустила руку. – Спасибо. Извините за беспокойство.
    Секунда, и она уже исчезла в темноте ночи, только порыв ветра сорвался откуда-то и тут же утих.
    - Ну, блин, достали эти бомжи. Твари, крысы. Эта не из местных. Залётная какая-то. Дай то, дай сё, по мусоркам шастают, - возмущался Серый, - Какого ты ей сигарету дал? Я принципиально никому не подаю. Пошли они.
    - Угу, - согласно кивнул Сашка.
    - Эх, Серёга, не известно, кем ты будешь в старости. От сумы и от тюрьмы…
    - И то верно, - Серый отпил пиво и прижал руку к груди. – Давайте, наверное, расходиться. Что-то у меня перехватило. Может, сердце? Никогда не болело. Чёрт, где она взялась? Так я про Ленку и не рассказал.
    - Потом расскажешь. Санька дотащишь? – Паша пожал друзьям руки, взял недопитое пиво и пошёл домой.

    Смерть зашла в кабинет к Богу.
    - Куда поставить? Тут можно? – она прислонила косу к шкафу с архивами и, пройдя через кабинет, села в кресло.
    Бог нахмурился, придал себе суровый вид, потеребил бороду.
    - Смерть, что за вольности вы себе позволяете?
    - Настучали уже?
    - Не настучали. Не настучали, а написали докладную.
    - Значит, доложили.
    - Так намного лучше. Вот Святой Пётр жалуется, что вы опять устроили восьмиминутный перекур. Целых восемь минут он был без работы, ни одна душа не попала ни в рай, ни в ад. В масштабах всей планеты, это…
    - Да, устроила. Имею право. Я работаю без выходных, отпусков и обеденного перерыва. У меня коса остывать не успевает.
    - Знаешь что? – возмутился Бог, - мы тоже тут без отпусков. Взять того же Петра..
    - А что ему? Восемь минут ему дала передышки. Мог бы сам перекурить.
    - Он не курит! Он же святой!
    - Святой, святой. Знаем мы, чем этот святой по молодости занимался. – Да и я же потом наверстала. Никого не забыла.
    - Наверстала-то наверстала, а у Врат потом очередь, толкучка и неразбериха. Никуда не годится. Ты где сигарету взяла?
    - Стрельнула.
    - Прям с косой, что ли, подошла?
    - Ну, зачем? Я её за ларьком оставила. Я могу идти? Я тут у вас на ковре уже десять минут простаиваю.
    - Это разные вещи. И ещё, что это за личностные отношения с клиентами? Что это за обещания такие – жить, пока не надоест? Это он что, теперь сможет вечно жить?
    - Не волнуйтесь, надоест. Им всем надоедает, они все зовут меня потом. Жизнь только кажется привлекательной. А к старости люди мудреют, и понимают, что к чему.
    - Ладно, иди с глаз долой. Чтоб в последний раз такое, ясно?
    - Ясно, босс, - сказала Смерть, и, взяв косу, вышла из кабинета.
    ©goos
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  5. #25
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Как правильно ракеты запускать.


    Однажды, в неком военном округе решили провести Учебный Запуск Боевой Ракеты. Так эпатажно написано для того, чтобы вы поняли – это вам не просто ракету втихаря пульнуть куда-нибудь. Это значит, что дело будет освещаться СМИ, это значит, что непосредственно руководить процессом, дабы мелькнуть на голубых экранах, будет какая-то Очень Важная Шышка в чине не менее генерал-лейтенанта, и значит, что промахи тут недопустимы.

    Вы понимаете, насколько это важно? Нет еще?

    Просто вдумайтесь: надо найти ракету, которая не рванет на старте, проверить все её потроха с помощью КПМ, найти или отнять у вредного прапорщика топливо для ракеты, собрать более или менее грамотный расчет, который кнопки не перепутает, и сможет ракету правильно запустить. Организовать выезд всего этого хозяйства на полигон.


    На полигоне надо организовать сооруженный по всем правилам командный пункт, столовую, кухню, сортир. Расчистить подъезд для техники, расставить караулы, чтоб журналисты не совались, куда не просят. Поставить место для курения, и на случай пожаров где-нибудь соорудить пожарный щит…

    Забот хватит, в общем.

    Готовиться к процессу начинают обычно за пару месяцев, в обстановке строжайшей секретности, это когда никто ничего толком не знает, но очко уже жим-жим. Кстати, стреляют, как правило, ракетой из комплекса «Точка-У». Двухтонная железная дура комплекса может быть закинута аж на 120 километров, и это означает, что надо ТОЧНО знать, куда она упадет.

    Минимум за неделю до времени «Ч», один из командиров артиллерийских дивизионов, входящих в состав полка под командованием полковника Крокодила, вместе с бойцами, буссолью, картой и гирокомпасом, едет на полигон, куда должна упасть ракета, получает координаты места падения, тщательно определяет его на местности и вбивает туда колышек. Остальное время до запуска подполковник Миханян перепроверяет результаты, да охраняет колышек, чтобы его никто не спионерил. Бойцы же в основном занимаются тем, что очищают от снега территорию вокруг колышка. В радиусе сотни метров.

    ***

    В день запуска подполковник Миханян раздает бойцам маскхалаты белого цвета, дабы не отсвечивать на снегу, и прямо после завтрака, в 8 утра, отправляет в ближайший лесок. Туда ракета долететь не должна. Последний раз проверив колышек, подполковник присоединяется к бойцам и готовится ждать, иногда тревожно вскрикивая:

    - Инин! Связ ест?

    - Есть, товарищ подполковник.

    - Харяшо… Коломэнский, крест точно взял?

    - Так точно, товарищ подполковник!

    - Атлычна… А точно нэ испачкал, а?

    - Никак нет! Чистенький.

    - Маладэц…

    Нет, Миханян конечно же знал, что в восемь утра никто никуда ничего запускать не будет. Не будут запускать и в 11:00, согласно плану. Не успеют. Или журналисты будут крупный план генерала брать, а он им в кадр харей не поместится, или ракета какие-нибудь фортеля на предстартовой подготовке выдаст, или еще что… Но все же хотелось быть подальше от предполагаемого места падения.

    Несмотря на наличие рации, для перестраховки, с командным пунктом связывались еще и по мобильному телефону:

    - Таварыщ палковник, ми с васми утра тут лэжим, яйца ужэ атмарозыли, кагда запуск?

    - Не трепещи, Миханян. У тебя дети уже есть. Скоро стартуем.

    - Ест нэ трэпещать.

    - Готовность к старту! Обратный отсчет! Миханян, ты колышек точно вбил?

    - Абыжаете, таварыщ палковнык. Не пэрвый же раз…

    - Есть старт! Лови подачу!

    - Ловым. Прыгнулысь всэ, быстра!

    Пригнулись и ждут. Жду-у-ут. Про себя пересчитывая, правильно ли определили место падения. Так правильно или нет? Сейчас узнаем.

    Ба-бах! БУХ! – пришла родимая.

    - Падъем, за мно-о-о-й! – командует Миханян, выскакивая из-за деревьев, как чертик из табакерки. За ним, проваливаясь в снегу по колено, торопится связист Инин и сержант Коломенский, волокущий в руках какую-то непонятную кучу белья. Бежать где-то с полкилометра, если не больше. Но лучше уж дальше бежать, чем вместо цели маячить. Где-то вдали, за деревьями, тихонечко начинает стрекотать.

    - Вэрталет! – злобно кричит Миханян, – Сволачи, просили же вэртолетчиков падаждать пят минут! Быстрее, хлопчики, ваааай!

    Хлопчики приударяют, дают прыти, обгоняют командира и оказываются у упавшей ракеты. Слаженно и быстро (целая неделя тренировки же!) Инин и Коломенский разворачивают сшитый из простыней крест, который должен был обозначать мишень, раскидывают его рукава метрах в десяти от ракеты (не дай жеж бог, загорится! Докажи потом, что попали) присыпают его немножечко землей.

    Миханян же в это время ловко подхватывает колышек, что оказывается совсем не в зоне попадания, и, стараясь не наступить на белый крест, ловко вбивает его в перекрестье.

    Вертолет тарахтит все ближе, должен вот-вот показаться из-за деревьев:

    - Вайме, лэтит, падла! Ложись! – командует Миханян, отбегает подальше, до снегу, и бухается плашмя, прикидываясь кочкой. Рядом с ним, в тот момент, когда вертолет со съемочной группой показывается в зоне видимости, ловко падают бойцы.

    Идиллия и красота!

    Цель поражена с отклонением в восемь метров! Где еще увидишь такую точность при запуске на 70 километров? Аккуратно упала ракета, едва не задев девственно белый крест, сшитый из простыней. Что за кадр! Что за съемка! Нету армии в мире сильней! Хвалебные песнопения в сторону успешного командарма генерал-лейтенанта устремляются в эфир. Все довольны.

    - И так каждый год, э! – Ворчит Миханян, поднимаясь и отряхиваясь, когда вертолет улетает. – Коломэнский, собери крэст, сдай в прачечную, нэ забуд.

    drblack
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  6. #26
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Общество с Ограниченной Ответственностью

    Алексей Сергеевич уныло смотрел в дуло старинного пистолета. Несмотря на то, что одному из экспонатов его маленькой, только начавшей наполняться, оружейной коллекции было лет двести, он находился в полной боевой готовности и сейчас ласково и нежно глядел на своего хозяина, обещая полное избавление неудачливого бизнесмена от всех земных проблем.
    - Сейчас я тебе снесу башку, и все будет хорошо, - сладко пела пуля в утробе древнего орудия.
    - Да уж, лучше и не будет… - рассеяно отвечал ей Алексей Сергеевич.

    Полный крах всего и вся. Сотрудники компании уже давно приходили в офис лишь для того, чтобы спросить «а когда же зарплата?». Заявление на увольнение, правда, пока написало только два служащих из сорока, но это было заслугой царившего в мире кризиса, работников удерживала лишь мысль «да сейчас везде так, а вдруг выкарабкаемся». Клиенты никак не хотели переходить на систему предоплаты, придерживаясь принципа «днем стулья, вечером – деньги». А «стульев» без денег тоже не было. Компания свернулась в замкнутый круг, который становился все меньше и меньше, обруч краха сдавливал, душил, ломал кости. Все имущество давно было заложено - Алексей Сергеевич сидел на чужом стуле, писал за чужим столом и чужой ручкой, ездил на чужой машине, спал на чужой кровати. Хотя какое «спал»? Сном это назвать было сложно, вся жизнь превратилась в сплошной полубред. Выхода не было. Были лишь долги. Было яростное нежелание терять все, что только начинало получаться, что с таким трудом строилось. И было вот это дуло пистолета, которое уже несколько недель каждый вечер вертел в руках бизнесмен.
    « Дочку жалко» - подумал Алексей. – «Да не пропадет она, вон уже МГУ четвертый курс почти заканчивает, хватило ума мне все-таки сразу за всю учебу заплатить»

    В этот момент ноутбук как-то уж слишком жизнерадостно тренькнул.
    В правом нижнем углу экрана вылезло окошко – почтовая программа извещала о получении электронного послания. Тема сообщения заставила Алексея Сергеевича ухмыльнуться. «Помочь? - спрашивал некий отправитель ООО.
    - Ага, - ответил ноутбуку бизнесмен. – нажми на курок, а то самому страшно.
    Но, впрочем, само письмо открыл.
    Сообщение было кратким:
    «-ООО «Общество с Ограниченной Ответственностью»
    -решаем АБСОЛЮТНО ЛЮБЫЕ проблемы
    -оплата по результатам работы»
    И все. Ничего больше. Обычный спам. Тем более в два часа ночи

    Алексей снова взял в руки пистолет и мрачно пошутил:
    - Решите проблему моего убийства. Оплачу по результату.
    Затем попытался засунуть себе дуло в рот. Черт, страшно. Очень страшно. Как же обмануть этот хренов инстинкт самосохранения?!
    Предприниматель резким движением поднес пистолет к виску. Тяжелый, сука… Алексей зажмурился.
    «Ну давайте, проноситесь перед глазами, лучшие моменты жизни, все - конец уже!!!». Однако, почему-то вместо картинок счастливого детства перед глазами встали три строчки полученного сообщения. Письмо почему-то дарило надежду уже давно ни во что не верящему сорокашестилетнему цинику.
    Алексей снова отложил пистолет. Где-то минут пять мужчина сидел без единого движения, зарывшись пальцами в седеющую шевелюру. Затем медленно потянулся к ноутбуку. Курсор мыши, чуть дрожа, дополз до кнопки «ответить». Пальцы, недавно собиравшиеся спустить курок, легли на клавиатуру.
    «Помогите!»

    Письмо ушло. Предприниматель откинулся на спинку стула и уставился в монитор. Через двадцать секунд электронка очередной раз мелодично пропела.
    «Мы знаем о ваших проблемах. И готовы вам помочь. Позвоните по следующему номеру».
    Бизнесмен послушно взял в руки телефон и набрал указанный номер.
    - Здравствуйте, Алексей Сергеевич. – в трубке раздался приятный мужской голос. – Вы заинтересованы в наших услугах?
    - Я еще не знаю, что вы конкретно предлагаете. Вы легальны?
    - Вас это правда интересует?
    - Раньше бы очень интересовало…
    - Ну вот видите. Что бы вы хотели спросить о нашей работе?
    - Как вы собираетесь решить мою проблему?
    - Вам просто начнет везти.
    - Не понял.
    - Просто вы завтра с утра просыпаетесь и начинаете работать. В усиленном режиме. Ездить, искать, договариваться. То есть то, что вы делали до этого. Только с той лишь разницей, что в этот раз у вас все будет получаться.

    Алексей на несколько минут задумался. Услышанное как-то совершенно не укладывалось в его прагматическое сознание. Мистика какая-то. Но, впрочем, его сейчас только чудо и могло спасти.
    - Это очень странное предложение. – наконец ответил он
    - Оно кажется странным. Впрочем, мы не навязываемся. Но мы реально можем помочь. И пожалуй мы единственные, кто вообще способен вытянуть вас из сложившейся ситуации. – голос говорящего звучал крайне уверенно. Какими бы абсурдными не казались его слова, но почему-то подсознание изо всех сил кричало: «Поверь! Поверь! Он не обманывает!»
    - Вы - Гэндальф Серый? – полупошутил Алексей
    - Не совсем. – абсолютно серьезно и опять-таки крайне уверенно произнесли на другом конце радиоволны. – у нас задачи другие.
    - И какие же?
    - Заработать, естественно.
    - Похвально… Да, кстати, какова цена вопроса?
    - Это мы обсудим по результатам вашего с нами сотрудничества. Плата будет для вас крайне существенна, но она будет сопоставима с вашей выгодой и не будет критична.
    - Может сразу определимся с процентом от выручки тогда? – спросила деловая жилка, на секунду выбравшаяся из пучин черного отчаяния.
    - А кто вам сказал, что оплата будет в деньгах?

    Деловитость Алексея Сергеевича сразу же ускользнула обратно, загородившись страхом, непониманием и растерянностью. Впрочем наружу уже явно рвались другие чувства. «Он же правда поможет!»
    - А в чем тогда измеряется цена?
    - Это все мы обговорим потом.
    - То есть я не знаю, на что подписываюсь?
    - Вы подписываетесь на решение ваших проблем. Кстати, собственно, подписываться нигде не надо. Мы – Общество с Ограниченной Ответственностью не потому, что у нас такая организационно-правовая форма. Мы не составляем договор, где четко прописаны предмет, обязанности и права сторон. Достаточно вашего устного согласия. И соглашение вступает в силу.
    - Это… Это… очень странно. А если я вас «кину»?
    - Ну это уже будут наши проблемы. А раз мы успешно решаем чужие, то решим и свои. Алексей Сергеевич, вам не нужно торговаться. Мы не требуем предоплат. Мы поставляем вам удачу. Фарт. Везение. Потом забираем то, что нам нужно.
    - А мне будет везти?
    - Именно.

    Голос звучал крайне убедительно. Сильный, волевой, он успокаивал и внушал доверие. Предприниматель по-прежнему ничего не понимал, но уже практически безгранично верил невидимому собеседнику. Каким-то образом неизвестный сумел выпустить на свободу детскую веру в добрых волшебников. И то, что этот добрый волшебник требовал плату за свои услуги, прекрасно вписывалось в мировосприятие акулы бизнеса. Вдобавок в памяти всплыло лицо любимой дочки. «Что ж ты, скотина такая, стреляться собрался, оставив ей после себя лишь кучу долгов?!» - ругал себя мужчина. Решение созрело. Он все равно ничего не терял.
    - Я согласен. – твердо сказал он в трубку.
    - Прекрасно. Будем рады с вами сотрудничать. Мы сразу же начинаем работать. Спокойной ночи, Алексей Сергеевич. Не опускайте руки. У вас все получится. Просто нужно работать.
    - До свидания.
    Предприниматель положил телефон. «У вас все получится» - звучал в голове этот спокойный и уверенный голос. «У меня все получится…» - отвечал ему Алексей. – «Да, ебтвоюмать, у меня все получится!!! А сейчас я пошел спать, и пошли все на хуй!!!»
    «Уже везёт…» - пронеслась мысль в засыпающем мозгу бизнесмена. – «Я так давно не мог заснуть…»

    В девять-тридцать утра Алексей Сергеевич зашел в свой кабинет. Там уже собрались руководители всех подразделений. Вообще-то планерка должна было начаться в девять, но в последнее время многие, отчаявшись уже что-то сделать, пренебрегали своими обязанностями, правилами, поэтому нередки были и двадцатиминутные опоздания. Надо было быть уверенным, что соберутся все.
    Подчиненные с удивлением посмотрели на директора. Давно они не видели его уже таким: подтянутым, посвежевшим, энергичным.
    - Есть что интересного? – обратился Алексей к начальнику отдела продаж.
    Тот немного смутился. По правде говоря, бодрый вид «генерала» поначалу внушил надежду, что он УЖЕ нашел проблему. А тут такие вопросы.
    - Да по правде говоря, Алексей Сергеевич, ничего. По-прежнему клиентов нет. А те, кто есть – не готовы оплачивать вперед. Одна только мелкая какая-то конторка только что звонила из небольшого городка. Сказала, любые деньги даем, можно вперед, если мы им через три часа привезем небольшую партию пожарно-охранного оборудования. У них там клиент какой-то суперкрутой, обещал нехилый бонус за сроки выполнения. Дотуда триста километров. В транспортной компании нам сказали, что-то вроде «Да ну вас с вашими запросами…».
    «Черт, когда же должно было начаться везение?..» – приуныл Алексей. – «Чего он там мне говорил? Фарт… Удача…»
    «Не опускайте руки. У вас все получится. Просто нужно работать» - вспомнились другая фраза. А как работать-то?

    Минутку…
    - Чего там эта конторка-то предлагала?
    - Какая? Ну триста километров, три часа, уже два с половиной осталось. Нереал в общем.
    - А партия какова?
    - Ну пять коробок, там тысяч на двести. При обычных оптовых ценах.
    - А у нас сейчас есть на складе столько?
    - Этого добра, хоть отбавляй. Вообще не берут в последнее время.
    - Звони им! –гаркнул Алексей Сергеевич. – Скажи, что мы согласны! Требуй не меньше трехсот, ну да чего я тебя я учить буду, торговаться ты умеешь!
    - Но... Как?
    - Бегом! Пусть деньги переводят! А коробки со склада и ко мне в джип!
    - Алексей Сергеевич, вы сами?.. но всего лишь триста тысяч…
    - Я поехал. – отрезал дальнейшие вопросы бизнесмен.

    Джип летел по трассе со скоростью 180 километров час. Это было лишение прав, но Алексей верил в свою удачу. Он же её купил.

    Он успел. Снабженец фирмы-клиента показал ему платежку, и пошел разгружать джип:
    - Спасибо огромное, черт, оперативно работаете. Можно у вас заказать будет еще на следующей неделе, со скидочкой там какой-нибудь?
    - Можно. – впервые за последние несколько месяцев улыбнулся несостоявшийся самоубийца. Желательно бы оплатить все вперед только, а то сейчас время такое…
    И дела пошли. Алексей работал, как вол, но все шло просто замечательно. Договора подписывались, сотрудники повыключали косынки и саперы, банк даже выдал очередной кредит, когда предприниматель хлопнул перед специалистом отдела кредитования пачку подписанных договоров на весьма приличную сумму. Алексей Сергеевич, конечно, очень сильно рисковал, когда их подписывал, ведь необходимой электроники на складе не было, и имеющихся денег не хватало, чтобы обеспечить закупку у производителей. Но все обходилось – Общество с Ограниченной Ответственностью поставляло ему удачу в неограниченных количествах. Один раз, правда, сорвалась крупная сделка. Однако, на резонный вопрос Алексея к ООО «а почему так?», сильный голос ответил: «Все что с вами сейчас не случается, все к лучшему. Сделка с той компанией обернулась бы для вас серьезными проблемами».
    Это был единственный раз, когда бизнесмен созванивался с ООО во время действия контракта
    Однако, дело шло к расплате. Фирма Алексея уже вылезла из ямы, долги по зарплате были погашены с лихвой, сотрудникам была выдана немаленькая премия «за моральный ущерб», погашение кредитов шло в положенные сроки.
    И вот теперь бизнесмен снова уже не мог спать. Но уже по другой причине. Неназванная цена услуг ООО сводила с ума. Уже не казалось абсурдным предположение, что он продал душу дьяволу.

    Напряжение росло. Звонить первым и объявлять о прекращении договора, было еще страшнее, чем жать на курок пистолета, нацеленного в собственный висок. С одной стороны, Алесей Сергеевич понимал, что чем дольше он пользуется услугами ООО, тем больше будет и цена, но заставить себя набрать нехитрый номерок не отваживался. Он даже не мог представить какова будет цена за то количество удачи, которое он уже потребил…
    Теперь вечерами он сидел перед телевизором, бессмысленно уставившись в картинку на экране, подрагивая от каждого звонка. В конторе дела шли отлично, раскрученный механизм работал и без него, что, к сожалению, оставляло ему больше времени на страхи. В один из таких вечеров к нему подошла дочь:
    - Пап, на тебе в последнее время лица нет. Что-то случилось?
    Отец посмотрел на неё.
    - За все надо платить, доченька. За все… - пробормотал он. – Настенька, я тебя очень люблю, ты на меня ни за что не в обиде? Я в последнее время так мало с тобой общался…
    - И я тебя люблю, папа. Конечно, нет, тебе ж столько работать приходилось. Да я же не маленькая девочка, чтоб за мной бегать. За мной уже другие бегают. – дочь смущенно хихикнула.
    - У тебя кто-то есть? – спросил Алексей.
    «Надо же, из-за этих чертовых денег, я почти ничего о собственном ребенке»

    Неожиданно волна настоящей теплой отеческой любви захлестнула мужчину. Он четко вспомнил тот день, когда она произнесла свое первое слово. «Мама». Жена Леши главного слова уже не услышала, оставив молодого парня вдовцом за несколько дней до этого. В тот момент молодой отец первый раз оказался в ситуации, когда жить просто не хотелось. Тогда его спасла именно дочь: голодный плач Насти ясно сказал ему – у тебя есть то, ради чего ты ОБЯЗАН жить.
    Дочка смущенно заулыбалась.
    - Ну да, я ведь все хотела вас познакомить, не помнишь? Коля.
    - Нууу... Так вроде…– Алексей замялся.
    - Да знаю, что не помнишь, - озорно сверкнула глазками Настя.
    - Слушай, а приглашай его сегодня в гости. – предложил бизнесмен. – Пообщаемся, познакомлюсь хоть, кто там за дочуркой моей ухаживает.
    - Он тебе понравится, пап! Сейчас я ему позвоню! – воскликнула девушка и убежала.
    Алексей отправился в кабинет – времени на готовку ужина не было, хотя бы заказать в каком-нибудь ресторане.
    А ровно через полтора часа раздался звонок в дверь.
    - Коля приехал! – радостно воскликнула дочь. – папа, открой дверь пожалуйста, я еще не совсем готова!

    Мужчина распахнул входную дверь. На пороге стоял приятный молодой человек с букетом цветов.
    Который таким знакомым, сильным и уверенным голосом произнес:
    - Здравствуйте, Алексей Сергеевич. Я думаю, вы понимаете, какова будет цена.
    Сердце остановилось.
    .
    .
    .

    - Это случилось несколько месяцев назад. – начал свой рассказ Николай. – Я стал замечать, что Настя очень грустная стала, какая-то рассеянная. По учебе проблемы начались, со мной почти не общалась. Я переживал очень, люблю же. А однажды прибежала вся заплаканная, говорит, у отца в бизнесе все ужасно, света белого не видит. А однажды даже видела вас с пистолетом. Помоги, мол, ты же на психолога учишься, поддержи словом. Я как раз диплом писать начал. Она попыталась устроить нашу встречу, но вы замкнулись, никого не видеть, ни слышать не хотели. Вот собственно мы и придумали этот план. Понимаете ли, когда человек знает, что ему повезет, действует уверенно, у него, как правило, все получается. Моя задача была убедить вас в том, что вам все по плечу. Сделать это было очень сложно, я же вас никогда не видел и не знал. Приходилось составлять ваш психологический портрет исключительно по Настиным рассказам. Причем, делать это быстро. Сочетание мистики и делового подхода оказалось крайне удачным. Единственный момент, в котором я совершил глупую ошибку, мальчишечью выходку – это когда я сказал вам, что цена будет измеряться не в деньгах. Я тогда еще подумал, вот было бы здорово, если бы я попросил руки вашей дочери именно так. Я еще раз прошу прощения.
    Алексей Сергеевич молча смотрел на молодого человека. Мир вокруг снова становился спокойным, вполне рациональным и объяснимым. Это было странное ощущение. С одной стороны опять не стало в жизни места для сказки и волшебства, с другой - как же было здорово, что этот кошмар закончился.
    - У меня к тебе вопрос такой, Коля. Помнишь, я как –то позвонил и спросил насчет сорвавшейся сделки. Твой ответ был импровизацией?
    - Нет. Это была заготовка. По правде говоря, я был удивлен, что у вас была только ОДНА неудача. Ожидалось гораздо больше, сами понимаете, по каким причинам, но ваши резервы энергии оказались совершенно потрясающими. Вы очень уверенно пошли.
    Алексей Сергеевич, я ведь не давал вам лекарство. Я дал вам плацебо. И я рад, что оно смогло вам помочь.
    .
    .
    .

    - Студент Местников Николай речь закончил. Уважаемые члены комиссии, спасибо за внимание!
    Профессора молча разглядывали стоящего перед ними выпускника. Наконец, один из них, потерев старческий нос между сложенными коробочкой ладонями, произнес:
    - Студент Местников, у меня к вам собственно, один вопрос. Вот вы сказали человеку, что дарите ему везение, фарт, удачу. Откуда вы знали, что тот не возьмет все, что у него было, и не пойдет в казино, чтоб поставить все на «зеро»?
    - Это было известно абсолютно точно, исходя из того, что рассказывала о нем его дочь. Она говорила, что Алексей Сергеевич терпеть не мог игроманов в любых проявлениях, испытывал крайнее презрение к заведениям подобного рода. – ответил сильный и уверенный голос.


    (С)Атскокотстенки
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  7. #27
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Деревенька

    Деревенька, как деревенька. Много таких. Вот только в этой двое арестантов. Домашний арест у них. Гошка с Генкой. Точнее Гошка и Генка по отдельности. Гошка своей бабушкой арестован, Генка своей. И сидят под арестом они отдельно. Им еще целую неделю сидеть.
    Хорошо, что арестом обошлось. Тетка Мариша настаивала, чтоб высечь «прям сейчас» и по домам отправить. Не самая злая в деревеньке тетка, только ее дом, как раз ближним был к помойной яме, а она взорвалась. Тут любая тетка разозлится, если испугается.
    Тем утром Гошка рассказал Генке, как классно взрываются аэрозольные баллончики, если их в костер положить. И достал из-за пазухи баллончик. У бабушки сегодня дихлофос кончился. Гошка взялся выкинуть.
    Генку сам знал, что они взрываются. Долго уговаривать не пришлось. Через полчаса и бабахнуло, и даже головешки в разные стороны раскидало.
    - Хорошо взорвался, - оценил Генка, - у тебя один был?
    - Один, - оптимистично вздохнул Гошка, - но я знаю, где еще взять. Меня послали в яму выкинуть, что за Маришиным домом, а значит, туда все их выкидывают и там их много.
    Надо сказать, что деревенская помойка от городской сильно отличается. В деревне никто объедки выкидывать не будет – отдаст свиньям. А из других вещей выкидывают только совсем ненужное. Совсем ненужное – это когда в хозяйстве никак применить нельзя, не горит, или в печку не лезет, или воняет когда горит. В деревенских помойках пусто поэтому. Баллончики от дихлофоса, или еще какого спрея, пузырьки из под Тройного или Шипра, голова от куклы, керосинка, которую починить нельзя. Все видно. Только не достанешь.

    Помойная яма иван-чаем заросла, бузиной и березками. Деревья сквозь мусор росли. Когда к яме не подойти уже было, кто-то порубил и кусты и деревья. И в яму ветки побросал, чтоб далеко не носить. Сквозь хворост все видно, а не достанешь – провалишься.
    А взорвать чего-нибудь хочется.
    - А зачем нам их доставать, - к Гошке умная мысль пришла, - давай хворост подожжём и отойдем подальше. Пусть баллончики в яме взрываются. И яма заодно освободится.
    Гошка и договорить не успел, а Генка уже спичкой чиркнул. Подожгли, отбежали подальше. Сидят на небольшом пригорке возле трех березок и одной липы. Ждут. Пока баллончики нагреются.
    Они ж не знали, что в яму кто-то ненужный газовый баллон спрятал. Т.е. не совсем в яму и не совсем ненужный и не совсем один. Два. Тетка Мариша из города тащила четыре газовых баллона. Баллоны тяжелые, тетка старая. Решила два в Иван-чае возле ямы спрятать, потом с тележкой прийти, а две штуки она играючи донесет. Тетка вредная, чтоб не украл никто баллон, так далеко в траву запихнула, что он в яму укатился. Расстроилась. Второй рядом поставила, оставшиеся подхватила и побежала за багром и тележкой. Тетка старая, бегает не быстро, Гошка с Генкой быстрее костры разжигают. А ей еще багор пришлось к древку гвоздем прибивать, и колесо у тележки налаживать.
    Но она успела. Метров двадцать и не дошла всего и еще думала, что это там за дым над ямой. А тут как даст.
    Как даст и ветки горящие летят. И керосинка, которую починить нельзя. И пузырьки из под Шипра и Тройного. И голова от куклы.
    - Нефига себе, - говорит Генка, - там наверное все баллончики сразу взорвались.
    - Нефига себе, - говорит тетка Мариша и добавляет еще некоторые слова.
    - Пошли отсюда, - тянет Гошка приятеля за рукав, - пошли отсюда, а то накостыляют сейчас.
    Они не слышат друг друга, у них уши заложило.
    А вечером Гошку с Генкой судили.
    - Твой это, Филипповна, - Тетка Мариша обращалась к Гошкиной бабушке, - твой это мой баллон взорвал и яму он поджог. Больше некому.
    - Так не видел никто, - говорила Гошкина бабушка, сама не веря в то что говорит - может и не он.
    - Он, - настаивает Мариша, - при молчаливой поддержке всей деревеньки, - у него голова, как дом советов, вечно каверзу какую выдумает чтоб меня извести. Фонарь вот в прошлом году на голову уронил? Уронил. Выпори ты его ради Христа, Филипповна.
    - Видать сильно Маришка, тебе фонарем по голове попало, - вмешался бывший лесник Василь Федорыч, прозванный в деревне Куркулем за крепкое хозяйство, - если у тебя дом советов каверзы строит, антисоветская ты старушенция.
    А дальше, неожиданно для Гошки и Генки, Куркуль сказал, что раз никто не видел, как Генка и Гошка яму поджигали, то наказывать их не нужно, а раз яму все равно они подожгли, пусть неделю по домам посидят, чтоб деревня от них отдохнула и успокоилась.
    Так и решили единогласно, при одной несогласной тетке Марише. Тетка была возмущена до глубины души и оттуда зыркала на Куркуля, и ворчала. Какая она, де, ему старушенция, если на целых пять лет лет его моложе?
    Речь Куркуля на деревенском сходе всем показалось странной. У него еще царапины на лысине не зажили, а он за Гошку с Генкой заступается. Так не бывает.
    С царапинами вышла такая история. Гошка с собой на дачный отдых магазинного змея привез. Змей, конечно, воздушный, это Генка его магазинным прозвал, потому что купленный, а не самодельный. Змей был большим, красивым и с примочкой в виде трех пластмассовых парашютистов с парашютами. На леску, за которую змей в небо человека тянет, были насажены три скользящих фиговинки. Запускался змей, парашютист вешался на торчащий из фиговинки крючок, ветер заталкивал парашютиста вверх, там фиговинка билась об упор, крючок, от удара, освобождал парашютиста, и пластмассовая фигурка планировала, держась пластмассовыми руками за нитки строп.
    Змей с парашютистами Генке понравился. Он давно вынашивал планы запустить теть Катиного котенка Пашку с парашютом. Он уже и старый зонтик присмотрел для этого дела. В городе с запуском котов на парашюте проще. Там и зонтиков больше и дома высокие есть. В городе, где Генка живет даже девятиэтажные. А в деревеньке нет. Деревья только. С деревьев котов запускать неудобно: ветки мешают. Поэтому Пашка, как магазинного змея увидел, у Генки из рук выкрутился и слинял. Понял, что пропал.
    Гошка Генку сначала расстроил. Не потянет змей Пашку. Пашка очень упитанный котенок, хоть и полтора месяца всего.
    - Но это ничего, - Гошка начинал зажигаться Генкиной идеей, - если Пашку и фигурку взвесить, то можно новый змей сделать и парашют специальный. По расчетам.
    - Жди, сейчас за безменом сбегаю, - последние слова убегающего Генки было плохо слышно.
    Безмен оказался пружинным.
    - С такими весами на рынке хорошо торговать, Гена, - Гошка скептически оглядел безмен, - меньше чем полкило не видит и врет наверняка. Пашек на такой безмен три штуки надо, чтоб он их заметил.
    - В магазине весы есть, - вспомнил Генка, - ловим Пашку, берем твоего парашютиста и идем.
    - В соседнее село, ага, - подхватил Гошка, - если Пашка по дороге в лесу не сбежит, то продавщицу ты сам уговаривать будешь: Взвесьте мне, пожалуйста, полкило кошатины. Здесь чуть больше, брать будем, или хвост отрезать?
    - Вечно тебе мои идеи не нравятся, - надулся Генка, - между прочим, Пашку можно и не тащить, - мы там, в селе похожего кота поймаем, я попрошу пряников взвесить, они в дальнем углу лежат, продавщица отвернется, а ты кота на весы положишь.
    - Еще лучше придумал, - хмыкнул Гошка, - по всему селу за котами гоняться. А если хозяйского какого изловим, так и накостыляют еще. Да и весы в магазине тоже врут. Все говорят, что Нинка обвешивает. Нет, Гена, весы мы сами сделаем. При помощи палки и веревки. Нам же точный вес не нужен. Нам надо знать во сколько раз Пашка тяжелее парашютиста. Только палка ровная нужна, чтоб по всей длине одинаково весила.
    - Скалка подойдет, - Генка вспомнил мультик про Архимеда, рычаги и римлян, - у бабушки длинная скалка есть, она ей лапшу раскатывает.
    - Тащи. А я пойду Пашку поймаю.
    Кот оказался тяжелее пластмассовой фигурки почти в десять раз, а во время взвешивания дружелюбно тяпнул Гошку за палец. Парашютист вел себя спокойно.
    - Это что, парашют трехметровый будет? – Генка приложил линейку к игрушечному куполу, - Тридцать сантиметров. Где мы столько целлофана возьмем? И какой же тогда змей нужен с самолет размером, да?
    - Не три метра, а девяносто сантиметров всего, - Гошка, что-то считал в столбик, чертя числа на песке, - а змей всего в два раза больше получается, - он же трех парашютистов за раз поднимает, и запас еще есть. Старые полиэтиленовые мешки, на ферме можно выпросить. Я там видел.
    Четыре дня ребята делали змея и парашют. За образцы они взяли магазинные. Полиэтиленовые пакеты, выпрошенные на ферме, резали и сваривали большущим медным паяльником, выпрошенным у Федьки-зоотехника. Паяльник грели на газовой плитке. Швы армировали полосками, бязи. Небольшой рулончик бязи, не заметно для себя, но очень кстати одолжил тот же Федька, когда вместе с ребятами лазил на чердак за паяльником и не вовремя отвернулся. Змей был разборным, поэтому на каркас пошли колена от двух бамбуковых удочек. Леску и ползунки взяли от магазинного, а в парашют после испытаний пришлось вставить два тоненьких ивовых прутика, чтоб не «слипался».
    - Запуск кота в стратосферу назначаю завтра в час дня, - сказал Гошка командирским тоном, когда они с Генкой тащили сложенный змей домой после удачных испытаний: кусок кирпича, заменяющий кота, мягко приземлился на выкошенном лугу, - главное чтоб Пашка не волновался и не дергался, а то прутики выпадут и парашют сдуется.
    - А если разобьется? – до Генки только что дошла вся опасность предприятия, - жалко ведь.
    - Не разобьется, Ген, все продумано, - успокоил Гошка приятеля, - мы его над прудом запускать будем. В случае чего в воду упадет и не разобьется. А чтоб не волновался, мы ему валерьянки нальем. Бабушка всегда валерьянку пьет, чтоб не волноваться. Говорят, коты валерьянку любят.
    - А если утонет?
    - Не утонет. Сказал же: я все продумал. Завтра в час дня.
    Наступил час полета. Змей парил над деревенским прудом. По водной глади пруда, сидя попой в надутой камере от Москвича, и легко загребая руками, курсировал водно-спасательный отряд в виде привлеченной Светки в купальнике. Пашке скормили кусок колбасы, угостили хорошей дозой валерьянки, и прицепили кота к парашюту.
    - Что-то мне ветер не нравится, - поддергивая леску одной рукой, Гошка поднял обслюнявленный палец вверх, - крутит чего-то. Сколько осталось до старта?
    - А ничего не осталось, - Генка кивнул на лежащий на траве будильник, - ровно час. Пускать?
    - Внимание! Старт! – скомандовал Гошка, забыв про обратный отчет, как в кино.
    Генка отпустил парашют и Пашка, увлекаемый ветром, поехал вверх по леске. Успокоенный валерьянкой котенок, растопырил лапы, ошалело вертел головой и хвостом, но молчал.
    Сборка из кота и парашюта быстро доехала до упорного узла рядом со змеем, в ползунке отогнулся крючок, парашют отцепился от лески и начал плавно опускаться. Светка смотрела на кота и пыталась подгрести к месту предполагаемого приводнения.
    Лететь вниз Пашке понравилось гораздо меньше, чем вверх, и из под купола донесся обиженный мяв.
    Подул боковой ветер и кота начало сносить от пруда.
    - Ура! – заорал Генка, - Летит! Здорово летит! Ураа!
    - Не орал бы ты Ген, - тихо сказал Гошка, - его во двор к Куркулю сносит. Как бы забор не задел, или на крышу не приземлился.
    Пашка не приземлился на крышу. И не задел за забор. Он летел, растопырив лапы, держа хвост по ветру и орал.
    Василь Федорыч, прозванный в деревеньке куркулем, копался во дворе и никак не мог понять, откуда мяукает. Казалось, что откуда-то сверху. Деревьев рядом нет, а коты не летают, подумал Федорыч, разогнулся и, все-таки, посмотрел вверх. На всякий случай.
    Неизвестно откуда, прям из ясного летнего неба, на него летел кот на парашюте. И мяукал.
    - Ух е… - только и успел выговорить Куркуль, как кот приземлился ему на голову. Почуяв под лапами долгожданную опору, Пашка выпустил все имеющиеся у него когти, как шасси, мертвой хваткой вцепился Куркулю в остатки волос и перестал мяукать. Теперь орал Федорыч, обещая коту и его родителям кары земные и небесные.
    Гошка быстро стравил леску, посадив змея в крапиву сразу за прудом, кинул катушку с леской в воду и , помог Светке выбраться на берег. Можно было сматываться, но ребята с интересом прислушивались к происходящему во дворе у Куркуля. Там все стихло. Потом из под забора, как ошпаренный вылетел Пашка и дунул к дому тети Кати. За ним волочилась короткая веревка с карабином.
    - Ты смотри, отстегнулся, - удивился Генка, - я ж говорил, что карабин плохой.
    Как ни странно, это приключение Гошке и Генке сошло с рук. Про оцарапавшего его кота на парашюте Куркуль никому рассказывать не стал и претензий к ребятам не предъявлял.
    - И чего он за нас заступаться стал? – думал Гошка в первый день их с Генкой домашнего ареста, лежа на диване с книжкой, - замыслил чего не иначе. Он же хитрый.
    - Ну-ка, вставай, одевайся и бегом на улицу, - в комнату зашла Гошкина бабушка, - там тебя Василь Федорович ждет.
    - А арест? – Гошка на улицу хотел, но в лапы к самому Куркулю не хотел совсем, - я ж под домашним арестом?
    Иди, арестант, - бабушка махнула на Гошку полотенцем, - ждут ведь.
    Во дворе стоял Куркуль, а за его спиной Генка. Генка корчил рожи и подмигивал. В руках оба держали лопаты. Генка одну, Василь Федорович - две. На плече у куркуля висел вещмешок.
    - Пошли, - Куркуль протянул Гошке лопату.
    - Куда? – Гошка лопату взял.
    - А вам с таким шилом в задницах не все равно куда? – Куркуль повернулся и зашагал из деревни, - все лучше чем штаны об диван тереть.
    Ребята пошли следом. Шли молча. Гошка только вопросительно посмотрел на Генку, а Генка в ответ развел руками: сам. Мол, ничего не знаю.
    Может он нас взял клад выкапывать? – мелькнула у Гошки шальная мысль, а по Генкиной довольной физиономии было видно, что такая мысль мелькнула не только у Гошки.
    Куркуль привел их в небольшую, сразу за деревней, рощу. Ребята звали ее Черемушкиной. На опушке рощи Василь Федорович остановился возле старого дуба, посмотрел на солнце, встал к дубу спиной, отмерял двенадцать шагов на север и ковырнул землю лопатой. Потом отмерял прямоугольник две лопаты на три, копнув в углах и коротко сказал:
    - Копаем здесь. Посмотрим, что вы можете.
    Копали молча. Втроем. Гошка с Генкой выдохлись через час, и стали делать небольшие перерывы. Куркуль копал не останавливаясь, только снял кепку. К обеду яма углубилась метра на полтора. А Василь Федорович объявил обед и выдал каждому по куску хлеба и сала. Потом продолжили копать.
    Куча выкопанной земли выросла на половину, когда Гошкина лопата звякнула обо что-то твердое.
    - Клад! – крикнул Генка и подскочил к Гошке, - дай посмотреть.
    - Не, не клад, - Василь Федорович тоже перестал копать, выпрямился и воткнул лопату в землю, - здесь домик садовника был, когда-то. Вот камни от фундамента и попадаются.
    - Садовника? – заинтересовался Гошка, - а зачем тут садовник в роще? Тут же черемуха одна растет. И яблони еще дикие.
    - Так роща и есть сад, - пояснил Куркуль, снова берясь за лопату, - яблони одичали, а черемуху барыня любила очень. А клада тут нет. До нас все перерыли уже.
    - А чего ж мы тут копаем тогда? – расстроился Генка, - раз клада нет и копать нечего. Зря копаем.
    - А кто яму помойную взорвал и пожог? – усмехнулся Куркуль, - Мариша вон до сих пор заикается и мусор выбрасывать некуда. Так что мы не зря копаем, а новую яму делаем. Подальше от деревни.
    Вечером ребята обошли деревеньку с рассказом, куда теперь надо мусор выкидывать. А домашний арест им отменили.


    © dernaive
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  8. #28
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Тайная история одной отставки


    - Скучно-то как, господи, - зевнул премьер.
    Сечин поднял тяжелую голову. Над белой простыней – распаренная красная морда.
    - Ну, хочешь, телок закажем. Каких-нибудь.
    - Мне мурену обещали привезти, не везут.
    - Что это – мурена?
    - Я хрен знает, вроде рыба. Во всяком случае, мурены у меня еще не было. Хоть какое-то развлечение. Вроде она током бьется. Бодрит.
    - Ну, давай опять поспорим на что-нибудь.
    - На что?
    - Спорим, ну, например, - Сечин задумался. Взгляд его упал на газету, укрывавшую стол. Из-под остатков воблы на Игоря Ивановича смотрел мэр Москвы, и улыбался как-то чрезмерно добро.
    - Спорим, Димону твоему слабо Лужкова снять.
    - Димон у меня пацан, - обиделся Путин. – Головастый. У него какой-то твитырь есть, он им губернаторов пугает. Типа из Америки привез. Какой-то Жопс подарил. Одни пидарасы в Америке этой, такую страну просрали.
    - На ящик пива. Три недели сроку, - завелся Сечин.
    - «Балтики»?
    - Давай смешное какое-нибудь выберем. Фиг знает, что люди пьют. Мы ж должны быть ближе к народу.
    Сечин нащупал пульт, включил телевизор. Замелькали какие-то рыла в телеэкране. О. Рекламный блок.
    - Вот, «Сокол».
    - Чего-то страшновато. Тот раз "Клинское" выпало, моча же.
    - Мурену не страшно ему, а тут страшно.
    - Уболтал, черт языкастый, - ответил премьер и сам засмеялся удачной шутке. Он свистнул, махнул рукой возле уха, в характерном жесте оттопырив большой и мизинец. Референт с телефоном примчался молниеносно.
    - Димон, не спишь? Есть для тебя партийное задание.
    Собеседник так завизжал «Что? Правда, можно?», что услышал даже Сечин. Хотя громкую связь премьер не включал. Просто не умел.

    ***

    27 сентября под вечер Большая Дмитровка внезапно опустела. У ларька, непонятно как уцелевшего среди бутиков, затормозили два черных «Хаммера». Два ряда автоматчиков перегородили улицу. Подъехал «Мерседес».
    Залина, хоть и сидела в ларьке четвертый год, ни разу еще ничего подобного не видела. Ей стало страшно. Невысокий человек подошел, стукнул в окошко. Она открыла, всмотрелась, и почувствовала, как намокли вдруг тренировочные штаны под халатом.
    Премьер был грустен.
    - У вас пиво есть? Такое вот. Как его.
    Премьер достал из кармана скомканную бумажку, развернул.
    - «Сокол».
    - Е…Е… да.
    - Вот, выбери, я хрен знает, какие тут наши, какие не наши. – Премьер протянул в окошко комок разноцветных купюр. – Двадцать бутылок нужно.
    Залина выдохнула, и вытащила из стопки пятьсот евро.

    ©ivand
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  9. #29
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Буратино был неумолим.
    Он прошелся вдоль качающегося на жарком ветру строя, пристально вглядываясь в иссохшие лица рабов.
    - Что это? Это что?! - вдруг гаркнул он, указывая сучковатым пальцем на высокого доходягу, который безуспешно пытался спрятаться в задней шеренге. Капитан пиратского корабля засуетился и подскочил поближе - он очень боялся потерять хотя бы один золотой.
    - Это? Мистер...
    - Для вас, скоты - Пиноккио! - зло мотнул головой Буратино.
    - Мистер Пиноккио, это один из лучших! Вы не смотрите, что он такой высохший - зато крепкий. Вырезан из лучшего эбена. Работящий, просто на зависть. И воды почти не просит...
    - Не просит... - процедил Буратино. - Еще и воды ему подавай. А этот?
    Он поддал ногой почти превратившегося в уголь коротышку, обессиленно лежавшего на палубе.
    - Всякое при абордаже бывает, господин Пиноккио! - негодующе воскликнул капитан, глядя, как с коротышки осыпается зола. - Этот немного пострадал. Оклемается, пустит корни, станет как новенький.
    Буратино отмахнулся.
    - Нечего мне тут зубы заговаривать. Таких беру по весу, на фунты. Горелое дерево иначе у тебя никто не купит, понял?
    - Вы же меня разорите! - заскулил и одновременно с ненавистью заскрипел зубами пират.
    - Негодяи! - вдруг выкрикнул кто-то из заднего ряда рабов.
    - Эт-то что у нас там? - насторожился Буратино. По его знаку двое дюжих дубовых пиратов подскочили, ударами кулаков распихивая звонкие деревянные тела. Потом они выволокли крикуна. Это был совсем еще молодой, эбенового дерева невольник - казалось, долгое пребываение в жарком и сухом трюме ему ничуть не повредило, и теперь он зло смотрел на Буратино.
    - Хорош! - удовлетворенно заметил тот, обходя раба кругом. - Вот это я понимаю - отличная порода! За этого получишь вдесятеро. Только сначала...
    Он что-то прошептал в заскорузлое, покрытое покоробившейся корой, ухо капитана. Хохотнув, тот подошел к невольнику и присел перед ним на корточки.
    - Бунтовать, сынок? Гляди, каналья, что у нас для таких припасено, - и капитан медленно потянул из широких ножен пилу, тускло блестящую хорошо разведенными зубьями, - держите его крепче, ребята.
    Брызнул свежий древесный сок, над палубой повис истошный крик. Поднявшись на ноги, пират молча бросил к грязным ботфортам Буратино пару черных ушей, глухо стукнувших о доски палубы.
    - Будет знать, - пробормотал работорговец, мельком взглянув на них. Он был уже полностью погружен в расчеты.

    Когда мешок с золотом перекочевал в руки капитана, Буратино зевнул и потер поясницу.
    - Загоняй их в трюм! - зычно крикнул он, махнув рукой своему боцману. Потом подошел к стонущему невольнику, лишившемуся ушей.
    - Ну что? Будешь дальше бунтовать? Смотри, у тебя еще есть нос. Хотя и не такой длинный, как у меня.
    Дождавшись, пока пираты отгогочут над грубой шуткой, Буратино снова повысил голос. - А вы, уроды, - он обвел тяжелым взглядом остальных рабов, - запомните! Меня зовут Себастьян Перейра. Запомнили? И еще одно - я торгую ТОЛЬКО черным деревом!

    ©еть
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  10. #30
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    И завелось в Красном Перегоне чудо...

    Супергероев в Красном Перегоне сроду не водилось.
    Откуда им здесь взяться-то? Не Нью-Йорк же. Правда, старый Зураб Цинандали, который держал пивную на краю городка, иногда принимался рассказывать о том, как он лично справился с чудовищем, поработившим все население двух соседних деревень в его родной Грузии. Зурабу вежливо поддакивали, делая серьезные лица. Кто же в своем уме станет ссориться с хозяином единственного приличного заведения?

    Но потом в городе появился настоящий герой, да не простой, а точно - супер. Ночами он стремительно проносился по крышам домов, выслеживая зло... нет, не так - выслеживая Зло. Он был неуловим, быстр и весь затянут в черную кожу. На голове у героя была странная маска с острыми ушами, которая делала его похожим на летучую мышь.
    То есть, конечно, это герой думал, что он неуловим, быстр и стремительно проносится. На самом деле, жильцы пятиэтажек ночами просыпались оттого, что железо на крыше грохотало под тяжелыми солдатскими ботинками, и сверху слышался сдавленный мат - каждый раз как супергерой, судя по звуку, падал и катился вниз, цепляясь за антенны. Его жалели и снова ложились спать, поплотнее задернув шторы, чтобы не смущать лишними взглядами. Народ здесь был в общем-то добрый, да и скука заедала.

    - Большой оригинал, - вздыхал Зураб Цинандали, - это ж надо - летучая мышь...
    - Это что! - хрипло возражал ему местный алкоголик Василий, смачно высасывая очередную кружку пива и с треском раздирая каменной твердости воблу. - Вот я помню, в Анголе! Оказывали мы тогда помощь братскому народу, ну и все такое. И вот как-то в джунглях наткнулись на паренька. Больно ловко по деревьям прыгал, ну прямо обезьяна. И при этом... - тут Василий делал торжествующую паузу и обводил мутными глазами каменные лица посетителей, - чистый английский лорд! Ну вылитый! Так и звал себя - лорд Грэйсток.
    - Он что, по-нашему говорил? - интересовался обычно кто-то, пока другие давились смехом ("Во Васька дает!").
    - А то! - утвердительно булькал Василий. - Зураб Реваныч, еще одну! Говорил, конечно. По-английски, да мы все тогда английский знали как полагается. Ну там: "Стой! Ложись! Где находится ракетная батарея? Кто командир?" А я лучше всех. Узнал, что зовут его Тарзан по-ихнему. Ну, мы его сначала на диверсии отправляли, унитовцам базы взрывать. Но потом у паренька взыграло а-рис-то-кра-ти-чес-ко-е прошлое, и он того, отказался помогать восставшему народу сбросить ярмо...
    - И что?
    - Ну как что? Наш командир шутить с ним не стал. Прислонили лорда к пальме и шлепнули. По законам военного времени, как полагается. Сначала он по лианам упрыгать хотел, но от нашего "калаша" не сильно разбежишься. Там же и закопали.
    По крыше пивной загрохотали шаги.
    - Во! - поднял палец Василий. - Снова этот Бэтмэн нарисовался.
    - Кто-о? - удивленно спросил Санька Кислицын, студент техникума, приехавший погостить к родителям.
    - Бэтмэн, - хрипло прошипел знаток Анголы.
    - Это... Человек-кровать, что ли? - растерянно спросил Санька, пошевелив губами в раздумьи, вспоминая школьный курс иностранного языка. Пивная грохнула смехом, и шаги сверху остановились.
    - Сам ты раскладушка! - обиделся Василий, опрокинув в глотку остатки пива. - Не "бэд", а "бэт"! Летучая мышь то есть!
    Он махнул рукой и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.
    - Человекомышь... - сказал Санька в наступившей тишине.

    А в Красном Перегоне с появлением Человекомыши и впрямь стало поспокойнее. Угомонились и покойники с местного кладбища, которые взяли дурацкую моду таскаться вечерами под окнами и стучать в стекло, требуя на помин души, и непременно почему-то пельменей на закуску.
    Затих в Ревзинском карьере гигантский омар, по слухам, выпущенный туда еще мальком из банки с консервами и доросший до десятиметрового размера. Жаловались на него Рыбнадзору, но и те ничего сделать не смогли, только лишь чуть не угробили свой старенький катер. А вот Человекомышь, похоже, смог - потому что оторванную правую клешню омара Зураб Цинандали нашел у порога своей "Розы Марены", и долго радовался молотком выстукивая из хитина нежное мясо.
    Перестали бузить в подвале общественной бани девятихвостые лисы-оборотни, особенно когда один из них был пойман и ощипан с задних лап до кончика носа. Голый лис не вынес позора и удавился, сунув голову в крынку из-под молока, а остальные как в воду канули.
    И циклоп Матвеич, проживающий на развалинах старой пилорамы, не пугал больше грибников, швыряя у них над головой саженного обхвата бревна. Неприятно было, многие даже совсем забывали, для чего шли в лес, оставляли ведра с грибами валяться на траве, и потом их приходилось отпаивать водкой в кабинете участкового. Но на этот раз Матвеич сам пришел и сдался под честное слово, прижимая трехпалую лапу к свежему синяку под выпученным глазом и невнятно ругаясь на шумерском.
    А в заброшенном доме у леса, где раньше тетка Поля самогонку гнала, теперь затихли стоны и звон цепями по ночам. Кое-кто даже рассказывал, что видел, как перед самым рассветом из дверей дома выбежал скелет в ржавых кандалах, хватаясь за голову, и понесся прочь, а за ним - Человекомышь. Да кто ж таким рассказам поверит? Это ж сколько надо принять, чтобы ночью мимо домика таскаться?
    Самое главное, что вечная Черная Слизь, которая лужей растекалась поперек единственной дороги от тракторной станции до поселка, тоже высохла. Раньше ее приходилось все время огибать по краешку, ожидая, что вцепится липкими щупальцами и пережует резину на колесах. Когда Слизь высохла, на дне глубокой ямы обнаружилась целая прорва свиных и коровьих костей, а кроме того - скелет Джульбарса, породистого кобеля. За его исчезновение хозяин, директор продмага, очень сильно ругался, подозревая Василия. Как выяснилось, незаслуженно.

    В общем, спасибо супергерою говорили многие. И все изо всех сил делали вид, будто знать не знают, кто он такой.
    А ведь понятно было сразу. Витёк Крупин, парень рослый и смелый, не так давно из армии вернулся, из десантных войск. Безотцовщина, конечно - а мать все время рассказывала, что папаша Витька спустился к ней с неба на крыльях, и она ему отдала свою девичью невинность, даже не спросив паспорт. Смущала парня такими рассказами, в школе над ним смеялись, но мать твердо стояла на своем.
    Выходит, довела-таки сына, убедила.
    Ну, может оно и к лучшему оказалось.

    ©еть
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •