Показано с 1 по 10 из 44

Тема: Прикольные уже №7

Комбинированный просмотр

  1. #1
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию Прикольные уже №7

    Бюджетная кремация

    - Вадька! Вадька! Сукин сын! Пьянь подзаборная! А ну иди домой! Аспид ты эдакий!

    Нина Владимировна Семерякова-Ложкина была женщиной строгой и своенравной. Женив на себе Вадима Семёновича Ложкина, который был младше её на четырнадцать лет, она полностью подавила его волю. Любые проявления самодостаточности этого сорокалетнего, плюгавого, общительного мужичка, расценивались как предательство Родины и Тяжёлая Рука Возмездия настигала незадачливого Семёновича в рекордно короткие сроки.

    Злоупотреблять алкоголем Семёныч не собирался, субботняя бутылка пива была святым делом, но и тут приоритеты менялись не по его воле. Нина Владимировна не любила людей вообще, а соседи-выпивохи доводили её до исступления. Ненависть была взаимной и с ней в доме не здоровались даже выжившие из ума пенсионеры. Да и не только люди. Любая живность, домашняя или бродячая, завидев тучную фигуру Нины Владимировны или почуяв её запах, разбегалась и пряталась.

    - Вадька! Иди мусор выкинь! Последний раз предупреждаю!

    Семёныч, электромонтажник с допуском до десяти тысяч вольт, не пивший крепкий алкоголь из принципа, не имевший пагубных пристрастий из соображений осторожности, поплёлся к подъезду. Мужики сочувственно покачивали головами и благодарили Создателя за то, что дал им таких кротких женщин. Женщины, сидящие на соседней лавке переглянулись и некоторые даже погрозили кулаками своим выпивохам. Только пенсионер Андрейченко, полируя старые ботинки, прокомментировал:
    - Опять Нинка забаловала.

    Вадим Семёнович шёл к мусорным бакам медленно и раздумывал над смыслом своей жизни. Нинка-то конечно баба склочная и тиранка страшная, но с ней опять же как у Христа за пазухой. С другой стороны, ударит й моча в голову и выкинет она меня нафиг, думал Семёныч, всё более мрачнея, и что тогда? Жизнь прожита. Денег не скоплено. Имущества не нажито. Всё змея эта под себя прибрала. На развод она не пойдёт, делится не захочет, а идти-то некуда. Ситуация у Семёныча была патовая.

    Последние две недели августа были у Ложкина выходными. В отпуск они не ездили, дачным участком не владели, а путёвки в санатории Семёновичу не давали, Да он и не просил сильно. Вопрос о том, как приобрести свободу, был до сих пор острым, но на преступление Вадим Семёныч идти не хотел и боялся таких мыслей. Тем более, врать он не умел и боялся, а тут труп прятать, отпечатки, следы. Вобщем одни хлопоты. Дорабатывая на объекте перед отпуском, у него созрел план. Придя домой и отужинав, он, моя посуду, говорил:
    - Нин, а может на речку выедем? Хотя бы на день, а? Я порыбачу, уху потом сделаю, а ты позагораешь, отдохнёшь? Поехали, а?

    Нина Владимировна, курившая на балконе, недоверчиво поглядела на мужа и, выдув дым в окно, сказала:
    - С какого это хера мне из города выезжать на какую-то сраную рыбалку? Комаров ещё кормить. А от солнца вообще рак кожи.
    - Ну а чего в пыльном городе сидеть, а? – Вадим Семёныч старался, чтобы голос не дрогнул. – Ну под тентом посидишь, воздухом хоть подышишь.
    - Ехать далеко? – передвигаться на большие расстояния Нина Владимировна не любила.
    - Да тут максимум час от дома до места. Людей нет. Машин нет. Из животных только рыбы, - описывал преимущества выбранного им кемпинга Вадим Семёнович.
    - Людей говоришь нет? Это свежая мысль. Ты, плюгавый, иногда даже головой думаешь, - засмеялась Нина Владимировна. – Фиг с тобой. Поедем. Список я тебе напишу, чего с собой брать.

    Дыхание у Семёныча сбилось и от неожиданной радости того, что план начинает работать, у него сжался желудок и помутнело в глазах. Уже через три дня, проведя накануне последнюю рекогносцировку на месте, он заправлял свой «Москвич» и грузил в него вещи. Жена его, с видом королевы, уселась на заднее сидение автомобиля и смотрела перед собой. Семья отбывала на отдых, под пристальным взглядом соседей.

    Прибыв на место Семёныч установил небольшой навес с сеткой от насекомых и мини вентилятором, поставил палатку, собрал на стол и пообедав, стал снаряжать свои старые спининнги с советскими катушками – тарахтелками. Нина Владимировна читала, попутно заправляясь холодным «Мартини», большой любительницей которого, она являлась. Семёныч наслаждаясь тишиной и проигрывая про себя все пункты своего плана, ждал следующей ступени. После полутора литров заморского вермута, ступень отошла.

    - Ложкин – х***кин, - выпивая, Нина Владимировна становилась практически куплетисткой. – А куда до ветру ходить?
    - Дык, - замялся вадим Семёныч. – В кусты, наверное.
    - Ты что, клоун конченный, думаешь, я тебе, извращенцу, дам возможность дрочить на мои испражнения? Фиг тебе! Вырой яму!

    Выслушивая негодования супруги, Семёныч взялся за лопату и под чутким руководством супруги вырыл довольно глубокую яму.
    - Вот видишь, мудак старый, можешь ведь, когда тебя умный человек направляет, - Нина Владимировна выбралась из шезлонга и поковыляла за кусты. – Плешивый?! Будешь подглядывать, я тебя со свету сживу! Понял? Отойди куда – нибудь! От греха.

    Нина Владимировна Семерякова-Ложкина приподняв полы юбки и спустив кокетливые розовые трусики, грузно опустилась на корточки, зависнув над ямой. Неудобность положения сковывала желание, но природа наконец-то взяла своё и в яму зажурчало.

    Вадим Семёнович Ложкин сидел на бревне возле самой воды и ждал. Он слышал, как жена, кряхтя и матерясь, сняла трусы. Коленные суставы, щёлкнув, известили, что супруга присела над ямой. Шумный вздох. И вдруг... Короткий крик. Звуки искр. Запах мяса. Глухой стук.

    Семёнч встал и подошёл к яме. На дне искрилось.
    - Бюджетная кремация – поссать на высоковольный кабель. Схавала, сука! – крикнул Семёныч, спихивая в яму расплавленные подошвы туфель.

    © Васё с Барабаном
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  2. #2
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Брезгливость Эдиты была избирательной. Она не гнушалась вместе со мной перестилать обосравшихся бабушек, но свое рабочее место – пост и пол вокруг него – мыла всегда сама.

    - Мне так спокойней, - объяснила она.

    Эдита наяривала шваброй вокруг поста, а я сидела на банкетке в холле и болтала ногами. К Эдите уже в пятнадцатый раз подошла одна и та же раздраженная посетительница с одним и тем же вопросом. Кажется, она в пятнадцатый раз просила свежую простыню для своей родственницы. А белья, надо сказать, нам выдавали ограниченное количество, и сия дама уже поставила нас в сложное положение неумеренным расходом.

    Эдита ответила хамски. Она вообще за словом в карман никогда не лезла. Посетительница возмутилась. Эдита выпрямилась во весь свой немаленький рост, ехидно спросила:

    - А вы что, не знали, что у нас тут персонал от больных только формой одежды отличается?

    После чего Эдита вскочила на швабру верхом и поскакала на ней по коридору, размахивая над головой грязной половой тряпкой и оглушительно свистя.

    Посетителей как ветром сдуло.

    Мы еще долго корчились от хохота.

    Хором с нами ржали сознательные больные, которые, конечно, к нам давно привыкли и знали, что мы действительно от них не отличаемся.



    ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПСИХУШКУ!

    Выпроводив посетителей, Эдита, блестя глазами, сказала мне:

    - Сейчас мы все сделаем, потом Маршева доведем, чтобы он к нам не лазил, и ляжем спать.

    Я тогда работала всего три месяца, и к Маршеву испытывала нечто вроде восторженной влюбленности. Очень трудно устоять перед врачом, у которого волосы почти по пояс. И никакого вам скромного хвостика – Маршев свою темно-рыжую, с красным отливом гриву носил гордо, разбросанной по всей спине. А еще его звали Михаил Юрьевич, и вся больница была уверена, что у него и фамилия - Лермонтов.

    Так вот, я плохо представляла себе, как этого панка с дипломом психиатра можно довести до истерики.

    - Не ссы, - успокоила меня Эдита.

    Но сначала мы решили поесть. На ужин были яйца, котлетки и винегрет с капустой. Яйца мы спасти успели. Котлетки кто-то положил в здоровенную алюминиевую кастрюлю с винегретом, а кастрюлю поставил на горячую плиту.

    Надо было слышать, как ругалась Эдита.

    Она с искаженным лицом вытащила посиневшие котлетки, попробовала горячий винегрет и выяснила, что он к тому же несоленый. Недолго думая, высыпала туда все содержимое нашей солонки. Из столовых приборов, подходящих для перемешивания такого объема продукта, отыскался только половник. Эдита покрепче прижала кастрюлю к груди и запустила туда половник.

    И в этот момент в сестринскую зашел Маршев.

    Эдита была на голову его выше и примерно в два раза шире. Она поднялась ему навстречу, не переставая мешать винегрет. Подошла вплотную, чуть наклонилась так, что ее необъятный бюст оказался на одном уровне с кончиком носа врача, и трубным гласом вопросила:

    - Не желаете с нами поужинать, Михаил Юрьевич?

    Несчастный Маршев, понимающий, что отпрыгивать было бы смешно, невольно заглянул в подсунутую кастрюльку, от которой валил пар.

    - Винегрет, - доверительно шепнула Эдита. – С пылу, с жару.

    - Нет-нет, спасибо, - забормотал Маршев.

    - А котлеток не хотите? – настивала Эдита. – Свежие, только что из морга!

    Маршева перекосило. Не то, чтобы он не знал, откуда их возят, - знал, конечно. Любому новичку первым делом сообщали, что кухня у нас в том же здании, что и морг, только этажом выше. Но уж больно котлетки синие получились в этот раз.

    - Как хотите, - великодушная Эдита отошла, брякнула кастрюлю на стол.

    Маршев вздохнул с облегчением. И открыл было рот…

    - А еще есть яйца! – завопила вдруг Эдита. – Сейчас я вам их расколочу!

    Схватила яйцо и с баскетбольной меткостью швырнула его в стену точно над головой Маршева. Яйцо, даром что крутое, разбилось и сползло вниз, оставив на стене потек тошнотворного вида.

    Маршев исчез.

    Мы спокойно поели, правда, Эдита тоже отказалась от котлет. Я слупила все четыре. А что? В них просто крахмала слишком много было, потому-то они от близкого знакомства с винегретом и посинели.

    Пересоленный винегрет мы смущенно отставили на шкаф. Вдруг завтрашней смене позавтракать захочется?

    Самый спектакль начался, когда мы перестелили лежачих больных, раздали таблетки и сделали уколы. Эдита решила, что пришло время издеваться над Маршевым по-настоящему.

    Она прошла по коридору, выбрала бабку, которая давно ничего не соображала. Привезли ее к нам из интерната с температурой и забирать не спешили. Эдита растолкала задремавшую бабулю и участливо спросила:

    - Ба, тебе плохо?

    - Плеооохо…

    - Что-нибудь болит?

    - Ой, болииит…

    - Врача позвать?

    Та, конечно, закивала. Эдита сорвалась с места и побежала в ординаторскую. Не знаю, что и каким тоном она сказала Маршеву, только вернулись они вдвоем, причем у врача лицо было перепуганное. Он подлетел к бабке, остановился, недоверчиво посмотрел на нее, потом на меня. А я что, я тут со шваброй, мое дело маленькое. Тогда он уничижительно посмотрел на Эдиту, вынул из кармана две ампулы галоперидола и отдал ей:

    - Сделай ей на ночь.

    Эдита рассыпалась в благодарностях – глушить бабку, имевшую дурную привычку подвывать по ночам, было нечем. Проводила его до дверей. Вернулась в коридор. Выбрала следующую бабку…

    Мне было очень интересно, на какой раз Маршев откажется приходить. Эдита полагала, что на третий. Но он поддался и на четвертую провокацию.

    - Блин, - сказала Эдита. – Делать ему, что ли, нечего?! Ну ладно, подождем пару часов, потом повторим.

    Минут через двадцать я в приятной тишине домывала полы в трехместной палате, где на тот момент находились выздоравливающая женщина после горячки, какая-то старуха и довольно спокойная молодая идиотка, с очень большим трудом говорившая. У идиотки, кажется, был колит.

    Я как раз отодвинула ее кровать, чтобы промыть у стены, когда в палату ворвался Маршев. Он был бледен, собран и деловит. От входа метнулся к идиотке, растряс ее и требовательно спросил:

    - Тебе плохо? Что-нибудь болит?

    - Оолиииии…

    - А что болит?

    - Ивоооот…

    - Еж твою мать, - сказал Маршев ласково. - А мы и не знали.

    И спокойно покинул палату. Я слышала, как он сказал Эдите, разбиравшей истории на посту:

    - Есть что-нибудь срочное?

    - Нет, Михаил Юрьевич, - вежливо ответила Эдита.

    - Я пойду в хирургию. Если что, я там, - предупредил Маршев. И добавил с непередаваемой интонацией человека, опаздывающего на Большую Хирургическую Пьянку: - Меня туда еще днем вызывали, больного посмотреть…

    - Да-да, Михаил Юрьевич, идите. Мы тут справимся, - мужественным голосом заверила его Эдита.

    Он вышел из отделения подчеркнуто не спеша, прогулочным шагом. Мы с Эдитой чувствовали себя школьницами, застигнутыми в момент подкладывания кнопок на стул химичке. Очень хотелось смеяться, но мы боялись, что Маршев не так далеко ушел и нас услышит.

    Ночь мы проспали сном младенцев.


    ПыСы: Строго говоря, по узкой специализации Маршев был лор-врачом.
    ПыПыСы: Идиотка – имеется в виду диагноз, а не характеристика личности.
    ПыПыПыСы:И не спрашивайте меня, насколько мы были и остались нормальными. Я уже сказала, что мы от наших пациентов только белыми халатами и отличались.

    (с) Beauty
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  3. #3
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    9 жизней Барсика

    Эх друг... именно друг, и никакой не хозяин! Сколько мы с тобой пережили - всего и не вспомнишь! Только с котом себя и познаешь, ни с какой собакою такого не получится. Для них ты именно хозяин, а вот для нас, котов, друг!

    Помнишь, когда ты меня подобрал? Я тогда мелкий совсем был, месяцев шесть, вряд ли больше. Меня с моста сбросили, а ты как раз под мостом прятался от папы. Ты, кажется, его хрустальную пепельницу разбил, или вазу. Знатная ваза то была, мне Васька рыжий рассказал, что этажом выше живет. Или, все-таки пепельница? Кажется, твой папа с ней часто на балкон выходил. Ты как увидел, что меня кинули, так сразу и прыгнул в воду. Повезло мне, что прежние хозяева (именно хозяева, никакие не друзья) даже платка на меня пожалели, даже коробки. Ты тогда кинулся в воду прямо в одежде, я помню. Только майку снял - в ней ты меня домой нес. Я помню что все вокруг рекой пахло, а майка тобой. Ты самую малость не успел доплыть тогда. Так я и потерял свою первую жизнь. Зато оставшиеся восемь стали безраздельно твоими.

    А помнишь когда у тебя газ убежал? Летом на даче. Я, как сейчас помню, прихожу, а ты лежишь и в ус не дуешь. К тебе тогда друзья приезжали. Друзья уехали, а ты спать лег. Я тебя и так будил, и так. Чего только не перепробовал. А сколько я тебе на ухо орал? Да после тех двух полетов через всю комнату, в которые ты меня отправил, любой другой гордо развернулся бы и ушел! Но я нет, ты ведь мне друг... А как ты ругался когда я на тебя все книжки с полки опрокинул? Но я не обижаюсь. Я б тоже спросонья на твоем месте удивился с чего бы это ты, друг, по полкам ползать начал: то ли тараканом себя возомнил, то ли человека-паука пересмотрел. А вот как бы ты на моем месте объяснил что газ утекает? Хорошо еще, что когда я кашлять стал, ты решил что меня вырвет и пнул меня на улицу. А потом все само собой решилось, ты пошел покурить, а со свежего воздуха и сам утечку унюхал. И зачем вам людям нос, если он такой слабый? Я пока тебя будил так надышался, что, наверное, тогда свою третью жизнь и потерял.

    Зато вот Четвертую потерял гордо, в бою. У нас тогда крыса завелась. А ты ведь у меня молодой был, доверчивый, оставишь колбасу на столе, а как ее не станет - сразу у тебя Барсик виноват. Ну откуда Барсик? Барсика, может, дома вообще не было в тот момент! Я прихожу со свидания, а меня бить начинают. Кому, может, и как, а мне вот обидно! Не поверишь, я ее две недели караулил! Наконец, день икс. Лежу я как-то на батарее, слышу - идет, чую - она! Я еле слышно приподнимаю голову, и тут она на меня кааак посмотрит! Ка-а-а-ак глазищами желтыми да злыми завращает! Я тут же сделал стойку по тэйквон-до, а она мне в ответ джиу-джитсу закрутила. Я ей лапой в ухо засветил, а она мне сковородкой по голове. Тут уж я рассердился и бить начал в полную силу. Это у меня от удара по голове сковородкой так произошло. Сразу вспомнилось как мы с тобою Фредди Крюгера смотрели по видику. Я когти выпустил - она зубы обнажила. Это был неравный бой, но я все-таки победил. А все потому что я кот, сиречь существо более высокого уровня, да и жизней у меня аж девять, не то что одна жалкая да крысячья...

    Шестая жизнь... Ну, я до сих пор не считаю себя виноватым. Стервой была твоя Вика, тут ты меня не переубедишь! От стерв всегда запах такой идет необычный, не естественный. Они знают, что они стервы, и прячут запах в духах. А еще одежда у них странная и кожа у них холодная. Я на ней и так, и этак пытался пристроиться, а она чуток коленку повернет и снова мне холодно да неудобно. Это она для тебя притворялась, что от меня без ума, зато когда тебя не было - говорила всем по телефону что ты дурак. Не хочешь - не верь, но я такое стерпеть не смог. Бей, ругай, дуйся, такой уж у меня характер. Меня еще можно обзывать, но за друга, ты, конечно, извини, "пасть порву, моргалы выколю". А как тебе доказать, что она стерва? Задача посложнее, чем с газом. Я вообще, очень интеллигентный кот, ты не представляешь, какие моральные муки мне пришлось испытать, пока я гадил на ее платье! Но я должен был это сделать. Сумочкой она, конечно, меня приложила знатно. Вот в эту сумочку (Gucci, я даже это до сих пор помню!) и вылетела моя шестая жизнь. Цинично, но оно того стоило, особенно когда ты меня взял и обнял, прижал к себе, а сам высказал ей все, что я бы тоже ей высказал, умей я говорить. Никогда до тех пор не испытывал я такой моральной сатисфакции! Зато вот Катя твоя - совсем другое дело. Особенно когда она жилки из мяса вырезает!

    За седьмую я не обижаюсь. Оно и понятно, что котята - существа неразумные, и твой котенок Сережа не был исключением. Оно даже правильно, что он со мной игрался. Людские котята просто обязаны учиться у настоящих кошек доброте и мудрости. Ну, потягал он меня тогда за хвост, а потом еще и помыть попытался, зато сейчас как со мною носится. Мне аж лежать стыдно в такие моменты. Старость - не радость. Вторая, пятая и восьмая тоже были героическими. С котами дрался. В первый раз во имя любви, зато когда пятую и восьмую жизни терял - за территорию. Эти коты хотели твой двор своим назвать. Тяжко, конечно, было, но я справился, да и ты помогал мне. Сколько раз на мой крик выскакивал во двор и этих бандитов блохастых распугивал.

    В общем, все восемь моих жизней прошли не даром и оставили за собой воспоминания, которыми можно если не гордиться, то хотя бы наслаждаться. И только девятая, последняя, вызывает у меня легкое недоумение. Дело в том, что мы, кошки, девятую смерть чувствуем загодя. первые восемь - нет, а девятую почему-то чувствуем. Даже странно, что при такой выдающейся жизни, как у меня, девятая будет всего навсего от старости. Смешно. Я так часто жалел тебя с твоей одной единственной жизнью, что и мысли не мог допустить, что моя окажется короче. А ведь кошки, наверное, не попадают в рай. Я слышал как твоя мама это Сережке говорила. Еще она говорила, что у животных души нет. Может и так, только почему же тогда мне так тяжело тебя оставлять? Знаешь, умей я писать, я бы все это тебе написал в письме, а так остается только еле слышно мурлыкнуть тебе на ушко.

    Я ухожу. Ухожу, потому что последнюю, девятую смерть, нужно встретить достойно, что бы там ни было и как бы она не произошла. Помню ты как-то читал про викингов, у которых считалось, что в рай попадают только те, что погиб в бою. Достойная вера, она мне больше нравится, чем та, что у твоей мамы. Но у котов есть свое поверье. Каждый, даже самый захудалый кот верит, что если в момент смерти никого рядом нет, а жизнь была прожита достойно (как у меня), то мы, коты, в награду за такую жизнь получаем броню и крылья. Одев эти броню и крылья даже самый старый кот превращается в молодого и красивого дракона. Возможно, ты читал о них в сказках. Именно от гордых драконов мы ведем свой род, и в них мы превращаемся, прожив на земле девять кошачьих жизней. Поэтому, когда я уйду, не плачь, друг, мне и самому тяжело. Но драконы, как известно, умеют летать и гоняют тучи по небу, чтобы шли дожди, а в свое свободное время я буду прилетать к тебе и именно над тобой буду разгонять тучи. Ты увидишь солнышко и улыбнешься. Поэтому, хоть я и ухожу, не плачь! И найди своему котенку такого же друга, каким был я для тебя. Прощай. Твой Барсик. Мур.

    (с) Arlyonka
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  4. #4
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    - Все-таки, правы были китайцы, - задумчиво протянул Владик.

    - И в чем же? – заинтересовался новичок Костюня.

    - В том, что каждому человеку соответствует его животное… Только вот животных мало подобрали…

    - Почему же мало? Зато разноплановые… - попытался показать что он «в теме» Костюня.

    - Фигня! – безапелляционно отмахнулся Владик, - вот, на Елизавету посмотри! Ну, чистой воды гусыня! Глаза вылупленные, волосы сальные, водоотталкивающие, а гогочет когда…

    Костюня посмотрел на Елизавету и признал, что да, чистой воды гусыня.

    - А вот, - не унимался Владик, - Ахмед! Ворон! И не из-за «клюва»! Ты только посмотри как он смотрит… Его взгляд, умудренный вековыми знаниями горских прадедов, сканирует всех и каждого на предмет чего-то, чем можно поживиться! И что попадет в его когти, то уже никто больше никогда не увидит.

    Костюня не удержался и посмотрел на Ахмеда. Высокий жилистый горец и правда буравил что-то своими цепкими глазами из под тени широких «брежневских» бровей, что придавало его взгляду еще большее коварство. Проследив за его взглядом, Костюня наткнулся на декольте Дашеньки. Знатное декольте. Не меньше третьего размера над хрупкой талией, стянутой тонким декоративным пояском.

    Видимо, Владик сделал то же самое, ибо смачно причмокнув, выдал:

    - Даааашенька… но остерегайся, мой друг, она – богомолиха! Поддайся ее чарам, и пути назад не будет. Загипнотизированный ее формами и поведением, ты не очнешься даже тогда, когда в пылу страсти она оторвет тебе голову и начнет пожирать заживо.

    Дашенька, почувствовав взгляд Костюни, лучезарно ему улыбнулась, явив миру и конкретно Костюне ряд ровных, белоснежных и острых (а в их остроте Костюня отныне не сомневался) зубов.

    - Хорошо еще, Эвелины нет! – продолжал Владик, - настоящая львица… смотрел у Дроздова в программе? Красавица, подтянутая, грациозная, и в стойку встает, а как только лев к ней подойдет – сразу когтями по морде! А Илья у нас медведь-шатун. Как даст лапой так ты под стол и укатишься, и хорошо если все кости целыми останутся!

    - Зачем же лапой то?! – в ужасе пролепетал Костюня.

    - А потому что разбудили раньше положенного. На работу то нам к половине девятого, не всякий бодро вскочит… Продолжаем-с… - Владика понесло, - Марья Борисовна – филин: затаится и во тьме ночи склюет. Игорь Николаевич – коршун: бросит на камни. Инга… Инга – она у нас крокодил… под воду утащит и разлагайся там… Ануфрий – дикобраз, причем генетически модифицированный, потому как иголками стрелять научился. Хозяйственник – кабан, Катерина – пантера, Наталья – мурена… во! Еще же морские жители есть! Виктор – осел-людоед (тоже генетически модифицированный! Олеся – гюрза, Димка – гепард, Витька – крыса, Елена – кобыла, Инна, ее подружка, увы, корова, Маша – волчица, Вилена просто гади… гадюка!

    - Владь, а Владь, - дрожащим голосом прошептал Костюня, - а к-кто ж-же тогда я?

    - Ты? –покровительственно нахмурился Владик, - ты воробей! То тут почирикал, то там поклевал, сам ничего еще не добился, никому не нужен, зато вот съесть тебя все не прочь. Видал, у нас же почти все хищники!

    Костюня затравленно осмотрелся. Около окна шипела на окрысившегося Витьку Олеся, Маша плотоядно облизывала сочные кроваво-красные губки, Ахмед что-то каркал на ушко Елизавете. Елизавета, распушив перышки, заливисто гоготала. Илья, злобно и тяжело дыша, нависал, вращая красными глазами, над Ануфрием, который, в свою очередь, сопел часто и так и норовил Илью уколоть. Игорь Николаевич парил над этим всем зверинцем, хладнокровно выискивая новую жертву. И все, абсолютно все то и дело бросали хищные взгляда на бедного Костюню, плотоядно жмуря голодные глаза, проверяя языками остроту клыков, демонстрируя великолепную (особенно у женской части офисных джунглей) остроту когтей. Только Владик сохранял видимость дружелюбия.

    - В-владииик!!!!! – взмолился Костюня, моля Бога чтобы хоть здесь ему повезло, - а кто же тогда ты????

    - Мысль светлая… - задумался Владик, покровительственно улыбнувшись Костюне, от чего у последнего сразу потеплело на душе, - я, наверное, гордый, высоко парящий орел! Хотя нет, у меня нос красивее… Значит, я старый мудрый волк… который молодой… но мудрый как стар…

    В этот момент мимо прогарцевала Елена, звонко цокая копытами и выразительно покачивая крупом.

    - Вот оно! Я Жеребец! Благородный жеребец! Бывай, цыпа! – просиял Владик, иноходью засеменив за Еленой, начиная пристраиваться к ее выразительному крупу. Владик остался один, наедине с джунглями, беззащитным и одиноким. Еще неоперившимся и не умеющим летать. Можно было бы деться под крылышко Елизавете, так где гарантия что и она его не ущипнет…

    - Костюня, ты не поможешь?... – мелодично прервал его размышления чей-то голосок. Костюня поднял глаза и отшатнувший, свалился со стула. Перед ним стояла богомолиха собственной персоной. За какие-то мгновения перед глазами Костюни пронеслись все основные эпизоды их вероятного будущего с момента «ты такой сильный, не проводишь меня до дому» до акта поедания его живьем. Издав совсем не воробьиный крик, Костюня вылетел из чужеродного офиса и смог отдышаться только в метро. Здесь много народу. Здесь в открытую никто нападать не осмелится…

    - А ну шевелись, мать твою, встал тут на пути! – командно прорычал кто-то, снабдив приказ увесистым пинком для придания ему убедительности.

    - ААААААААААААААААААААААААААААААА! – зачирикал Костюня и полетел от греха подальше вниз. Жизнь воробьев слишком опасна чтоб еще и нарываться.

    © Arlyonka
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  5. #5
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Дионисий вышел на палубу и ехидно помахал рукой несущемуся по небосклону Аполлону. Аполлон стиснул зубы, пригрозил родственнику ослепительно солнечным кулаком и помчался дальше. Дионисий снова вздохнул и благостно развалился на канатах. Любил он такие морские прогулки. Вроде бы, едешь по делам, потому что на каком-то из островов начали делать новое вино и надобно бы благословить производство. А с другой стороны, не нужно присутствовать на Олимпе и примирять вечно дерущихся сестер, успокаивать то отца, то мать после их очередной ссоры и с видом знатока оценивать новые пополнения великой заначки Аида. С коллекцией последнего могла бы, конечно, поспорить коллекция Посейдона, но заслуги морского бога в этом не было – просто на кораблях надо плавать трезвыми, иначе бутылки – это самое малое, что падет на дно. Зато в море тебя никто не трогает и лишь волны ласково баюкают корабль. Об отсутствии штормов в плавания Дионисия заботился сам Посейдон, почему-то выделявший именно этого своего племянника. Наверное, за аполитичность. Обычно ничто не омрачало путь божества виноделия. Рыбаки почтительно пропускали корабль, иногда предлагая рыбу или практически готовых к употреблению, повисевших на солнце кальмаров. В этот раз что-то пошло не так. Не иначе шустрый Гермес все же придумал очередную пакость?

    Капитан, рослый эллин с Милоса, не зная с чего начать, мялся неподалеку.
    - Э, Йорго, что случилось? – прищурил глаза Дионисий.
    - Там… эти… пираты.
    - Серьезно? – сонливость Дионисия молниеносно уступила место живому любопытству. Пираты на него еще ни разу не нападали. Отряхнув тунику, он вышел на мостик. Пираты нетерпеливо переминались с ноги на ногу на полуразваленной посудине, явно видавшей виды.
    - И это – пираты? – разочарованно протянул Дионисий.
    - Как видите, господин, - кивнул капитан.
    Пираты недоуменно переглянулись и стали еще сильнее, чем раньше, хмурить брови. В совокупности с голодными глазами это производило воистину страшное впечатление.

    - Чего хотим, друзья? – поинтересовался Дионисий.
    - Соизвольте отойти от края, господин, - отозвались с корабля, - мы хотим бросать крючья и можем Вас ненароком задеть.
    По достоинству оценив искренность грабителей, бог виноделия послушно отошел от края, сделав приглашающий жест рукой. Грабители радостно раскрутили самодельные крючья и… окунули их в соленую воду. Впрочем, один из грабителей действительно оказался удачлив, непонятно как умудрившись насадить на свой крюк мелкую и излишне любопытную рыбешку. Некоторые из его соратников оказались менее удачливыми, умудрившись со всей дури всадить острие крючьев в собственный борт.
    - Ну кто же так размахивает! – воскликнул Дионисий, - давайте я вам покажу!
    Хорошенько разбежавшись, он перепрыгнул на их суденышко. Раздосадованные «пираты» даже не заметили, что такому прыжку обзавидовался бы любой паркурист. Впрочем, паркур изобрели пару-тройку тысячелетий спустя.
    - Берешь, плавненько раскачиваешь, чтоб ускорение было на повороте, целишься и красиво так кидаешь. А как вы кидаете – это как будто вы осьминогов о камни отбиваете. Не спортивно, же! Давайте, сами пробуйте!

    С четвертой попытки пара крюка худо-бедно зацепились за борт божественного судна. Моряки неодобрительно посмотрели на Дионисия, но смолчали.
    - И чего вы встали? Мы же так ваши веревки перерубим, и все придется делать заново! – подбадривал пиратов бог, одновременно останавливая излишне рьяных до рубки канатов матросов. Пираты неуверенно дернули за канаты. Дионисий нахмурился. Давно в детстве его кумиром был воинственный Арес, и сейчас это почему-то вспомнилось.
    - Живее, живее! Вы четверо тянете канаты, вы двое запрыгиваете на наш борт и обороняете, чтобы не перерубили канаты. Куда без оружия!!! Нету? Рыбаки, мать вашу! Гарпуны хватайте! Есть? Прыгайте! Мы берем это судно на абордаж!!! Вы – можно защищаться!

    Моряки Дионисия вздохнули с облегчением и рванули рубить канаты. К этому времени корабли сблизились достаточно, чтобы можно было перепрыгнуть и включиться во всеобщую кучу-малу. Дионисий по одному ему понятной логике взял на себя командование пиратами. Пираты были не против такого расклада и повиновались каждому слову. Проведению идеальной атаки мешал лишь нулевой уровень строевой подготовки пиратов. Дионисий решил, что это поправимо, и буде ему таки придется забросить почетный пост бога виноделия, он непременно займется морским разбоем.

    - Активнее рубимся, активнее! Да мой мелкий племянник вас бы тут же перестрелял как перепелок! - Дионисий умолчал, что имелся в виду этот хулиган Амур, злить которого побаивались даже взрослые олимпийцы. Зевс, правда, регулярно всыпал внуку по первое число. Некоторые подозревали, что в этом причина большинства ссор Зевса с Герой. Ну да негоже думать о постороннем во время битвы.

    Пираты упоенно, с переменным успехом махали гарпунами и разделочными ножами на моряков Дионисия. Моряки лениво отмахивались. Наконец, последних окружили и под чутким руководством заигравшегося божества оттеснили в трюм.
    - Ты и ты, сторожите вход, остальные ловят меня! – распорядился новоявленный пират. Захватчики неуверенно остановились и стали дико переглядываться друг между другом, не решаясь атаковать «командира». Дионисий в порыве уныния уткнулся носом в ладони, но тут же воспрял духом.
    - Нельзя считать, что вы победили, пока вы не схватили капитана и предводителя. Как в шахматах: шах – ерунда, игру заканчивает мат! Забыли, я вообще-то с ними! Ну!

    Дионисию пришлось добавить пару-тройку крепких словечек дабы пираты стряхнули оцепенение и решились напасть. Вдоволь побегав из носа в корму и обратно, поскакав по бочкам, полазав по мачтам и окунув пару моряков в море, бог счел, что хорошенького должно быть понемножку, и позволил себя связать. Пираты походили по судну, перевернули каюту Дионисия и, не найдя золота, вернулись к пленному «командиру». Дионисий уже успел отдышаться, и продолжил ломать комедию.
    - ААА! Я не скажу, где на корабле я прячу сокровища! Пытайте меня, режьте меня, жгите раскаленным железом – я ничего вам не скажу… м-да, переусердствовал… - Дионисий с жалостью посмотрел на вытянувшиеся физиономии пиратов, щелкнул пальцами и его веревки исчезли. Надо ли говорить, что лица пиратов вытянулись до совершенно невообразимых размеров.
    - Простите, вы не принадлежите к славной компании обитателей Олимпа? – уточнил один из пиратов.
    - Совершенно верно! Спешу вас обрадовать, что вам довелось развлекать славного и лучезарного Дионисия, покровителя виноделия! Я благод… - бог запнулся. «Пираты» уже валялись на коленях, и явно соревновались на предмет кто усерднее приложится лбом к палубе.

    Слово за слово, моряков выпустили из трюма и Дионисий разговорился. Оказалось, что пираты действительно были рыбаками. Когда милостью Посейдона к их островку прибило чей-то полузатонувший корабль, рыбаки решили его починить и попробовать сменить профессию. Когда моряки Дионисия накрыли на палубе нечто, не имевшее названия тогда, ныне же именующееся «коктейль-пати», капитан корабля бога виноделия сообщил, что судно пиратов отдрейфовало на приличное расстояние: на радостях рыбаки забыли закрепить канаты со своей стороны. Судно догнали, пересадили туда пиратов и отпустили плавать. Пираты кланялись в пояс и благодарили бога за науку.

    Благословление виноградников прошло более чем успешно. Гулял весь остров, вследствие чего на обратном пути бог маялся похмельем. Увы, это была расплата за возможность получения плотских удовольствий. Чтобы чувствовать вкус вина, нужно переживать и похмелье. В полудреме бог возлежал на тюках парусины, мечтая, чтобы его не трогали. Увы, заслонившая солнце тень трагическим голосом капитана Йоргоса снова произнесла:
    - Господин, это опять они…

    В подтверждение его слов в борт корабля гулко стукнулись несколько крючьев. Мысленно отметив, что рыбаки успели потренироваться, бог попытался встать.
    Пираты, конечно же, узнали моряков, с которыми сражались неделю назад. В это раз их это не смутило. Один раз прокатило, вдруг снова повезет. Капитан Йоргос искренне пытался их урезонить. Пираты не успокаивались. Наконец на мостике возвысился сам Дионисий.
    - Что, салаги, пиратствуете?
    - Ну дык, отож… промямлил один из бывших рыбаков, - с Вашего то благословеньица…
    - Ясно. Какого тартара, я спрашиваю, вы нападаете опять на меня? Али не признали? – каждое слово произносилось отдельно, с ужасающим спокойствием.
    - Ну дык, потренироваться же надобно…

    Дионисий посмотрел в нестерпимо наивные глаза пиратов, сокрушенно вздохнул и как будто ни в чем не бывало спросил:
    - Что-то кораблик-то у вас дырявый. Вот хотите, я сделаю так, что вы сможете без корабля плавать по воде?
    - А что нам за это будет? – прозорливо поинтересовался «вожак».
    - Да ничего. Плавайте, резвитесь сколько хотите, только меня больше своим горе-абордажем не мучайте.
    - И все?
    - Почти, - задумался воспитанник Нисейской долины, - я тут подумал, что вас надо бы сделать в воде невидимыми, да плавников дать, что ли. Руками вашими рыбацкими вы много не наплаваете. Решено, властью, данной мне…
    - Подождите, пожалуйста! Рыбы, как говорится, существа немые, а нам бы разговаривать хотелось бы, как бы, хорошо было бы…
    - Будет вам голос. Будет вам и еще кое-что, лично от меня. А теперь всем молчать! Властью, данной мне пресветлым Олимпом, отцом моим, Зевсом и всесправедливой судьбой, да станет вода вашей лучшей подругой и да превратитесь вы в рыб чудесных, умных да говорящих. Да будет так.

    Не глядя на результат, Дионисий развернулся и пошел дремать дальше. Опытные моряки знали, что сейчас его уж точно трогать нельзя. В это время за бортом резвились и пищали ранее невиданные рыбы – они были чуть короче человеческого роста, переговаривались посредством визга, слышного на огромном расстоянии, а как чудно они выпрыгивали из воды!

    Только позже горе-пираты поняли, на что обрек их не опохмелившийся бог за непочтительное отношение к оному. Они мечтали о земле, далеко от нее не отплывая и завистливо провожая все корабли, направляющиеся в родные гавани. Они спасали выпавших за борт моряков, а моряки удивлялись, откуда среди рыб появились такие умные существа. Вскоре стали считать, что они приносят удачу. Может, так оно и было.

    А что касается последнего дара Дионисия, о нем обычные люди узнали только тысячелетия спустя, в ХХ-м веке. Ученые выяснили, что они – единственные существа, кроме людей, способные наслаждаться в процессе размножения. Сын Зевса всегда отличался особым цинизмом.

    Так и появились на нашей планете дельфины.

    © Arlyonka
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  6. #6
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Напиток счастья.

    Джо Майлз, межзвёздный торговец, вечный бродяга и мелкий авантюрист, кажется, наконец-то нашёл планету своей мечты.
    На языке аборигенов планета называлась Лох-ан-Лохх, поэтому Джо про себя тут же окрестил её Планетой Непуганых Лохов. Здесь не сновали юркие конкуренты, да и вообще не было ни одного межзвёздного торговца. Аборигены были наивны и простодушны до неприличия. Впарить им какой-нибудь хлам казалось легче лёгкого. В мечтах Джо уже видел себя монополистом и владельцем всепланетной торговой сети.

    - Ну, парни, что бы вам продать для начала? – пробормотал он в пространство, потирая руки в предвкушении быстрой наживы. – Впрочем, что я спрашиваю? Первая заповедь торговца – приучить дикарей к огненной воде!
    В межзвёздном пепелаце Джо Майлза как раз была партия поддельного виски, полученная им за долги от одного обанкротившегося виноторговца с Проксимы Центавра. «Вот этот товарец я и впарю», - усмехнувшись, прикинул Джо.

    - Слушайте меня, парни! – широко улыбаясь щербатым ртом, ораторствовал Джо, размахивая бутылками. – Вы когда-нибудь пробовали это? Это напиток счастья, точно вам говорю! Глотните – и улыбка радости расцветёт на ваших… э-э-э, синеньких личностях! Вы почувствуете себя царями Вселенной и в ваших жилах забурлит кровь, э-э-э… или что там у вас внутри? Неважно, впрочем… Отдаю почти даром! Одна бутылка – всего десять галактических кредитов! По такой цене вы не купите больше нигде, клянусь своей шляпой!
    Джо мог клясться своей шляпой совершенно без риска. В любом, самом зачуханном уголке Галактики красная цена такому дрянному пойлу была четверть кредита.

    - Глотните, парни! – распинался Джо. – Если вы грустите – тяпните рюмочку, и ваши проблемы покажутся вам мелкими и неважными! Всё, что мучило вас – отступит перед волшебной силой этого напитка! Вы будете веселы и счастливы, даю вам честное благородное слово межзвёздного коммивояжера третьей степени!

    Само собой, аборигены были не в курсе, что честное слово коммивояжера – это нонсенс, приблизительно такой же, как врождённая доброта птероящера с Пандоры, который весь состоит из одной зубастой пасти с куцыми крылышками по бокам.

    - В чём дело, парни? – заливался соловьём Джо Майлз. – Где энтузиазм? Чёрт побери, так и быть – первая рюмка бесплатно! Подходим, пробуем! Ну?
    Аборигены вежливо выслушали все попытки Джо раскрутить их на покупку, поулыбались своими огромными глазами, и сказав: «Спасибо», начали разлетаться по своим делам.
    Джо растерянно провожал их взглядом.

    - Что не так? – спросил он у последнего аборигена, который остался возле него. – У вас что тут, «сухой закон»?
    - Ты предлагаешь напиток счастья, гость, - тихо заговорил абориген тоненьким колокольчиковым голоском. – Не нужно. Ты пытаешься нас обмануть и на это смешно смотреть. Дело в том, что напиток счастья давным-давно известен на нашей планете и мы не делаем из этого никакого секрета. Возьми, гость.
    Абориген протянул Джо небольшую склянку.
    - Почём? – автоматически поинтересовался Джо.
    - Не нужно денег, - улыбнулся абориген. – Возьми в подарок.

    Джо Майлз хотел уже было цинично полюбопытствовать, какую именно химию они подмешивают в своё пойло, но взяв склянку в руки, замер, не в силах произнести не слова.
    Жидкость внутри сияла тёплым и добрым светом. Без тени сомнения было понятно, что это не обман, что если и есть в нашем чёртовом мире волшебство, то вот оно, сконцентрировано в этой сияющей жидкости.

    - На нашей планете нет ни войн, ни лжи, ни предательства, - продолжал абориген. – Мы не запираем двери наших жилищ. Каждый из нас в первый год своего рождения выпивает этот напиток и становится навсегда счастлив. Нам нет нужды хитрить и лгать, приносить кому-то горе, добиваться власти. Зачем? Счастье внутри нас и оно становится частью нашего мира. Если хочешь, гость – выпей, и тебе больше никогда не захочется лгать. Жизнь твоя будет удивительна и прекрасна.
    Джо взглянул на собеседника.
    Глаза аборигена сияли искренним, неподдельным счастьем.

    - Спасибо, - хрипло сказал Джо, пряча склянку в карман. – Я… подумаю…
    Он завёл межзвёздный пепелац и стартовал с планеты на максимальной скорости.

    Склянку с напитком счастья Джо Майлз хранит в сейфе на борту пепелаца. Он по-прежнему мотается по всей Галактике, обделывая свои делишки. Иногда, впрочем, он вытаскивает склянку, ставит её перед собой на стол и мучительно думает – может быть, стоит всё-таки…
    - Потом. Потом когда-нибудь, - бормочет он про себя и убирает склянку обратно в сейф.

    ©darkmeister
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  7. #7
    Новичок
    Регистрация
    15.05.2016
    Адрес
    Миргород
    Сообщений
    3
    Вес репутации
    0

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от serg.2 Посмотреть сообщение
    9 жизней Барсика
    распугивал.

    Я ухожу. Ухожу, потому что последнюю, девятую смерть, нужно встретить достойно, что бы там ни было и как бы она не произошла. Помню ты как-то читал про викингов, у которых считалось, что в рай попадают только те, что погиб в бою. Достойная вера, она мне больше нравится, чем та, что у твоей мамы. Но у котов есть свое поверье. Каждый, даже самый захудалый кот верит, что если в момент смерти никого рядом нет, а жизнь была прожита достойно (как у меня), то мы, коты, в награду за такую жизнь получаем броню и крылья. Одев эти броню и крылья даже самый старый кот превращается в молодого и красивого дракона. Возможно, ты читал о них в сказках. Именно от гордых драконов мы ведем свой род, и в них мы превращаемся, прожив на земле девять кошачьих жизней. Поэтому, когда я уйду, не плачь, друг, мне и самому тяжело. Но драконы, как известно, умеют летать и гоняют тучи по небу, чтобы шли дожди, а в свое свободное время я буду прилетать к тебе и именно над тобой буду разгонять тучи. Ты увидишь солнышко и улыбнешься. Поэтому, хоть я и ухожу, не плачь! И найди своему котенку такого же друга, каким был я для тебя. Прощай. Твой Барсик. Мур.

    (с) Arlyonka
    Котика жалко Спасибо интересно было почитать!

  8. #8
    Пользователь
    Регистрация
    11.08.2015
    Сообщений
    48
    Вес репутации
    0

    По умолчанию

    У меня возникла проблема. Когда я моделировал саморез с помощью программы 4D Cinema . И у меня очень сильно заболел зуб. Стало больно жевать, очень сильная реакция на холодное и горячее. Я надеялся что это само пройти т.к. никогда проблем с зубами не было и с виду зуб выглядит нормально. Хорошо , что знакомые посоветовали мне обратится в стоматологическую клинику "Эскада" * . После квалифицированной помощи зубная боль прошла. Так что спасибо специалистам стоматологической клиники "Эскада". Но главное по совету врачей я бросил курить.*

  9. #9
    Новичок
    Регистрация
    26.02.2016
    Адрес
    Украина
    Сообщений
    4
    Вес репутации
    0

    По умолчанию

    Вот какой случай имел быть место на одной из погранзастав. Было там свое подсобное хозяйство: свинарник, коровы, 2 быка красной датской породы, и еще ульи с пчелами около 30 домиков (гордость и хобби начальника заставы). В тот воскресный день в часть должны были приехать гости из округа по случаю завершения строительства новой казармы, приехал автобус с музыкантами. По этому случаю выстроили сцену, музыканты готовились к выступлению. Прапорщик — нач. хоз.*давно*уже вынашивал планы по кастрации старого быка, поскольку бык уже не проявлял должного внимания к буренкам, а излишки*ceкcуальной*энергии выплескивал в агрессивности к "обслуживающему персоналу". Бык был не просто большой, это было чудище при весе в 11 центнеров и высотой в 160 сантиметров. По мнению прапорщика — кастрация его бы успокоила, а с положенными обязанностями справлялся второй бык — помоложе и чуть поменьше в размерах. По этому случаю были заготовлены большие садовые ножницы, литр зеленки и кувалда средних размеров предварительно обмотанная ветошью. Прапорщик взял в помощники солдата. План был такой: солдат становится с кувалдой у головы, прапорщик сзади. По сигналу прапорщика солдат что есть мочи бьет быка кувалдой по лбу, бык падает без чувств или в худшем случае оглушается на какое-то время, а в это время ему ножницами производится кастрация. Все вроде правильно было рассчитано... Прапорщик на исходной позиции дает отмашку солдату — солдат со всей дури размахивается 10 килограммовой кувалдой и в это время головка слетает с ручки, а солдат по инерции опускает на лоб быка древко от кувалды, слышен тихий "тюк" (бык при этом ударе даже не зажмурился). Прапорщик решив что "наркоз" уже подействовал одним махом отрезает быку ненужные тому причиндалы. Что было после этого — фильмы Стивена Кинга отдыхают. Рев разъяренного быка помноженное на эхо в горах был слышен за многие километры. Как потом рассказывали пограничники сопредельного государства — у них кровь стыла в жилах. Бык порвав цепи выбежал из хлева, но не в открытую дверь, а проломив 2 бревенчатых стены, хлев разлетелся в щепки как после попадания в него 500 килограммовой авиационной бомбы. Все что попадалось на его пути независимо от размеров и веса – оказывалось у него на рогах ворота части, сетка*рабица, белье сушившееся позади домиков для семейных офицеров, деревянная лестница. Особенно долго он бегал с барабаном на шее, верней то что от него осталось. К счастью личный состав части оперативно среагировал, кто-то успел забежать в казарму и в штаб, хотя это не гарантировало безопасность от быка, сообразительные смекнули, что лучше такое стихийное бедствие пересидеть на деревьях, по их убеждениям быки по деревьям не лазают. Сцена быком была разбита в щепки, и не столько была нужна ему она, сколько звукооператор который находясь под сценой поздно понял, что это ревет бык, а не*сирена-ревун*при боевой тревоге. Вольеры с собаками были сметены за пару секунд, собаки убежали в ближайшую лесополосу, потом их целую неделю вылавливали по одной. Затем на его пути попался*УАЗик*который он с пол пинка перевернул, пытался перевернуть автобус приехавших музыкантов – не получилось, но для куража истыкал его рогами по периметру. Веселья прибавилось после того как бык разломал ульи и с этим пчелиным роем вернулся на плац. Те кто сидел на деревьях пожалели, что они не в казарме, а те что были в казарме возрадовались, что они не на деревьях. Время от времени кто-то с этих деревьев падал, не удержавшись, отмахиваясь от пчел. Была снесена беседка для курения, клумба с цветами представляла собой свежевспаханную следовую полосу. Начальник заставы, сидевший на крыше автобуса ждал удобного момента что бы дать часовому приказ стрелять на поражение, но, во-первых, была опасность задеть кого нибудь рикошетом, во-вторых, у часового на вышке столько было беженцев, что ему несподручно было стрелять, а в третьих уже и торопиться было некуда, бык разломал и уничтожил все и спасать имущество было уже поздно. Финал истории такой: уже видя на горизонте кавалькаду машин гостей из округа, быка все таки удалось пристрелить. Как сказал один из приехавших офицеров, подытоживая случившееся, типа:
    — Ну а вы что ожидали? Что бык вам за кастрацию благодарность объявит? Прапорщик весь зеленый и еще не отошедший от шока только нервно хихикал.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •