Страница 2 из 4 ПерваяПервая 1234 ПоследняяПоследняя
Показано с 11 по 20 из 31

Тема: Серьезно о жизни

  1. #11
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Я умер почти 9 лет назад. Но я пишу вам не для того, чтобы рассказать как мне тут живется. Я пишу, чтоб рассказать вам свою историю. Историю моей большой любви. И еще хочу сказать, что любовь не умирает. Даже на том свете. Даже если её пытаются убить, даже если этого захотите вы. Любовь не умирает. Никогда. Мы познакомились 31 декабря. Я собирался встречать Новый год со своей третьей женой у своих старых друзей. Моя жизнь до её появления была настолько никчемной и ненужной, что очень часто я спрашивал себя : Для чего я живу? Работа? Да, мне нравилось чем я занимался. Семья? Я очень хотел иметь детей, но у меня их не было. Теперь я понимаю, что смысл моей жизни был - в ожидании этой встречи. Я не хочу описывать её. Вернее, я просто не смогу описать её, чтоб вы действительно поняли, какая она. Потому, что каждая буква, каждая строчка моего письма пропитана любовью к ней и за каждую ресничку, упавшую с её печальных глаз, за каждую слезинку я готов был отдать все. Итак, это было 31 декабря. Я сразу понял, что пропал. Если бы она пришла одна, я бы не постеснялся своей третьей супруги и подошел бы к ней в первую минуту нашей встречи. Но она была не одна. Рядом с ней был мой лучший друг. Знакомы они были всего пару недель, но из его уст я слышал о ней очень много интересного. И вот, теперь, я увидел её. Когда пробили куранты, и были произнесены тосты я подошел к окну. От моего дыхания окно запотело и я написал: "ЛЮБЛЮ". Отошел подальше и надпись на глазах исчезла. Потом было опять застолье, тосты. К окну я вернулся через час. Я подышал на него и увидел надпись "ТВОЯ". У меня подкосились ноги, на несколько секунд остановилось дыхание... Любовь приходит только раз. И это человек понимает сразу. Все, что было в моей жизни до это дня - была мишура, сон, бред. Очень много слов есть этому явлению. Но жизнь моя началась именно в тот новогодний вечер, потому что я понял, я увидел в её глазах, что этот день - тоже первый день в её жизни. Второго января мы переехали в гостиницу, и планировали купить свой маленький уголок. У нас вошло в привычку писать друг другу на окнах записки. Я писал ей "Ты - мой сон". Она отвечала "Только не просыпайся!" Самые сокровенные желания мы оставляли на окнах в гостинице, в машине, у друзей дома. Мы были вместе ровно два месяца. Потом меня не стало.

    Сейчас я прихожу к ней только когда она спит. Я сажусь к ней на кровать, я вдыхаю её запах. Я не могу плакать. Я не умею. Но я чувствую боль. Не физическую, а душевную. Все эти восемь лет она встречает Новый год одна. Она садится у окна, наливает в бокал шампанского и плачет. Еще я знаю, что она продолжает писать мне записки на окнах. Каждый день. Но я не могу их прочитать, потому что от моего дыхания окно не запотеет.

    Прошлый новый год был необычным. Не хочу рассказывать вам секреты потусторонней жизни, но я заслужил одно желание. Я мечтал прочитать её последнюю надпись на стекле. И когда она заснула, я долго сидел у её кровати, я гладил её волосы, я целовал её руки... А потом подошел к окну. Я знал, что у меня получится, я знал, что смогу увидеть её послание - и я увидел. Она оставила для меня одно слово "ОТПУСТИ"

    Этот Новый год будет последний, который она проведет в одиночестве. Я получил разрешение на свое последнее желание, в обмен на то, что я больше никогда не смогу к ней прийти и больше никогда её не увижу. В этот новогодний вечер, когда часы пробьют полночь, когда вокруг все будут веселиться и поздравлять друг друга, когда вся вселенная замрет в ожидании первого дыхания, первой секунды нового года, она нальет себе в бокал шампанского, пойдет к окну и увидит надпись "ОТПУСКАЮ".


    Написано Вячеславом Румянцевым. 22.10.2007г.
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  2. #12
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Монеты

    Весеннее солнце и свежий воздух утомили мои ноги, и я присел на лавочку.
    Слегка щурясь на солнце, закурил.
    Из сладкой весенней истомы меня вывел шорох за лавочкой. Я обернулся, и увидел малыша лет шести, который пристально всматривался под лавочку. Пацан неспешно обошел лавочку, все так же продолжая что-то под ней искать.
    После рождения моего сына, я стал совсем по-другому, относится к детям.
    Рассматриваю малыша.
    Одежда до ужаса бедная, но вроде чистая. На носу грязное пятно. Взгляд, его взгляд меня поразил. Было в нем что-то слишком взрослое, самостоятельное. Думал, что показалось, не может в шесть лет быть такого взгляда. Но малыш смотрел под лавочку именно так.
    Я достал жвачку и положил подушечку в рот. Малыш на мгновение перевел взгляд на мои руки, и тут же опустил глаза на землю.
    - Дядя подними ноги, пожалуйста,- глядя на меня сказал пацан.
    Я больше от удивления, чем осознанно поднял ноги над землей. Малыш присел, и внимательно посмотрел на землю под моими ногами.
    - И тут нету, - пацан вздохнул
    - Жвачку будишь?- спросил я, глядя на этого маленького мужичка.
    - А у тебя какая, я люблю фруктовые,- ответил он
    - У меня мятная,- я достал жвачку и на ладони протянул ему.
    Он, немного помедлив, взял подушечку и сунул в рот.
    Я улыбнулся увидев его руки, обычные руки маленького пацана, грязные до ужаса.
    Мы смотрели друг на друга и жевали жвачку.
    - Хорошо сегодня, тепло,- сказал я
    - Снега нет, это очень хорошо,- задумчиво сказал он.
    - А чем тебе снег мешал?
    - Вот ты даешь, под снегом же ни чего не видно,- заметил мальчуган.
    Малыш, засунул руки в карманы, посмотрел на меня и сказал:
    - Пойду я, скоро темнеть уже начнет, а я почти ни чего не нашел, спасибо за жвачку, -он развернулся и глядя в землю пошел по алее.
    Я не могу сказать точно, что же именно заставило меня окликнуть его, наверное какое то взрослое уважение, к рассудительному пацану.
    - А что ищешь ты?- спросил я
    Малыш остановился, чуть помыслив, спросил:
    - Ни кому не скажешь?
    - Хм, нет ни кому, а что это тайна?- я удивленно поднял брови.
    - Это мой секрет,- сказал пацан
    - Ладно уговорил, честное слово не скажу,- улыбнувшись сказал я
    - Я ищу монетки, тут на алее их иногда можно много найти, если знаешь где искать. Их много под лавочками, я в прошлом году очень много тут нашел.
    - Монетки?- переспросил я.
    - Да, монетки.
    - И что прошлым летом, ты их то же тут искал?
    - Да искал,- лицо малыша стало очень серьезным.
    - А сегодня много нашел,- ради любопытства спросил я
    - Щас, сказал он, и полез в карман брюк.
    Маленькая рука, достала из кармана клочок бумаги. Малыш присел на корточки, развернул газету и положил на асфальт. В газете блестело несколько монет. Насупившись, малыш брал монетки с газеты и складывал в свою маленькую, грязную ручку. При этом его губы шевелились, видно он очень усердно подсчитывал свои находки. Прошло несколько минут, я улыбаясь смотрел на него.
    - Сорок восемь копеек,- сказал он, высыпал монеты в газету, завернул их и сунул в карман брюк.
    - Ого, так ты богач,- еще больше улыбаясь, сказал я.
    - Неа, мало, пока мало, но за лето я тут много найду.
    Я вспомнил своего сына, и себя, а кто не собирает на конфеты или игрушки деньги в детстве?
    - На конфеты собираешь?
    Малыш насупившись молчал.
    - А, наверное на пистолет?- переспросил я
    Малыш еще больше насупился, и продолжал молчать.
    Я понял, что своим вопросом я перешел какую-то дозволенную черту, я понял, что затронул что-то очень важное, а может быть и личное в душе этого маленького мужчины.
    - Ладно, не злись, удачи тебе и побольше монет, завтра будешь тут?- сказал я и закурил.
    Малыш, как- то очень грустно посмотрел на меня и тихо сказал:
    - Буду, я тут каждый день, если конечно дождь не пойдет.
    Вот так и началось мое знакомство, а в последствии и дружба с Илюшей (он сам так себя называл). Каждый день, я приходил на алею, и садился на лавочку. Илья приходил, почти всегда в одно и то же время, я спрашивал его, как улов? Он приседал на корточки, разворачивал газету и с большим усердием пересчитывал свои монетки. Ни разу там не было больше рубля.
    Через пару дней нашего знакомства я предложил ему:
    - Илюша, у меня тут завалялось пару монеток, может возьмешь их в свою коллекцию?
    Малыш на долго задумался, и сказал:
    - Неа, так просто нельзя, мне мама говорил, что за деньги всегда надо что-то давать, сколько у тебя монеток?
    Я пересчитал на ладони медяки.
    - Ровно 45 копеек, - с улыбкой сказал я.
    - Я щас, - и малый скрылся в ближайших кустах.
    Через пару минут он вернулся.
    - На, это я тебе за монетки даю,- сказал пацан и протянул ко мне ладошку.
    На детской ладошке, лежал огрызок красного карандаша, фантик от конфеты и кусок зеленого стекла от бутылки.
    Так мы совершили нашу первую сделку.
    Каждый день я приносил ему мелочь, а уходил с полными карманами его сокровищ, в виде, крышек от пива, скрепок, поломанных зажигалок, карандашей, маленьких машинок и солдатиков. Вчера я вообще ушел сказочно «богат», за 50 копеек мелочью, я получил пластмассового солдатика без руки. Я пытался отказаться от такого несправедливого обмена, но малыш был крепок в своём решении как железобетон.
    Но в один день малыш отказался от сделки, как я его не уговаривал, он был непреклонен.
    И на следующий день отказался.
    Несколько дней я пытался понять почему, почему он больше не хочет брать у меня монетки? Вскоре я понял, он продал мне все свое не хитрое богатство, и ему нечего было дам мне взамен за мои монеты.
    Я пошел на хитрость. Я приходил чуть раньше и тихонько кидал под лавочки по несколько монет. Мальчуган приходил на алею, и находил мои монеты. Собирал их, садился у моих ног на корточки, и с серьезным видом пересчитывал их.
    Я к нему привык, я полюбил этого мужичка. Я влюбился в его рассудительность, самостоятельность и в настойчивость в поисках монеток. Но с каждым днем, меня все больше и больше мучил вопрос, для чего он второй год собирает монетки?
    Ответа на этот вопрос у меня не было.
    Почти каждый день я приносил ему конфеты и жвачки. Илюша с радостью их лопал.
    И еще, я заметил, что он очень редко улыбался.

    Ровно неделю назад, малыш не пришел на алею, не пришел и на следующий день, и всю неделю не приходил. Ни когда не думал, что буду так переживать и ждать его.

    Вчера я пришел на ту самую алею, в надежде увидеть Илюшу.
    Я увидел его, сердце чуть не вылетело из груди. Он сидел на лавочке и смотрел на асфальт.
    - Здаров Илюша, - сказал я улыбаясь во все зубы,- ты чего это не приходил, дождя не было, поди монеток под лавочками лежит видимо не видимо, а ты филонишь.
    - Я не успел, мне монетки больше не нужны,- очень тихо сказал он.
    Я присел на лавочку возле него.
    - Ты чего это, брат, грустишь, что значит не успел, что значит не нужны, ты это брось, давай выкладывай что там у тебя, я вот тебе принес,- и протянул ему ладонь с монетками.
    Малыш посмотрел на руку и тихо сказал:
    - Мне не нужны больше монетки.
    Я ни когда не мог подумать, что ребенок в шесть лет, может говорить с такой горечью и с такой безнадежностью в голосе.
    - Илюша, да что случилось? - спросил я, и обнял его за плечи,- зачем тебе вообще нужны были эти монетки?
    - Для папки, я собирал монетки для папки, - из глаз малыша потекли слезы, детские слезы.
    Во рту у меня все пересохло, я сидел и не мог вымолвить ни слова.
    - А зачем они папке?- мой голос предательски сорвался.
    Малыш сидел с опушенной головой и я видел как на коленки падали слезы.
    - Тетя Вера говорит, что наш папка много пьет водки, а мама, сказала что папку можно вылечить, он болен, но это стоит очень дорого, надо очень много денег, вот я и собирал для него. У меня уже было очень много монеток, но я не успел,- слезы потекли по его щекам ручьем.
    Я обнял его и прижал к себе.
    Илья заревел в голос.
    Я прижимал его к себе, гладил голову и даже не знал что сказать.
    - Папки больше нет, он умер, он очень хороший, он самый лучший папка в мире, а я не успел,- малыш рыдал.
    Такого шока я не испытывал еще ни когда в жизни, у самого слезы потекли из глаз.
    Малыш резко вырвался, посмотрел на меня заплаканными глазами и сказал:
    - Спасибо тебе за монетки, ты мой друг,- развернулся, и вытирая на бегу слезы побежал по алее.
    Я смотрел ему в след, плакал и смотрел в след этому маленькому мужчине, которому жизнь подсунула такое испытание в самом начале его пути и понимал, что не смогу ему помочь ни когда.
    Больше я его на алее не видел. Каждый день в течении месяца я приходил на наше место, но его не было.
    Сейчас я прихожу на много реже, но больше ни разу я его не видел, настоящего мужчину Илюшу, шести лет от роду.
    До сих пор, я бросаю монеты под лавочку, ведь я его друг, пусть знает, что я рядом.

    © Redd
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  3. #13
    Местный Аватар для бунтарка
    Регистрация
    07.03.2008
    Адрес
    киров
    Сообщений
    158
    Вес репутации
    12

    По умолчанию

    блин, все истории такие, аж задевает заживое........
    мстят только слабые, сильные умеют прощать...

  4. #14
    Местный Аватар для Блондинка Ксю
    Регистрация
    05.03.2008
    Сообщений
    222
    Вес репутации
    13

    По умолчанию

    Я тоже когда читала мурашками покрылась .....
    Если бы тебе все время было бы все хорошо, тошнить бы начало.

  5. #15
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Письмецо в конверте
    А напишу-ка я о конце восьмидесятых, уж больно осень в восемьдесят восьмом была теплой, теплой и солнечной. И воздух был особенный. Сидеть бы мне сейчас да писать о любви, придумать сказку какую-нибудь, а может и просто стишок сочинить. Так нет, опять кто-то не прав или же я опять не в такт. И опять спать не могу и опять мне писать, выстукивая по клавишам. Характер такой наверное. Как еще клавиатура меня терпит, не знаю, я бы на ее месте давно уже сломался да в запой ушел. На чем же я остановился? Ах да, на воздухе. Да, воздух был в самом деле особенный. Строили мы по-прежнему коммунизм, я не строил - меня в том году только в пионеры приняли, а коммунизм, он сам по себе строился да крепчал, да воздух был уже не тот. Веяло уже чем то новым, а новое это, будоражило людей, заигрывало с ними да надежду подавало. Правда чем надежды эти обернуться оно не рассказывало. Это позже мы узнаем, что не так вкусна кока-кола как компот бабушкин, да и Шварценеггер не особо тягаться с нашими самбистами собирается, а мороженое импортное, красочное да невиданное, не такое как наш пломбир, за двадцать еще копеек, а гораздо хуже. Но тогда нам еще и сравнивать то не с чем было. Но нашептывали нам уже о том, что рядом это все, удивительное, доселе невиданное. И мы верили, воспитаны мы так, чтобы верить, верить да надеяться. Да и не о переменах писать я решил, не о том что было и не о том что будет, напишу ка что-нибудь лёгенькое, обыденно-прозаичное, о проблемах вечных да о семьях обычных. Их тогда побольше было, чем сегодня, сегодня что ни семья - так диво дивное. Одни имена чего стоят, уже одного Хосе Петровича знаю да двоих Луис-Альберто Михайловичей, а в Украине говорят вообще Гарри Поттер появился. Что ни напиши - люди все равно оригинальней окажутся. Да и не о семьях писать я буду, одну затрону да и ладно. Нормальную, скучную даже может, ни измен тебе супружеских ни детей внебрачных, живут себе да любят друг-друга и дальше так жить будут. Честно, не шучу. Экстрима и сплетен здесь не будет, не ждите, но если заставил я вас до строк этих дочитать, то не обессудьте, закрыть книгу да в сторону отложить еще не поздно, тем более столько в интернете скандалов да порнухи, да и креативов хороших и интересных хватает, так что скучать не придётся. Там то хоть запятых нет, неправильно расставленных, да хоть экшн какой-никакой. Ну а уж если и дальше читаете, то потом не ропщите, история то в самом деле обычная, спорами на форуме о детях, навеянная.

    - Здравствуй, милый, - Людмила услышала звук открывающейся двери и поспешила мужу навстречу.
    - Приветик, - по привычке шёпотом, ответил ей Володька, - спит уже?
    - Да какой там спит, притворяется, ты же знаешь, без тебя редко засыпает, - шёпотом ответила жена и добавила, - сейчас вид будет делать, что в туалет проснулась сходить.
    Дверь детской медленно открылась и на пороге появилась их дочка, девочка лет шести. В пижамке байковой, глаза чересчур усердно протирающая, будто не понимает еще ничего.
    - А кто это тут у нас еще не спит? - Володя к дочери наклонился и руки ей протянул.
    - Папочка, - девчушка в миг оказалась на руках отца, - папочка, ну почему ты опять так поздно? Ведь ты же обещал.
    - Работа, работа, доченька, - лицо Володькино засветилось, несмотря на усталость.
    - Тебя директор не отпускает?
    - Да, ну а ты почему не спишь? Ты же тоже обещала, - хотя и знает он ответ, да интересно ему просто, схитрит на этот раз дочурка его или правду скажет. А она обняла ручонками за шею его, личиком в плечо уткнулась, как котёнок играющийся.
    - Эх ты, хулиганка, - Володя поставил ее на пол, - беги спатки, завтра в садик проспишь.
    - А ты меня повезёшь?
    - Ну конечно, ты же папина дочка.
    - А в зоопарк на выходных?
    - Пойдём, обязательно, беги спать, - посмотрев в след дочери, он прошёл на кухню.

    - Не обещал бы ты ей заранее, уже в прошлые выходные не смог, - заметила жена, - расстраивается она очень.
    - Да надо вырваться, - вздохнул Володя, - у меня новостей вагон. Разогреешь еду - садись, рассказывать буду, а я пока руки помою.

    А потом они ужинали, а он рассказывал, что преобразуется теперь их кооператив, где он инженером работает, в общество с ограниченной ответственностью. И директоров теперь трое будет, и Семён Исаакович теперь не директор больше, а генеральный директор, и одним из троих директоров его назначили. Пусть неплохо он зарабатывал уже и на должности инженера, но сейчас еще большие возможности открываются. Хотя и работы с ответственностью тоже побольше будет.
    - Да куда же еще больше то? - приятно это его жене, но и мужа жалко, вертится целыми днями как белка в колесе.
    - Надо работать, Люда, надо. Мы же не для себя вертимся, вон Жанка подрастает. А мне для нее весь мир хочется к ногам бросить, сердце болит когда дорогую игрушку вижу и понимаю, что купить не могу.
    - Ну в этом то она, слава Богу, не капризная. Хорошая девчонка растёт, ты бы видел как она уже читать научилась, - Люда посмотрела на мужа с умилением, понимала как ей повезло, что он дочь так любит, что ее, несмотря на десять лет брака, до сих пор на руках носить готов. У подружек не так, хотя какие там подружки, чересчур у них "не так" в семьях, чтобы они до сих пор подружками оставались.
    - Тебе когда вставать то?
    - Рано, Люда, мне прямо Жанку жалко, но пообещал, придётся к семи ее в садик уже вести.

    И завертелась жизнь своим чередом, она и раньше то не скучная была, а теперь так и вообще весёлая стала. Работы - непочатый край. Развивалась страна потихоньку, от социализма еще не отвернулась, а капитализму застенчиво уже так глазки строить начала. Да только чтоб глазки эти строить много работать приходилось. Потом начнут кричать люди, выясняя откуда же деньги у других людей взялись, чужой работы то не видно, а в то время, деньги то были, да небольшие и незаметные еще. И тратить их люди еще не научились, да и времени тратить то не было. Володьку того спросить - зачем работает, придумает на ходу что-нибудь, а сам понимает, что в общем то из-за дочки все, да и характер такой. Свою фирму бы ему открывать, да видать рано еще было, всему свой срок на Земле. Молодой был, да и в сознании его не умещалось это в те годы. Да и не только у него, а и у многих тогда еще.

    Курилка была полна, сотрудники вышли покурить да языки почесать. Чем же еще в курилке заниматься. Уборщица Степановна и та тут как тут, вид делает, что пыль протирает, но на нее не сердятся, за свою принимают и знают о ее слабости, все ей знать надо. Да и не проболтается она никогда никому. Старая школа, еще сталинская.

    - Ну вы как хотите, а странный мне этот Володька наш, - вечно потеющий от избытка веса главбух Кузьмич прикуривал сигарету.
    - Ну зато специалист хороший, - возразил ему инженер.
    - Странный, странный, - подтвердила Люська, секретарша генерального.
    - Не, ну я ему как мужику говорю, пойдем в субботу, в баньке посидим, пивка попьём, - не унимался Кузьмич, - а он заладил "Семья, дом, семья, дом". Как нерусский какой. Пить - не пьёт, курить - не курит. Я ему объяснять было начал, что деньги домой носишь, детенка состругал, чего еще надо? Ну что семья? Надо и мужиком то побыть - смотрит он на меня глазищами по пять копеек. Ну как с инопланетянином разговариваю, честное слово.
    Мужчины согласно закивали, работы то много, это всем понятно. Но иногда можно и вырываться в мужской компании. А этот странный какой-то.
    - Вот это точно, сынок, - уборщица встряла в разговор, - насчёт глазищ его я молчала, а тут люди то все свои. Бешеный он какой-то.
    - Ой, да ладно тебе, Степановна, чего это он бешеный? Чудной парень немного, ну да ладно. Бешеным то я его еще не видел, - опять вступился инженер, - да и понимать надо, мы тут с восьми до пяти, а у них то работы побольше.
    - Ой не можу больше на сэрци дэржаты, - Степановна когда волновалась всегда на суржик переходила, - вы ж ничого не знаетэ.
    Компания заинтересовано посмотрела на нее. Степановна партизанка еще та, от нее дезинформации не услышишь.
    - Два месяца назад, - продолжила она, - вы ж у баню пишлы. А я вбырала та Володька отой ваш та гиниральный на работе булы. Хлопцы какие-то приехали и к гиниральному в кабинет. Спортивные такие ребята, на машине заграничной. Один - высоченькый, хомякуватый такый и грузин з ным, или чечен - я в них не розбыраюсь. Исаакович наш як раз шо-то с Володькой обсуждал, я ж там в кабинете у гинирального убираю в уголку.
    Компания закивала, мол не тяни, все знали талант Степановны делать вид, что занята уборкой в нужном месте в нужное время и ее талант незаметной при этом оставаться.
    - Ну Володька встал когда они зайшлы, он же в нас под культурного всегда.
    - Ну тут, Степановна, извиняй, касательно вежливости - у Володьки поучиться можно.
    - Видела я его оту "вежливость", от як раз тогда и видела, - Степановна сделала жест рукой, чтобы не перебивали, - хлопцы начали шо-то гиниральному про деньги и безопасность рассказывать, ну оно ж и понятно вреня сейчас такое, на Володьку внимания не обращают. Он же худый, против них как студент. Исаакыч, гляжу спугался, а Володька наш смотрю красный стойить та говорыть им: "Ребята, у нас совищание - подождить за дверью!" Ну тут конешно они не выдержали, тот што побольше сказал што-то, шо - не помню, и на Володьку как пойдёт. Мама дорогая, шо тут началось! Я ж даже крестится забула, - Степановна сложила руки на груди.
    - Не тяни, Степановна, не тяни!
    - Он же как бес какой-то.
    - Кто, "хомякуватый"?!
    - Володька ваш, ирод! Глазищи бешеные, лицо красное, два раза вдарыв и хлопец без сознания. Кавказец - той побёг из кабинета, так эта сатанюка - за ним! А я смотрю - сижу я в корзине для бумаг, как я в нее уселась и не помню даже. Ну я на карачках бегом к дверям - смотрю догнав того кавказца, с ног сбил та лупит його ногамы. А тот голову закрыл руками, та кричит толька: "Ашибка, брат! Ашибка, мамой клянусь!" Потом Володька вспокоился немножко та назад в кабинет, мимо меня проходить, а глазющи как у сатанюки. От тогда я перекрестилась.
    Собравшиеся переглянулись между собой.
    - Боже мой, с маньяком под одной крышей работаем, - Люська сделала испуганные глаза, - это же надо так, вместо того чтобы культурно в милицию позвонить.
    - Да ладно, что ты там знаешь, - отмахнулся Кузьмич, - Сейчас не те времена уже. А как это он так?
    - Да боксом он занимался, - вставил инженер, - сам мне когда-то обмолвился, я еще не поверил.
    - Вот там ему последние мозги и отбили, - утвердительно кивнул головой главбух.
    - Ну насчет мозгов не надо, - толстая бухгалтерша, решила восстановить справедливость, - Мозги у него на месте, вспомните сколько проектов он в фирму то притянул.
    - Так то ж касательно работы, - отмахнулся главбух, - а касательно жизни - под каблуком у жены сидит, да еще и псих, как выяснилось.
    - А жена его, тоже дура еще та, - секретарша поправляла тушь на ресницах, - мы с моим встретили их в парке.
    - Это с Гришкой что ли? - уточнил главбух.
    - Да с каким Гришкой, вспомнил тоже, у меня другой уже, - уточнила секретарша. Главбух хотел съязвить по этому поводу, но уж очень было интересно почему жена Володьки дура.
    - Идут значит, спорят о чем-то, я то думала проблема какая-то, специально со своим подошла, познакомились. Так они оказывается книжку прочитали, Булдакова какого-то или Булдахова.
    - Булгакова может? - уточнил инженер.
    - Мудакова! - огрызнулась секретарша, - все они, Мудаковы. И книжку обсуждают! Ну нормальные они вообще? - Люська окинула взглядом присутствующих, - я еле сдержалась, сказать хотела: "Телевизор купите себе, серость!" Ну я еще минут пять с ней поговорила - темень полнейшая, ни про Шанель не знает, ни про Диора, экономисткой где-то в ЦНТИ работает.

    К курилке приблизился Артем, он был одним из новых директоров. Рубаха-парень, очень компанейский и не скрывающий своих любовных похождений, он тем не менее был лучшим другом Володи. При нем обсуждать Володьку было чревато. Собравшиеся покачали головами и быстро сменили тему разговора.

    Артем с Володей стояли на улице, Артем вышел покурить, Володька же, как некурящий, просто с другом поговорить.
    - Времени никакого не остаётся.
    - Это уж точно, не в баньке попарится, не на шашлычки съездить...
    - Да какие там шашлычки, я вон с дочуркой все никак позаниматься не могу. Хорошо еще жена меня поддерживает, понимает что работы много, - посетовал Володька, - А твой малой как? Твоему же как и моей, уже семь скоро?
    - Нормально, жена занимается, - Артем затянулся, - ты конечно, Володь, извини, но не надо так парится. Ты мужик - своё дело сделал - дальше бабы пусть разгребают.
    - Нет, - Володя покачал головой, - не могу так. Она как прибежит ко мне, ручонками своими обнимет - умер бы от счастья. Все жалуется, что меня дома не бывает, а что я ей объясню? Ребёнку разве расскажешь что работы много.
    - Ой, забалуешь ты ее...
    - Да когда баловать, ухожу - еще спит, прихожу - из постельки выпрыгнет, прибежит ко мне и опять спать. А мне и с ней пообщаться хочется и работать надо, для нее же.
    - Ты для себя работал бы лучше. Хоть немного, - Артем хитро прищурился.
    - Эх, Артемка, не понять тебе. Она для меня и есть все. Вчера представляешь до чего дошло, спрашивала меня весь вечер: "А ты директор?" - я ей объясняю, что да. А она меня про других наших директоров, да про то, почему если мы директора, то кто-то еще нами командует и домой не отпускает. Я ей про генерального, да почему он генеральный и что это значит. А у самого на душе так неприятно, детство прямо какое-то, хочется мне для нее самым-самым казаться.
    - Да у тебя с ней, прям как с моей Ларкой новой, - засмеялся Артем, - так я ей про генерального и не рассказываю, директор мол и все тут.
    - Ну давай еще любовниц своих сюда приплетёшь!
    - Да ладно, не кипятись. Хотя Исаакыч, тоже хорош, гонит нас в хвост и в гриву. Вон завтра суббота, а нам опять с бумагами копаться, да совещание назначил. А в воскресенье нам с тобой уже в Тобольск лететь.
    - Опять зоопарк накрылся...

    Володя проснулся в семь утра, тихо, стараясь не разбудить жену, пошёл готовить себе завтрак. Вода для кофе уже начала закипать, когда дверь приоткрылась и дочурка заглянула на кухню.
    - Солнышко моё, ты чего не спишь? Суббота же.
    Жанна в своей пижамке прошла и села за стол, Володька потрепал ее золотистые волосики.
    - Ты на работу?
    Он пожал в ответ плечами и виновато улыбнулся.
    - А ты мне можешь кое-что пообещать? Нет, оно не такое сложное как зоопарк. Можешь?
    - Я постараюсь, - он боялся сказать лишнее слово.
    - Отдай это вашему генеральному директору, - она протянула отцу запечатанный конверт, - только поклянись, что отдашь и заглядывать внутрь не будешь.
    - Клянусь, - он улыбнулся.
    - Нет, ты сильно-сильно поклянись.
    Он хотел ее переспросить: "Неужели я тебя когда-нибудь обманывал", но осекся и просто сказал:
    - Очень, очень тебе клянусь.

    Через час он приехал домой, Жанна оделась очень быстро, а день был как раз прекрасный. И для того чтобы в зоопарк сходить, и для того, чтобы молочный коктейль в "Буратино" тянуть через трубочку. А потом долго-долго бродить по городу, отвечая на тысячи детских "почему", смотреть как опадает листва и как рабочие спешат украсить город к приближающемуся празднику 7 ноября. А еще понимать и гнать от себя эту мысль, как же крепко она держит его ручонкой за палец и отпустить боится. Неизвестно, открыл ли он конверт, перед тем как показать письмо Семёну Исааковичу, или так и отдал запечатанным. Да и не важно это, наверное важнее, что тот день так запомнился ему и его дочери. И важно то, что потом он всегда находил для нее время, как удавалось - тоже неизвестно, но выкраивал. А еще важно, что генеральный почему-то решил сам отвезти его в аэропорт в воскресенье. И уже там, в аэропорту перед вылетом, отдал ему назад это письмо.
    - В самолёте почитаешь, - добавил он, - и ты знаешь, она в чем-то права...
    А уже в самолёте Володька читал старательно выведенные печатные буквы:
    "Мне очень сильно нужен папа. Даже больше чем новая кукла и больше чем новый велосипед. Пожалуйста очень-очень вас прошу, отпустите его домой. Дочка Жанна."

    Ну вот и дочитали мы до конца, хотя предупреждал же, что интриги не будет, да и не про семью писал, а как и обещал слегка затронул только. Да и год то восемьдесят восьмой для этой повести совсем неважен. Просто больно уж хорошая осень выдалась тогда, красивая и не дождливая. Да воздух был особенный тогда, обманчивый наверное, но людям запомнился. Многое с тех пор изменилось, даже и вспоминать то все страшно, но как ни странно многое осталось прежним.

    © IKTORN
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  6. #16
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Счастье. Тебе.

    Забудь все, что ты знал о жизни и просто раскрой глаза
    к/ф «Ванильное небо»


    Слегка торопливые, но ровные удары капель о стекло. Они так отчетливо слышны, когда ты сидишь в тишине своей квартиры. Тогда они и только они — главные актеры твоего личного спектакля, твоей личной драмы. Их стук бьет по мембранам твоих мыслей и тревожит душу возможностью иного. Они, эти же капли, звучат совсем по-другому, когда разбиваются о ветровое стекло твоего автомобиля, несущегося по загородному шоссе в темноту ночи, сминая шинами мокрый асфальт того, что было и от чего тебе так хочется убежать. И все же... Это тот же дождь, это тот же ты.
    - Марина... - он снова замолчал, еще сильнее сдавив обод рулевого колеса.
    - Что? - в ее голосе не было слышно ничего. Отрешенность, пустота. Так бывает, когда решение уже принято и человек не искушает себя возможностью его пересмотреть.
    - Ты понимаешь, что это будет означать... Ну... В общем, это конец.
    - Андрей, это то, к чему мы пришли с тобой. Дальше — только боль. Давай не будем дарить друг другу боль и просто поступим так, как должны поступать взрослые люди?
    Дождь бил по стеклу, совсем не обижаясь на дворники, что пытались его сбросить. Дорога петляла и вилась быстрой и опасной змеей, готовой вонзить клыки в несущуюся по ней машину.
    - Марина... - снова молчание. Она терпеть не могла, когда он делал так. Начинал говорить и тут же замолкал.
    - Что?! - уже раздраженно откликнулась она.
    - Марина, держись!!!
    Ночь закричала тормозами и ударила в глаза яркой вспышкой боли. Обломки машины, обрывки жизни, горячая, красная кровь.
    Почему останавливается время? Почему оно может ускоряться? Разве не должно оно просто идти...
    Марина... Как же так...
    Ее закрытые глаза не реагировали на растерянный шепот Андрея. Как душа ее не реагировала на старания врачей, что пытались вытянуть ее оттуда, куда ее забросило аварией.
    ***
    Марина потянулась и улыбнулась, открывая глаза. Она опять забыла задернуть шторы и утреннее солнце вовсю хозяйничало в комнате, отражаясь в зеркалах и стеклах.
    - Андрей? - негромко позвала она.
    Ей никто не ответил, но она не удивилась и не расстроилась. Андрей уже час как был на работе.
    Умывшись, она вышла на кухню.
    - Андрюшка... - улыбка снова появилась на ее лице.
    «Маришка, я убежал на работу, завтрак в микроволновке, кофе свари сама, ок? Люблю тебя. Я.»
    Записка была прилеплена к стенке холодильника магнитом в виде крабика. Это был их «любимый крабик», которого они привезли прошлым летом с отдыха на Бали.
    Солнце снова поцеловало ее, как только она вышла из подъезда. Игривое весенне солнце, оно нахально брызнуло ей в глаза своими лучиками прямо из зеркала заднего вида ее машины.
    Сигнал смс-ки она услышала сразу, как только выехала со двора.
    «Марин, давай не в Пассаже встретимся, а на Подоле, где в прошлый раз? Я не успеваю — моего мастера еще нет, а кому другому ногти доверять не хочу».
    Это была шебутная и непутевая Ленка, вечно она опаздывает, Марина слегка нахмурилась и включила левый поворотник, а не правый, как собиралась в начале.

    ***
    Почему-то весной солнце не разливается вокруг ровным потоком, как в жарком августе. Оно обязательно прыгает повсюду быстрыми и ловкими зайчикам, отыскивая любую поверхность, от которой может отразиться.
    Марина улыбнулась и открыла глаза.
    Снова солнце, но уже на кухне. Чуть щурясь, она прочитала записку от Андрея.
    «Маришкин, я тебя люблю. На завтрак тебе тортик, я утром сбегал купил.»
    И вправду, тортик стоял в холодильнике, уже нарезанный и заботливо прикрытый салфеткой.
    Андрюшка... - Марина улыбнулась.
    Пронзительно-яркое, голубое весеннее небо совершенно не хотело прятать в себе солнце. И оно пропитывало радость лица людей, что спешили по своим делам. Даже мордочка ее машины, всегда такая слегка обиженная, сегодня улыбалась весело и лукаво.
    «Динь-динь» - звякнул ее мобильный.
    «Мариночка, давай в Пассаже, а? Я не успеваю доехать. Ленчик»
    Дал же Бог лучшую подругу! Марина покачала головой и начала перестраиваться в правый ряд.

    ***
    Теплый, горячий, оранжевый свет заиграл на ее веках и она, улыбнувшись, открыла их.
    - Андрей?
    Впрочем, на ответ она не рассчитывала, Андрей уже час как был уже в офисе.
    «Маринко-корзинко! Загляни в сковородку, там вкусное. Люблю тебя. Я.»
    Она бережно сложила записку и положила ее к остальным.
    Почему-то весной все звуки становятся ярче, запахи острее, а солнце нахальнее. Марина шла к машине и невольно щурилась от брызгавшего отовсюду солнца.
    И... Уже взявшись за ручку дверцы автомобиля она вдруг остановилась. Солнце... Так много солнца... Почему оно кажется ей таким одинаковым?
    Она села внутрь, но дверь не закрыла и заводить двигатель не стала.
    «Динь-дилинь». Пришла смс-ка.
    Марина достала телефон из сумочки.
    «Солнце, застряла в пробке на мосту Патона, буду на полчаса позже, там же. Леночка»
    Марина снова нахмурилась. Что-то было не так. Но вот что?
    ***
    Слегка торопливые, но ровные удары капель о стекло. Они сливаются в ровный шум, вплетающийся в рев двигателя, когда ты несешься по ночной загородной дороге. И они же слышны так отчетливо и ярко, когда ты сидишь дома, в ночной тиши. Каждый их удар по стеклу задевает струны твое души и тревожит ее невозможностью изменить то, что уже произошло и еще больше тревожит возможностью того, что может быть.
    Андрей скользнул взглядом по книжной полке. Институт Монро, работы Дофе, монографии Центра Анны Вайз. Сколько лет прошло с тех пор, как он впервые прочитал о том, что таилось в них. Кто мог знать, что знания о бинауральных ритмах помогут ему. Помогут дать счастье. Счастье, как понимал его он.
    У дальней стены, заботливо прикрытая ширмой стояла койка, к которой прилепились системы жизнеобеспечения.
    Опутанная трубками, бледная... Там лежала Марина, ее глаза под плотно закрытыми веками беспокойно двигались. Что-то снилось ей.
    Андрей знал что...

    Почему останавливается время? Почему оно может ускоряться? Разве не должно оно просто идти...

    © Ammok
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  7. #17
    Местный Аватар для бунтарка
    Регистрация
    07.03.2008
    Адрес
    киров
    Сообщений
    158
    Вес репутации
    12

    По умолчанию

    я постоянно читаю истории которые здесь выкладываются, очень сильно задевают.
    serg.2 - спасибо тебе большое!!!
    мстят только слабые, сильные умеют прощать...

  8. #18
    Местный Аватар для Блондинка Ксю
    Регистрация
    05.03.2008
    Сообщений
    222
    Вес репутации
    13

    По умолчанию

    Я с монитора устаю читать. Копирую и распечатываю))
    Если бы тебе все время было бы все хорошо, тошнить бы начало.

  9. #19
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Я дождусь..

    Такое солнце, что хочется бежать к людям. Все время хочется бежать к людям, я и бегу. Прибегаю, ступорозно молчу, вяло улыбаюсь, потом мы выпиваем, я говорю много вещей, которых не помню, жалуюсь, шучу, прижимаюсь. А людское тепло не долетает, всё никак не долетает до меня. Все самые лучшие слова, сказанные мне, сгорают послойно в моей атмосфере. Где-то внутри, в полной тишине, кто-то маленький, темный и пушистый неостановимо плачет горючими слезами, дрожит и дичится и не ест из рук. Шестнадцать дней мою любовь носят черти, они носят его на сплетенных беспёрых крыльях так далеко от меня. Они, не я, баюкают его и поют ему песни нездешними голосами. И свой золотой сон я смотрю без него, глотаю это солнце без него, давлюсь, конечно, но глотаю, обжигая губы. Я боюсь заходить в его комнату, боюсь, что его отсутствие облепит меня со всех сторон и беззвучно задушит. Моя любовь, моя одиночная камера, пыточная камера обскура, проецирующая дни счастья на темную сторону меня. Где-то внутри, в мягких стенах, кто-то маленький, темный и пушистый разрывается в крике, как выдранная из земли мандрагора; Боже, ему так больно, что у меня трясутся руки.

    Шестнадцать ночей черти стелют тебе шелковые постели за горами, за лесами, за чужими городами, дуют в уши, шепчутся, ластятся, путают волосы. А мои ладони горят, мне так нужно сжимать ими твою голову, упиваясь насмерть тем, что ты живой, моргаешь, дышишь, просто дышишь рядом. Как жаль, что я не могу сказать этого по телефону, а просто тупо мычу: когда?.. И еще: приезжай скорее. Мой дар речи, дивный Божий дар мне изменяет. Ах как бы дождаться, как бы попасть в те края, где ждет нас наш берег зеленого моря. Когда мы туда попадем, то первые сто лет будем просто кататься колбаской, обнявшись, вжимая друг друга в мокрый песок, от радости встречи. Как смешно жить мою и твою жизнь бок о бок, предвкушая эту встречу и мучаясь несовпадениями. Как смешно, что десять лет подряд я так пристально и так непостижимо. И чем дальше ты от меня, тем отчетливей я тебя вижу: наскальная живопись на внутренних сводах черепа, освещенная горячечным факелом моей любви

    Почему-то в последние дни я могу есть только помидоры, только эти кровавые плоды. Наверное, мне не хватает крови, мои русла пересохли, мое дыхание горчит от сигарет. Лучший способ ожидания - это писать тебе бесконечные письма, которых ты не получишь. Шестнадцать раз твое солнце всходило на четыре часа раньше, чем мое, а мое садилось на четыре часа позже. Сто двадцать восемь часов темноты - время чертей, что носят тебя за пазухой, хохоча и раскачивая. Но я дождусь. Я всегда дожидаюсь.

    (с)hrivelote
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

  10. #20
    Супер-модератор Аватар для serg.2
    Регистрация
    19.02.2008
    Адрес
    МО Одинцово
    Сообщений
    3,439
    Вес репутации
    18

    По умолчанию

    Это было так давно.
    ***
    - Расскажи мне сказку...
    Она доверчиво уткнулась мне в ладонь и закрыла глаза.
    Я чуть вздрогнул от прикосновения коротко стриженных, еще колючих на кончиках, волос. Этот ежик – это все, что осталось от ее красивых, таких длинных волос, что светлой волной сбегали раньше по ее плечам.
    - Расскажи… Знаешь про что расскажи… - она улыбнулась, вспоминая свою любимую сказку, - расскажи про то как Великаны лес рубили… Или про цветочек и камушек.
    Она лежала с закрытыми глазами и улыбалась. И во всем этом, в этих закрытых глазах, в этой улыбке, было столько всего, чему не находилось слов для пояснения. Да и не нужно было, пояснение это. Это было – родом из детства.
    - Или знаешь… Может не надо сказку.
    Она открыла глаза. Приглушенный свет в комнате странно отражался в ее глазах и от того, вглядываясь в них, я как будто видел небо, с пробегающими по нему облаками.
    Синее небо с облаками боли, постепенно заполняющими его. Заполняющими все быстрей и быстрей. Как будто там, в ее небе, собиралась гроза. Там теперь часто шли грозы…
    - Не надо сказку. Просто обними меня. Мне больно.
    Я неловко склонился над ней и обнял. Как мог.
    За окном куда-то шло время. За окном кто-то где-то жил. Несколько десятков миллиметров стекла и жалюзей отделяли нас от совершенно другого мира.
    - Лешенька… Там во втором ящике, я знаю… Дай мне…
    - Нет. – твердо ответил я.
    - Прошу…
    - Там нет ничего. Ты вколола это себе ночью, когда я уезжал домой.
    - …
    Тихие всхлипывания… Почему-то их слышно гораздо лучше, чем даже самый громкий плач. Ее худенькое тельце дрожало у меня на руках. Она содрогалась всем телом, содрогалась в такт боли, которая играла в ней сейчас сумасшедшим джазз-бендом…
    - Позвони Мишке Ковалю… У него есть, я знаю.
    Я осторожно опустил ее голову на подушку.
    - Катюш… Ты помнишь наш уговор. Я здесь, я с тобой, но я не буду делать ничего для того, чтобы ты продолжила. И только на таких условиях я здесь. Без меня ты можешь звонить кому угодно. Если хочешь, я могу уйти…
    - Нет! Не надо! – она вцепилась мне в руку и крепко-крепко к ней прижалась.
    Жестокость, боль. Иногда они нужнее мягкости и ласки. Иногда они и есть истинная доброта. Иногда ли? Этот вопрос не ко мне. Этот вопрос к тем, кто сделал этот мир таким.
    Я тихонечко гладил ее по голове. Короткие волоски приминались под моей ладонью и тут же распрямлялись. Мне было щекотно, но я не смеялся.
    Катенька задышала ровнее.
    - Расскажи мне сказку… - она не улыбалась, и глаза ее были закрыты. – Расскажи мне сказку. Только не добрую. Расскажи мне сказку из тех, что обычно люди рассказывают друг другу. Пусть она неправда, как те, что ты рассказываешь мне. Мне сейчас не снести правды…Прошу.
    Я гладил ее по голове и молчал. Просто сидел, гладил по голове и слушал, как дыхание ее становится ровнее и глубже. Слушал как сон, самая лучшая сказка на свете, приходит к ней.
    ***
    Через пару дней я оставил ее у родителей. Мне нужно было уехать на месяц из города.
    Вернувшись, я узнал, что Катя снова пропала. Снова убежала к тем своим, «как бы друзьям».
    Искать ее снова я не стал. Ушел дальше своей жизнью.
    А вот недавно, случайно вдруг увидел ее.
    Светлая, беззаботная улыбка, пушистая челка над небесно-синими глазами.
    Почему-то родители отдают именно такие фотографии, когда заказывают надгробия для своих детей.
    Именно такие. Родом из детства…

    © Overload
    РЕАЛЬНОСТЬ - ЭТО ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, ПОРОЖДЁННАЯ НЕДОСТАТКОМ АЛКОГОЛЯ В КРОВИ.

    Не говорите мне что делать, и я не скажу вам куда идти.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •